Энергетика - год жизни без спроса

Год в кризисе держал энергетиков в высоком напряжении. Падение спроса и отсутствие дешевых денег существенно потрепали отрасль. Но государство пришло на помощь, подсобив кредитами и тарифами. Но эксперты упрекают власти, что те часто действуют по факту проявившихся проблем, а не предотвращают их появление

Москва. 23 сентября. IFX.RU - Кризис еще не закончился, но уже принес электроэнергетике России свои плоды. Часть из них оказалась горькой, часть - не то чтобы сладкой, но, по крайней мере, полезной. И, судя по мнению экспертов и участников отраслевого рынка, вторых может быть даже больше.

На фоне падения спроса, ликвидности, капитализации и прочих общеэкономических неприятностей энергетики обнаружили, что государство готово их поддерживать, а это оказалось в условиях кризиса главным секретом выживания.

Готовились к войне

Электроэнергетика в последние докризисные годы была моделью всей экономики в миниатюре. Роль кредитного "плеча", при помощи которого бурно развивались большинство отраслей в расчете на будущий рост, в энергетике сыграло "плечо спроса": многомиллиардные планы строились исходя из аксиомы стабильно положительной динамики потребления. Падение стоимости активов, заложенных в обеспечение кредитов, минувшей осенью моментально поставило в тупик агрессивных заемщиков; падение спроса на электроэнергию как обухом ударило по амбициозной программе развития энергетики. "Занять" у будущего спроса не вышло.

С самого начала экономического спада энергетики начали готовиться к худшему. В октябре 2008 года потребление еще держалось в плюсе, хотя и незначительном, а собственники генерирующих мощностей уже говорили о том, что российская электроэнергетика стоит на грани серьезного кризиса.

Устами главы "КЭС-Холдинга" Михаила Слободина были поставлены под сомнение перспективы нового строительства в электроэнергетике и дальнейшего развития отрасли. "Подвергается фундаментальному сомнению фундаментальная основа программы развития энергетики - резкий рост спроса на электроэнергию", - говорил тогда глава КЭСа.

Опасения энергетиков усугублялись общим мнением, что теперь у отрасли нет очевидного сильного лоббиста перед лицом государства. Если раньше проблемы электроэнергетики решались, в том числе, благодаря талантам переговорщика Анатолия Чубайса, то в молодое министерство энергетики как эффективного защитника верили далеко не все.

В этих условиях энергетики решили, что спасение утопающих надо взять в свои руки. Созданное еще до кризиса НП "Совет производителей электроэнергии", председателем набсовета которого и выступает М.Слободин, решило тогда обратиться сразу к главному куратору отрасли в правительстве - вице-премьеру Игорю Сечину. Энергетики написали ему письмо. В нем рассказали о своих бедах и попросили кредиты в общей сложности на 50 млрд рублей. Причем кредитоваться они хотели на уровне ставки рефинансирования ЦБ (на тот момент 11%).

Денег со своей стороны просили и сбытовые компании. Они первые почувствовали, что у промышленников закончились деньги, чтобы платить за электроэнергию, а у банков - желание эти деньги давать, чтобы покрывать кассовые разрывы сбытов. О возможности скорых банкротств открыто заявляли тогда практически на всех публичных энергетических мероприятиях. Василий Киселев, глава НП "Гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний", в октябре 2008 года предрекал волну банкротств через год-два, если платежи за электроэнергию не восстановятся.

Минэнерго со своей стороны говорило о консолидации энергосбытов в перспективе, а пока, на момент начала кризиса, советовало проводить расчеты через банки, получившие господдержку. Обсуждалась даже передача управления сбытовыми компаниями генераторам или сетям, однако замминистра энергетики Вячеслав Синюгин уже в декабре отрезал: "Перейти к хирургическому вмешательству мы не готовы".

Последствия кризиса

Главным ударом для отрасли стало стремительное падение энергопотребления на фоне снижения экономической активности. Уже в ноябре 2008 года падение промпроизводства составило почти 11%, энергопотребление при этом сократилось на 6%. Далее ситуация развивалось уже по новому, кризисному сценарию: за сентябрь-декабрь снижение спроса составило 6,2%. Государство было вынуждено пересмотреть оценку потребления за 2008 год, назвав оптимистичным вариантом рост по итогам года на 2%, тогда как ранее говорилось о 4%.

Текущий год лишь подтвердил долгосрочность последствий кризиса для экономики: потребление по итогам года ожидается, по разным оценкам, на 5-6% ниже уровня 2008 года, и только в 2010 году Минэнерго рассчитывает на незначительный рост (0,4%). Вернуться на докризисный уровень России удастся не раньше 2013 года, считают в министерстве.

Оптовый энергорынок логично отреагировал на падение спроса: цены на рынке на сутки вперед (РСВ) упали в первой ценовой зоне (Европа и Урал) с 800 рублей за МВт.ч до нынешних 660 рублей за МВт.ч., в Сибири средние цены сейчас составляют 420-450 рублей за МВт.ч, тогда как в 2008 году достигали 500-600 рублей за МВт.ч.

Все планы энергетиков, в том числе по инвестициям, финансовым показателям, стоимости мощности и т.д., были сверстаны исходя из, как минимум, 4%-ного роста спроса на электроэнергию ежегодно. В новых условиях генераторы поставили под сомнение необходимость выполнения инвестпрограмм в утвержденном еще при РАО ЕЭС объеме, а Минэнерго после ряда жестких заявлений о недопустимости корректировок в декабре 2008 года согласилось, что сроки строительства некоторых объектов все-таки могут сдвинуться "вправо".

"Экономический кризис повлиял и на реализацию инвестиционных программ в энергетике - падение спроса повлекло за собой снижение выручки генкомпаний, в то время как ставки по кредитам, напротив, возросли. Несмотря на это, генераторы не отказываются от строительства новых мощностей - сейчас обсуждается лишь перенос сроков ввода отдельных энергоблоков на более поздний срок", - отмечает глава НП "Совет производителей электроэнергии и стратегических инвесторов электроэнергетики" Игорь Миронов.

Электроэнергетика оказалась под давлением общего падения на фондовом рынке. Лидерами падения оказались, в частности, ОГК-2, ОГК-6, энергокомпании Юга и Дальнего Востока, падение по которым за несколько месяцев с начала кризиса составило более 90% при общем падении индексов на 60-70%. Упали акции госкомпаний - ФСК и "РусГидро", что создало сложности для привлечения средств через традиционный для них путь допэмиссий. Обе компании реализовывали дополнительные акции по цене номинала, или близкой к ней. Не состоялись повторные размещения подконтрольных "Газпрому" ОГК-2 и ОГК-6 для привлечения инвестиций.

Пришлось отложить и продажи активов, доставшихся участникам отрасли после расформирования РАО "ЕЭС". На средства от продажи этих активов рассчитывали, в частности, ФСК и "РусГидро". "Газпром энергохолдинг" оценивал до кризиса свои непрофильные энергоактивы в 150 млрд рублей, но теперь их стоимость упала в разы, сообщил "Интерфаксу" генеральный директор холдинга Денис Федоров. Средства от продажи этих активов предполагалось направить на реализацию инвестиционных проектов.

Как одну из основных все участники рынка называют проблему привлечения дешевых и длинных денег. Если еще в августе 2008 года компании планировали привлекать длинные кредиты со ставкой не более 12% годовых (такие планы озвучивала, в частности, ОГК-1), то в декабре кредиты выдавались только на год и под 24%. Сейчас ориентиры по ставкам сместились в район 18%, но это по-прежнему не вписывается в утвержденные ранее бизнес-планы энергопроектов.

Сильнее всего в энергетике пострадали от падения ликвидности банковского сектора сбытовые компании: кредиты были необходимы им для покрытия кассовых разрывов. Сбыты попросили тогда у государства дать льготные кредиты на оценочную сумму 40 млрд рублей, но получили лишь рекомендацию проводить расчеты через банки, получающие господдержку.

По сбытам же сильнее всего ударило и падение платежеспособности потребителей. Если на оптовом рынке собираемость платежей за электроэнергию еще держалась выше 90%, то в рознице в зависимости от регионов собираемость доходила до нуля. Сбытовые компании транслировали задолженность на оптовый рынок. Сейчас общий объем задолженности на нем оценивается в более чем 32 млрд рублей (задолженность на розничном рынке достигает 70 млрд рублей).

Большой объем долгов был накоплен по оплате тепловой энергии. "На фоне кризиса обострилась ситуация с дебиторской задолженностью за потребленные энергоресурсы. По ТГК "КЭС-Холдинга" общая задолженность по тепловой энергии на 1 июля составляла порядка 13 млрд рублей. Из-за несовершенства жилищно-коммунального законодательства эта проблема решается очень тяжело", - прокомментировал "Интерфаксу" ситуацию глава КЭС М.Слободин.

Справиться с неплатежами компаниям во многом помог опыт десятилетней давности, считает аналитик "ВТБ-Капитала" Михаил Расстригин. "Компании повели себя эффективно и достаточно грамотно решили вопрос с неплатежами. Они применяли технологию отключений, жестко разговаривали с потребителями. Тот опыт, который накопили когда-то, они сейчас грамотно применили", - отмечает он.

Практически все сегменты отрасли пострадали с точки зрения снижения производственных показателей. Как отмечает аналитик "Совлинка" Екатерина Трипотень, лучше других себя могли чувствовать компании с наибольшей эффективностью производства электричества, которые загружались в первую очередь - "РусГидро", ТГК в период когенерации тепла (отопительный сезон), и лидеры среди ГРЭС, например, Сургутская ГРЭС-2 (входит в ОГК-4). "География расположения станций имела значение: в Москве падение меньше, чем, скажем, на Урале, что отразилось на отпуске электричества соответствующих ТГК", - добавила Е.Трипотень.

Помогло государство

Как-то сразу стало понятно, что решать проблемы российской экономики будет не рынок и его участники, а государство. К нему с начала кризиса успели обратиться компании практически всех ключевых отраслей - нефтяники, металлурги, машиностроители и т.д. Энергетики оказались в этой очереди далеко не первыми, правительство уже успело распределить существенную часть антикризисных богатств в пользу нефтяной, авиационной и прочих отраслей. Не считая дополнительных эмиссий акций государственных энергокомпаний ФСК и "РусГидро", средства на которые уже были в бюджете, электроэнергетикам было предложено только по возможности пользоваться кредитами госбанков.

В этой ситуации главная борьба велась за тарифы. Вопрос заключался в том, изменит ли правительство ранее озвученное решение о росте энерготарифов на 19% с 1 января 2009 года или захочет помочь потребителям и ограничит рост. Минэкономразвития, например, предлагало ограничить индексацию пятью процентами.

Дилемма с тарифами разрешилась для энергетиков не просто хорошо, а очень хорошо: тарифы были проиндексированы на 19%, а тарифы на газ (формирующий основную статью расходов в тепловой генерации) - с начала года всего на 5% с последующим поквартальным ростом. За счет поэтапного увеличения стоимости газа энергетики смогли в первом полугодии аккумулировать выручку и подготовиться к росту стоимости топлива на конец года.

По мнению аналитика "ВТБ-Капитала" М.Расстригина, это волевое решение государства во многом стало тем спасательным кругом, который позволил электроэнергетике "держаться на плаву". "Тарифы для энергетиков не упали, а тариф на газ повышался постепенно. При этом объем регулируемого рынка был достаточно большой, за счет этого генераторы не сильно пострадали", - отмечает он.

"Нас сильно поддержало государство, установив выгодные регулируемые тарифы. Это позволяет нам в полной мере выполнять все ремонтные программы, а также выполнять взятые на себя социальные обязательства", - говорит гендиректор "Газпром энергохолдинга" Д.Федоров.

На 2010 год энерготариф будет повышен на 7,6%. Это не так много, как в 2009 году, но все-таки выше ранее запланированных 5%.

Благотворное участие государства в жизни отрасли в момент кризиса выразилось также в объяснении банкам, что выдавать кредиты энергетикам все-таки надо. Во-первых, большое число энергкомпаний попали в список системообразующих, финансирование которых, в том числе, с участием госбанков считалось приоритетным. Во-вторых, Минэнерго напрямую участвовало в переговорах с банковским сообществом по выделению отрасли средств.

"Был большой риск, что сбытовым компаниям начнут закрывать кредитные лимиты, и это выльется в кризис неплатежей на оптовом рынке. Тем не менее, меры, которые принимало правительство по обеспечению ликвидности, позволили пережить эту ситуацию", - отмечает в частности М.Слободин. С ним солидарен и Д.Федоров.

Тарифы и кредиты, безусловно, придали оптимизма рынку, но груз обязательств по инвестициям в новое строительство по-прежнему казался неподъемным. Минэнерго с начала кризиса говорило о неизменности объемов строительства, затем сказало, что, возможно, передвинет сроки. Энергокомпании начали формировать собственные кризисные инвестпрограммы, но последнее слово все-таки оставалось за государством.

Это слово было произнесено в апреле 2009 года: правительство сократило объем трехлетних инвестпрограмм в отрасли на 14,3% относительно первоначальных планов РАО "ЕЭС" - до 1,8 трлн рублей. Определенность появилась у государственных энергокомпаний, в отношении частных Минэнерго сообщило, что осенью назовет скорректированные параметры ДПМ.

На прошлой неделе правительство еще раз рассмотрело планы по инвестициям на 2010 год. Их общий объем составит, по оценкам Минэнерго, почти 780 млрд рублей, в том числе по госсектору в электроэнергетике - 601 млрд рублей.

Из запланированного объема строительства на 2010 год - 5,8 ГВт - на частные компании должно прийтись 3,8 ГВт, заявлял премьер-министр Владимир Путин после заседания правительства по вопросам инвестпрограмм. Такая определенная цифра в отношении частной генерации дала надежду, что с ДПМами удалось разобраться. Надежда прожила недолго - министр энергетики Сергей Шматко при общении с журналистами после заседания правительства произнес ровно то, что говорил до этого: консультации с ОГК/ТГК ведутся, сроки и площадки обсуждаются, решение будет одновременно с рынок мощности. Когда? Возможно, к октябрю.

И, тем не менее, сама возможность таких консультаций с генераторами во многом заслуга кризиса, считают эксперты отрасли. "Кризис в целом помог энергетикам: снизил остроту проблемы энергодефицита, де-факто позволил отступить от обязательств по строительству мощностей. Сроки уже сдвинулись, по больше части объектов их наверстать не удастся, хоть это еще и не формализовано на уровне ведомств", - говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

До кризиса главными аргументами властей был рост потребления и грозящий стране энергодефицит, после начала кризиса - остался, по сути, один весомый аргумент, заключающийся в замене изношенных мощностей. Вес его увеличился после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, но общей тенденции к изменению инвестиционных планов по ДПМ не переломил.

Welcome to Russia

Иностранные инвесторы в целом оказались довольны политикой государства в кризисных условиях. Хотя могли бы почувствовать себя обманутыми: цена их вхождения в российскую электроэнергетику была наиболее высока среди частных инвесторов, а, подписав договоры на предоставление мощности (ДПМ), они могли рассчитывать только на то, что обещал в свое время Анатолий Чубайс - ежегодный рост спроса на электроэнергию при сохранении либерализации и окупаемость инвестиций через рынок мощности. Что произошло со спросом - уже известно, что будет с рынком мощности - более или менее точно знает пока только Минэнерго.

"Рынок мощности - это инструмент для инвестора, мы не требуем от государства денег, но хотели бы, чтобы правила игры соблюдались", - неоднократно заявлял гендиректор итальянской Enel по России и странам СНГ Доминик Фаш. Его слова о том, что обязательства генераторов будут выполнены, но государство должно выполнить свои, стали рефреном в общей для иностранных инвесторов риторике с момента кризиса.

В момент изменения экономической ситуации в стране иностранные компании вели себя сдержано, хотя поводы для переживаний у них появились с самого начала кризиса: в ноябре 2008 года крупные потребители, в том числе нефтяные компании, обратились в правительство с просьбой отменить либерализацию энергорынка на время кризиса. Кредит доверия российскому правительству со стороны иностранцев был оправдан: Минэнерго четко обозначило намерение вывести оптовый энергорынок на 100%-ную либерализацию с 2011 году.

Сейчас это дает основания члену правления E.On Лутцу Фельдману говорить: "В России в последнее время мы видим то, что вселяет в нас оптимизм. Российское правительство полагает, что имеет смысл создавать условия для либерализации, усиливать конкуренцию на рынке, и не мешает, не регулирует больше, чем нужно". Об этом он заявил на площадке Сургутской ГРЭС-2 (ОГК-4), где продолжается, несмотря на кризис, строительство нового блока.

Оптимизм иностранных инвесторов, между тем, относится скорее к будущему, чем к настоящему. "Падение спроса отразится на финансовых показателях компании", - говорит официальный представитель финской Fortum Марина Балабанова. Для подконтрольного ее концерну ОАО "Фортум" (ранее ТГК-10) падение потребления было весьма чувствительным: основной регион деятельности "Фортума" - промышленная Челябинская область, показавшая существенный спад производства. Сейчас проблемы у Fortum в России такие же, как и у других инвесторов: нет уверенности в том, что объекты, которые компания строит, будут востребованы в те сроки, в которые должны быть введены. "Мы ведем по этому поводу переговоры (с правительством)", - сказала представитель Fortum. Перенести сроки строительства хотят сейчас и другие инвесторы. В Fortum указывают и на другую проблему - финансовые сложности начались не только у энергетиков, но и у их подрядчиков. "Есть некоторая проблема с подрядчиками, которые не могут предоставить банковские гарантии под авансовые платежи", - отмечает М.Балабанова.

Вообще проблема подрядчиков оказалась очень актуальна в ходе обсуждения общекризисных проблем электроэнергетики. Она, эта проблема, существовала и раньше, многие инвесторы заявляли о намерении сменить тех партнеров по строительству, которых определил менеджмент энергокомпаний в эпоху РАО ЕЭС. Однако, как полагает Д.Федоров, кризис обострил этот вопрос. "Кризис вызвал проблемы у наших подрядчиков. Некоторые их них вложили выделенные нами средства в собственные проекты. Соответственно, "встали" проекты по строительству новых энергоблоков и наши целевые средства мы до сих пор не можем вернуть", - отмечает глава "Газпром энергохолдинга".

Нерешенные вопросы

"Регулятор (государство), к сожалению, часто действует по факту проявившихся проблем, а не предотвращает их появление, или развитие. Это как в известной русской поговорке - пока гром не грянет, мужик не перекрестится", - полагает С.Пикин.

Вероятно, именно такой подход сказался на том, что многие механизмы управления отраслью оказались не готовы к испытанию кризисом. Как отмечает аналитик "Совлинка" Екатерина Трипотень, до кризиса и за время кризиса так и не удалось решить вопрос с запуском рынка мощности, согласовать сокращение инвестпрограмм генераторов там, где это оправданно, составить и представить участникам отрасли внятные прогнозы по дальнейшей динамике макропоказателей. Был приостановлен переход на RAB (новая система тарифного регулирования, основанная на возврате вложенного капитала) распределительных сетевых компаний.

Более всего проблема системных недоработок относится к работе энергорынка и его регулированию. Если оптовый рынок сработал достаточно эффективно и среагировал на снижение спроса адекватным снижением цен, то на розничном рынке обострился целый ряд проблем.

"Кризис обнажил проблемы розничного рынка, точнее, полное его отсутствие. Рынка розничного нет как такового, так что и реформировать пока нечего", - отмечает С.Пикин.

"У сбытов стали возникать проблемы с синхронизацией платежей на рынке. Это выявило еще одну шероховатость рынка", - говорит М.Расстригин из "ВТБ-Капитала".

По сути, решение проблемы с трансляцией цен было обозначено только этим летом, когда сроки оплаты электроэнергии сбытовыми компаниями было решено синхронизировать с платежами конечных потребителей сбытовикам.

Неопределенность с регулированием деятельности сбытовых компаний привела к тому, что они оказались наиболее беззащитными перед лицом кризиса. "Кризис совпал со становлением новых собственников в сбытовом секторе и обнажил проблемы финансовой оптимизации деятельности компаний, которая зачастую проводилась не вполне законными средствами, в том числе благодаря пробелам в правилах работы оптового рынка. К сожалению, регулятор слишком поздно отреагировал на данную ситуацию, практически свернув механизмы двусторонних договоров, но не предложив взамен ничего внятного", - отмечает С.Пикин.

Сами сбытовые компании говорят о том, что наиболее существенной для них оказалась проблема неплатежей. "Основными проблемами являются неоплата текущих платежей и рост дебиторской задолженности крупных промышленных градообразующих предприятий и предприятий ЖКХ", - отмечают в "Кировэнергосбыте" (входит в КЭС-Холдинг).

"В начале года были проблемы с ликвидностью, потому что не все партнеры на фоне снижения потребления оказались способны рассчитываться в полном объеме. Остаются проблемы с сетевыми организациями по взаимным расчетам", - говорит генеральный директор ОАО "Управляющая компания "Сибирьэнерго" Денис Вершинин, добавляя, что решение этих проблем сейчас компания осуществляет своими силами.

Что дальше

Менее всего от кризиса пострадали государственные энергокомпании, считают эксперты отрасли. "Госкомпании более устойчивы. У государства есть деньги, и им проще ходить к государству и корректировать инвестпрограммы. К частным компаниям подход другой", - говорит М.Расстригин.

Частные компании продолжают ожидать решения по ДПМ в совокупности с долгосрочным рынком мощности.

По итогам первого полного кризисного года энергокомпании ждут снижения выручки. Вместе с тем, по мнению аналитиков, результаты по прибыли могут быть у некоторых компаний даже лучше прошлогодних. "Падение производства вовсе не привело к аналогичному падению финансовых показателей. Причины в разных сегментах отрасли и от компании к компании разные", - считает аналитик "Совлинка" Е.Трипотень.

Готовность и дальше поддерживать отрасль продемонстрировало государство, скорректировав план по росту тарифов на электроэнергию в 2010 году с 5% до 7,5%.

Вместе с тем, участие государства в отрасли должно усилиться и с точки зрения контроля. Поводом для активного вмешательства станет трагедия на Саяно-Шушенской ГЭС. Основные направления такого "участия" уже понятны: возможное госрегулирование энергорынка, пристальный контроль над инвестпрограммами компаний, проверка надежности объектов, директивное принятие решений по ремонтным программам. Так что свободное плавание энергетики, ради которого и "убивали" РАО ЕЭС, пока снимается с повестки дня.

Похоже, решение проблем при помощи рычага государственного управления входит у российской электроэнергетики в привычку. С одной стороны, это позволяет быстро корректировать изъяны экономического устройства отрасли. С другой - может привести к тому, что российская энергетика так и не обживется понятными и эффективными инструментами саморегулирования. А между тем, уже в 2011 году, вполне вероятно, рынок будет полностью либерализован, и тарифы уже не смогут стать подушкой безопасности для энергокомпаний.

/IFX.RU/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail

Новости по теме

Экономика
Запасы газа в хранилищах Европы упали до минимального уровня за последние годыЗапасы газа в хранилищах Европы упали до минимального уровня за последние годы
В процентном значении нынешний уровень - самый низкий на текущее десятилетиеПодробнее
Операторам захотели разрешить продавать sim-карты через интернетОператорам захотели разрешить продавать sim-карты через интернет
При этом они должны будут до 2018 года подтвердить достоверность сведений об абонентах, проверив их по базам Пенсионного фонда и фонда ОМСПодробнее
Россия в январе сократит нефтедобычу в два раза больше договоренностиРоссия в январе сократит нефтедобычу в два раза больше договоренности
По словам Александра Новака, пока рано говорить о возможном продлении соглашения по сокращению добычиПодробнее
Минфин РФ вновь призвал сократить объемы расчета наличнымиМинфин РФ вновь призвал сократить объемы расчета наличными
Антон Силуанов привел пример Индии, которая ограничила расчет наличными, и увидел в этом возможность собирать больше налоговПодробнее
Допдоходы от более высокой цены на нефть в 2017 году зачислят в бюджетДопдоходы от более высокой цены на нефть в 2017 году зачислят в бюджет
По оценке Минфина РФ, с учетом заложенных в бюджет $40 за баррель, при цене нефти в $50 за баррель эти дополнительные доходы составят около 1 трлн рублейПодробнее
Евгений Гинер купил 49% структуры "Ростеха"Евгений Гинер купил 49% структуры "Ростеха"
Президент футбольного ЦСКА приобрел акции "Технопромэкспорта", который построит ТЭС в ИранеПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи