Мы исчерпали доводы разумного убеждения наших партнеров

Гендиректор "Телекоминвеста" Иван Стрешинский в интервью "Интерфаксу" рассказал, почему его компания выступает против перехода "Мегафона" под контроль альянса "Альфа-групп" и TeliaSonera

Мы исчерпали доводы разумного убеждения наших партнеров

Москва. 8 апреля. INTERFAX.RU - Мобильный оператор "Мегафон" вновь становится ареной крупного корпоративного конфликта, без которых российская телекоммуникационная отрасль жить не привыкла.

После того, как "Альфа-групп" и Telenor осенью прошлого года договорились об урегулировании многолетнего противостояния в "Вымпелкоме", стало казаться, что в российском телекоме наконец-то воцарится относительное спокойствие. Но уже скоро выяснилось, что впечатление было обманчивым. Другая сделка "Альфы" – соглашение со шведско-финской TeliaSonera об объединении долей в "Мегафоне" и турецком операторе Turkcell – вызвала негативную реакцию третьего совладельца российского оператора, Алишера Усманова.

TeliaSonera ради сделки с "Альфой" пренебрегла ранее достигнутыми договоренностями о создании СП с "Телекоминвестом", утверждает компания А.Усманова. Соглашение TeliaSonera с "Альфой" является ничтожным по российскому праву, полагает "Телекоминвест", и намерен доказать это в суде.

Генеральный директор "Телекоминвеста" Иван Стрешинский в интервью "Интерфаксу" рассказал о том, почему его компания решила перейти к активным действиям, а также поделился планами в отношении дальнейшего развития "Мегафона" и других телекоммуникационных активов А.Усманова.

- Телекоминвест в прошлом году вел переговоры о партнерстве с TeliaSonera. Какая конфигурация сделки обсуждалась?

- С момента приобретения доли в ОАО "Мегафон" нами была заявлена последовательная позиция: мы считаем этот актив для себя стратегическим, и заинтересованы в его долгосрочном развитии. Мы всегда полагали, что контрольный пакет компании должен принадлежать российским акционерам, и здесь мы были открыты для сотрудничества со всеми акционерами, разделяющими наше видение.

Компания Altimo всегда заявляла, что для нее "Мегафон" - это финансовая инвестиция. Поэтому мы считали, что для гарантии обеспечения российского контроля нам важно договориться с TeliaSonera, и тогда, совместно с Altimo, российский контроль в "Мегафоне" будет юридически оформлен.

В определенный момент TeliaSonera согласилась с нами, и в июне прошлого года, после длительных переговоров, а также проведения консультаций с правительством РФ, у которого наша предполагаемая сделка нашла понимание, мы подписали с меморандум о взаимопонимании. Этот документ предусматривал, что TeliaSonera передает в наше совместное предприятие, помимо ее доли в "Телекоминвесте" (26,1% - ИФ), около 11% акций "Мегафона".

Контроль в этом СП был бы у "АФ Телекома", а TeliaSonera получала реальную защиту своих миноритарных прав.

Дело в том, что "Телекоминвест", мажоритарным акционером которого является "АФ Телеком" (компания Алишера Усманова, владеет 73,9% акций "Телекоминвеста" - ИФ), голосует 31,3% акций "Мегафона". У дочерней компании "АФ Телекома" – ООО "Олимп" - 8%, то есть под контролем "АФ Телекома" находится 39,3% "Мегафона". Соответственно, TeliaSonera напрямую владеет 35,6% "Мегафона", Altimo – 25,1%. Поэтому для того, чтобы сформировать контрольный пакет, нам необходимы были дополнительные 11% акций.

Исходя из того, что наша экономическая доля в "Мегафоне" – 31,3%, TeliaSonera должна была внести в СП порядка 19% оператора. В итоге наша доля в СП составила бы 60-65%, а доля TeliaSonera - 35-40%.

- Почему ваша сделка с TeliaSonera не состоялось?

- Представители TeliaSonera и в беседах с нами, и с регулятором озвучивали три краеугольных постулата. Первое: компания не стремится к контролю над "Мегафоном", понимая, что контроль должен оставаться за российской стороной. Второе: "АФ Телеком" устраивает TeliaSonera в качестве партнера, она рада работать с господином Усмановым. Третье: неприемлемой является ситуация, когда представители конкурентов, имеется в виду Altimo, находятся в совете директоров "Мегафона". На Западе это было бы запрещено регулирующими органами, так как наносит вред справедливой конкуренции на рынке.

TeliaSonera декларировала, что ее цель - сделать так, чтобы Altimo из "Мегафона" вышла. Это была некая платформа, на которой у нас сблизились позиции.

Договорившись с TeliaSonera, мы предполагали, что в течение определенного срока, например, 1-2 лет, выкупим долю Altimo в "Мегафоне". Это бы произошло, если Altimo собиралась нам ее продать.

Поэтому разворот TeliaSonera на 180 градусов и ее поведение выглядит непоследовательным, если не сказать больше.

Вскоре после подписания меморандума о взаимопонимании мы начали работать над окончательными юридическими документами, но в процессе стали подмечать, что наши шведско-финские партнеры ведут себя как-то странно: то у них кто-то в отпуск на два месяца ушел, то юрист заболел. У нас стали закрадываться сомнения, состоится ли сделка вообще.

В октябре к нам приехал глава TeliaSonera Ларс Нюберг и сказал, что "Альфа" предложила интересный вариант объединения с Turkcell, и предложил нам поучаствовать в этом. Мы отказались, и предложили сначала выполнить наш меморандум, а затем обсуждать другие сделки. Нюберг пообещал держать нас в курсе всего происходящего с Altimo, но, конечно, ничего подобного не произошло. В начале ноября по рынку поползли слухи, что Altimo и TeliaSonera что-то подписывают. Но о том, что их соглашение об объединении долей в Turkcell и "Мегафоне" - уже свершившийся факт, я узнал, когда сам позвонил Ларсу. У меня в данном случае была только одна реакция - они нас просто использовали, а все слова о справедливой конкуренции, принципах и т.д. – дымовая завеса...

- Как Вы думаете, почему TeliaSonera предпочла заключить альянс с Altimo?

- Скорее всего, Altimo обратила внимание скандинавов на другую историю – с Telenor, представив ее как пример того, что может урегулировать все конфликтные вопросы, а российские власти одобрят сделку по созданию новой компании.

Объединению Altimo и TeliaSonera также способствовал длительный конфликт вокруг Turkcell.

Altimo и TeliaSonera подумали: зачем судиться между собой, если можно объединиться против Карамехмета (владеет турецким холдингом Cuckurova – акционером Turkcell) и отсудить у него контроль в турецком операторе. В соглашении этих компаний есть ссылки на положения (секретные, их никто не видел, кроме участников), в которых оговаривается, как они будут делить контроль в Turkcell.

Для TeliaSonera выгодно и то, что владея более значительными пакетами и в Turkcell, и в "Мегафоне", они получат в СП контроль, как бы ни звучали формулировки акционерного соглашения. Менеджеры TeliaSonera польстились на получение контроля в "Мегафоне" – мы ведь этого им не обещали. Правда, они забыли, что в России существуют свои законы, согласно которым их желание поуправлять останется только желанием.

- Какие у вас возражения против сделки по объединению активов Altimo и TeliaSonera?

- Эта сделка "Мегафону" ничего не дает вообще, потому что в мире нет успешных примеров crossboard-слияний. Мы не участвуем в Turkcell. Зачем нам на нее соглашаться?

TeliaSonera ратует за обмен технологиями, повышение инвестиционной привлекательности и т.п. Интересно знать, какие новые технологии внедрила TeliaSonera в "Мегафоне" за 10 лет своего немалого акционерного участия? Какой сейчас может быть обмен технологиями? Все компании, разрабатывающие новые технологии, в очередь выстраиваются для того, чтобы продать оборудование, построенное на их базе продать.

Более того, единственная потенциально возможная синергия для "Мегафона" в этой сделке была перечеркнута договоренностью между Altimo и TeliaSonera о том, что шведско-финская компания выкупит у Turkcell единственный актив в странах СНГ – компанию Fintur.

TeliaSonera сделала осознанный выбор того, кто в России, с ее точки зрения, является наиболее подходящим партнером, и как использовать "Мегафон" в качестве разменной монеты.

Однако и у нас, как у инвесторов "Мегафона" есть другие идеи по поводу того, как должен развиваться этот оператор. Можно и о бизнесе самого "Мегафона" подумать.

- Но разве перед "Мегафоном" в результате объединения активов Altimo и TeliaSonera не открываются перспективы зарубежной экспансии? Велись же разговоры о выходе "Мегафона" в страны Африки, Юго-Восточной Азии, об этом неоднократно заявлял гендиректор компании Сергей Солдатенков?

- А кто противодействовал экспансии? Прежде всего TeliaSonera. И ведь "Мегафону" никто не обещал выхода на зарубежные рынки после объединения в один холдинг с Turkcell, говорилось об экспансии его акционеров. При этом "Мегафон" хотят использовать как инструмент для привлечения денег на эти цели.

Более того, когда мы с TeliaSonera подписывали соглашение, вопрос о зарубежной экспансии оказался "deal breaker ". Скандинавы были настроены ограничить зарубежную экспансию "Мегафона", то есть иметь жесткое право вето на любые попытки оператора выйти за рубеж. Мы же утверждали, что у "Мегафона" есть зона стратегических интересов – те же рынки СНГ, и настаивали, что это в принципе должно быть обычное решение, которое принимается в рамках полномочий совета директоров, собрания акционеров, генерального директора.

Однако единственное, к чему мы пришли, что вопрос международной экспансии может разрушить наше совместное предприятие. Иными словами, если мы об этом не договариваемся, то просто разбегаемся и действуем самостоятельно.

- Публичные высказывания представителей Минкомсвязи и ФАС о планируемых сделках Altimo основывались, в том числе, на исследованиях Института государства и права РАН…

- Не только Института государства и права. Мы получили заключения от всех ведущих правовых институтов.

- То есть запрос на подготовку этих заключений исходил от "Телекоминвеста"?

- Да, это мы инициировали. Четыре ведущих юридических института предоставили заключения, в которых черным по белому написано, что эта сделка в отношении "Мегафона" ничтожна. Мы считаем, что в сегодняшнем виде ее бессмысленно выносить на рассмотрение правительственной комиссии по иностранным инвестициям: она не будет утверждена, потому что напрямую противоречит российскому законодательству.

- Какие действия в сложившейся ситуации намерен предпринимать "Телекоминвест"?

- Мы считаем, что в том виде, в котором соглашение заключено, оно является ничтожным в отношении "Мегафона" по российскому праву.

Во вторник "Телекоминвест" подал иск в Арбитражный суд Москвы о признании соглашения между Altimo и TeliaSonera в части всех пунктов, связанных с ОАО "Мегафон", недействительным. Мы просим суд запретить осуществлять какие-либо действия по созданию этого СП на территории РФ. Ответчиками по иску выступают TeliaSonera и Altimo. С нашей точки зрения, у нас достаточно сильные, обоснованные позиции. Нам это подтвердили многочисленные эксперты.

- Какие у вас аргументы в пользу ничтожности сделки?

- В РФ существует закон "Об иностранных инвестициях". В пункте втором второй части говорится о том, что иностранная государственная компания не может иметь контроль в российском стратегическом предприятии. TeliaSonera является иностранной госкомпанией, ее контролируют правительства Швеции и Финляндии.

Контроль в российском законодательстве определяется очень просто – более 50% акций. Поэтому никакие договоренности TeliaSonera и Altimo о том, что все решения принимаются независимыми директорами, на паритетной основе и т.д. не имеют значения. В соглашении написано, что стороны вкладывают свои доли в "Мегафоне" и Turkcell, и получают пропорциональные доли в СП. Несложно подсчитать, доля TeliaSonera в CП будет больше.

Более того, закон "Об иностранных инвестициях в РФ" носит несколько иной характер, нежели закон "О защите конкуренции". Он направлен на пресечение возможных нарушений, поэтому в нем достаточно широкие формулировки.

- Ведет ли "Телекоминвест" консультации с TeliaSonera и Altimo?

- Мы переписываемся с представителями TeliaSonera, примерно раз в месяц. У нас складывается ощущение, что они либо не понимают, либо не хотят понять, что сделали. Менеджменту, который совершил ошибку, может быть, стыдно признаться в этом. Мы пытались их урезонить, говорили: "Пока не поздно, вы можете эту ошибку исправить, договорившись с Altimo о прекращении соглашения о СП в "Мегафоне", а с Turkcell делайте, что хотите".

- Вы в курсе того, что сейчас происходит между TeliaSonera и "Альфой"? Какие шаги они предпринимают?

- Точно не знаю, но, полагаю, что они сейчас сосредоточились на решении вопросов владения Turkcell. Условием создания СП является решение турецкой проблемы. У нас там интересов нет, и мы будем только рады, если Altimo, как российский инвестор, наконец-то добьется успехов на территории сопредельных государств.

- Скорее всего, Altimo и TeliaSonera увязнут в Турции надолго, и не скоро займутся реализацией российской части соглашения. Почему вы решили подать иск именно сейчас?

- Мы исчерпали доводы разумного убеждения наших партнеров. Зачем же нам ждать урегулирования конфликта в Turkcell для того, чтобы решать вопросы, связанные с "Мегафоном"?

- К вопросу о выкупе долей TeliSonera и/или Altimo в "Мегафоне" вы не возвращались?

- К сожалению, это невозможно. Altimo и TeliaSonera связаны договоренностью между собой. Чтобы мы им не предложили, они не могут продать свои пакеты в "Мегафоне", так как взяли на себя определенные обязательства. Мы были бы рады, если кто-то из наших партнеров по "Мегафону" продал нам свои акции по хорошей цене.

- Ранее говорилось о планах ликвидировать "Телекоминвест" как ненужную надстройку, чтобы совладельцы "Мегафона" владели им напрямую.

- Нам-то это зачем нужно? Мы эту идею не поддерживаем.

- Получается, что 8% акций "Мегафона", которыми TeliaSonera не владеет напрямую, ее эффективная доля с учетом владения акциями "Телекоминвеста" – фактически ей не принадлежат?

- Говоря точнее, ею не контролируются. Но, конечно, TeliaSonera обладает всеми правами миноритарного акционера в соответствии с законодательством РФ.

- Как отражается конфликт акционеров на бизнесе "Мегафона"? В начале этого года представители Altimo и TeliaSonera в совете директоров перестали блокировать утверждение бюджета оператора и одобрение решения о приобретении "Синтерры". Ситуация нормализовалась?

- В принципе, у нас была изначальная договоренность с Altimo и TeliaSonera о том, что этот конфликт не должен отражаться на бизнесе "Мегафона". В какой-то момент показалось, что они проигнорировали эту договоренность. Но в результате где-то мы пошли на компромисс, где–то Altimo или TeliaSonera. В результате удалось договориться и по бюджету, и по "Синтерре".

- Может и по дивидендной политике "Мегафона" удастся договориться?

- Мы почти договорились об этом осенью. Но когда TeliaSonera и Altimo объявили о сделке, мы призадумались: а стоит ли с ними договариваться? Дивидендная политика - это часть долгосрочной стратегии развития компании, а раз нет совместного понимания, то и решение принять невозможно. С другой стороны, единственным источником поступления доходов в их совместную компанию могут быть дивиденды. Зачем же мы будем кормить тех, против кого мы выступаем?

- Это означает, что "МегаФон" остается с гигантскими, по меркам сотовой индустрии, денежными средствами на руках, и непонятно, куда девать этот кэш…

- Да, к сожалению. Я понимаю, что он у всех, как бельмо на глазу.

- После того, как совет директоров "Мегафона" одобрил сделку по приобретению "Синтерры", нынешний владелец оператора, "Промсвязькапитал", неожиданно выступил с заявлением о том, что не принял решения о продаже актива. В чем заключается интрига?

- Никакой интриги нет. Я думаю, что владельцы "Синтерры" просто призадумались: "А стоит ли ее продавать?" Может быть, "Промсвязькапитал" решил, что хочет самостоятельно развивать "Синтерру". Сейчас ситуация на рынке налаживается, владельцы активов уже не спешат их продавать. Тем не менее, мы думаем, что "Мегафон" пока еще готов осуществить эту сделку, но эта готовность исчерпывается неделями. Дело в том, что с "Синтеррой" или без, но "Мегафон" для продолжения своего развития должен строить сети. На это требуются дополнительные капитальные вложения, и если владельцы "Синтерры" дадут "Мегафону" отказ или будут продолжать молчать, совет директоров Мегафона в конце апреля должен будет эти инвестиции обсуждать. После утверждения таких инвестиций о покупке "Синтерры" на ранее согласованных условиях не может быть и речи.

- Кстати, в этом году "Телекоминвест" не стал выдвигать представителя TeliaSonera для избрания в совет директоров "Мегафона"…

- У нас с TeliaSonera была джентльменская договоренность о том, что "Телекоминвест" выдвигает наряду со своими кандидатами одного представителя шведско-финской компании и голосует за него на собрании акционеров. Юридических обязательств у нас не было. Так как TeliaSonera поступила по отношению к нам не по-джентельменски, мы считаем себя свободными от таких договоренностей.

В этом году TeliaSonera предложила "Телекоминвесту" выдвинуть кандидатуру Мохамеда Амерси, который ранее представлял в совете директоров "Мегафона" сначала интересы Телекоминвеста (при предыдущих акционерах), затем Altimo. Нет сомнения, что г-н Амерси очень гибкий бизнесмен и консультант, но, не будучи знакомыми с ним, мы решили воздержаться от его выдвижения. У TeliaSonera достаточно голосов для его избрания в совет директоров, думаю, они и без "Телекоминвеста" справятся.

Однако наш отказ от выдвижения не исключает, что "Телекоминвест" не поддержит своими голосами одного из кандидатов от TeliaSonera. Решение пока не принято.

- Как Вы видите дальнейшее развитие "Мегафона". В каком состоянии находятся переговоры об объединении оператора с "Ростелекомом", на базе которого будут консолидированы активы госхолдинга "Связьинвест"?

- Мы давно заявили о том, что нас, как акционеров "Мегафона" этот вариант интересует. Потому что у "Мегафона" нет ШПД и фиксированной связи, а компании "Связьинвеста" – крупнейшие игроки на этих рынках. В то же время, у "Связьинвеста" не все хорошо с мобильной связью. На уровне бизнес-идеи нам это интересно, потому что это выгодно "Мегафону", а как это будет практически претворяться в жизнь, мы не знаем.

Сейчас переговоры не ведутся. Наверное, руководство "Связьинвеста" решает внутренние вопросы: занимается сделкой с "Системой", реструктуризацией. Поэтому на сегодняшний день этот процесс притормозился. Не исключено, что "Связьинвест" рассматривает и другие варианты развития своего сотового бизнеса, без участия "Мегафона".

Возможно, "Связьинвест" хочет выждать, понять, как разрешат свои споры акционеры "Мегафона", чтобы не вписываться в новую конфликтную историю.

- Но "Связьинвесту" нужен контроль в "Мегафоне", а вы со своим пакетом не можете его обеспечить. Получается, что пока нет договоренностей с Altimo или TeliaSonera, такая сделка в любом случае вряд ли осуществима. Или есть варианты?

- Варианты есть. Все-таки 39% акций "Мегафона" – это немалая доля, обеспечивающая существенное влияние на деятельность компании.

Кроме того, как я уже говорил, мы полагаем, что одновременное присутствие "Альфы" в "Мегафоне" и "Вымпелкоме" вредит справедливой конкуренции. Речь идет о перетоке чувствительной информации, о возможности влиять на существенные принимаемые решения в компании, и не в одной, а в двух из трех (операторов большой "тройки" – ИФ). Ни на одном рынке западных и развивающихся стран такой ситуации нет.

- Она существовала в России 6 лет, и не вызывала вопросов у регуляторов…

- Данная ситуация длится не 6 лет, а с момента заключения соглашения об урегулировании конфликта по IPOC, т.е. около полутора лет. До этого акционер "Мегафона" "ЦТ-Мобайл" даже не входил в группу Altimo. Мы же на протяжении этих полутора лет пытались упорядочить акционерную структуру "Мегафона".

Настало время, наверное, нормализовать эту ситуацию. Более того, исходя из публичных заявлений, и Минкомсвязи и ФАС считают также.

Для осуществления нормальной конкуренции два оператора из трех не могут иметь существенного влияния одного и того же акционера. В Индии, например, есть закон о том, что крупный мобильный оператор не может владеть более 10% в другом операторе. Соответственно, крупный акционер оператора не должен владеть более 10% другого.

- Вы планируете развивать "Мегафон" совместно с другими активами Алишера Усманова? В частности, компаниями, доли в которых приобрел инвестфонд DST?

- Я уверен, что будущее за конвергенцией мобильных операторов, контент-провайдеров и интернет-площадок. По мере развития каналов связи способов доставки информации будет настолько много, что вопрос встанет о контенте. То, что делает DST – социальные сети, интернет-сервисы, это очень интересно. Что такое мобильный бизнес на сегодняшний день? Это ритейл – канал продаж и доставки контента.

Телекоммуникационные операторы сегодня лучше всех работают с потребителем с точки зрения продаж. Если этот потенциал использовать для тех же ресурсов DST, например, то, мне кажется, возникла бы очень интересная синергия. Мы работаем над этим.

- Как организовано управление телекоммуникационными, интернет- и медийными активами А.Усманова? Какое разделение полномочий существует между "Телекоминвестом" и "АФ Телекомом"?

- "АФ Телеком" - холдинговая компания с точки зрения владения активами. Функции управления сосредоточены в "Телекоминвесте". При этом в каждом бизнесе есть своя менеджерская команда, которая им управляет. Отличная менеджерская команда - в DST, "Мегафоном" прекрасно руководит команда, которую возглавляет С.Солдатенков. Телеканалами великолепно управляет команда Ивана Таврина. Зачем нам дублировать функции менеджмента? Наша задача – отслеживать интересы акционеров и искать синергию между различными бизнесами.

В совет директоров "Телекоминвеста" входят все ключевые управленцы наших компаний, за исключением И.Таврина – нашего нового партнера, которого мы еще не успели ввести в совет.

- Кстати, И.Таврин инвестировал в интернет-провайдера NetByNet. Это не связано с проектами "Телекоминвеста"?

- Нет, это его личная инвестиция. Но мы будем рады, если он нас туда пригласит.

- Такое возможно?

- Никогда не говори никогда.

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Экономика
Центробанк России снизил ключевую ставкуЦентробанк России снизил ключевую ставку
В Банке России сообщили, что инфляция замедляется быстрее, чем прогнозировалосьПодробнее
"Ъ" узнал о сорвавшейся из-за Roshen продаже "дочки" Сбербанка на Украине"Ъ" узнал о сорвавшейся из-за Roshen продаже "дочки" Сбербанка на Украине
За продажу "идущей в комплекте" Липецкой кондитерской фабрики на Украине попросили $250 млн при реальной стоимости не более $120-140 млн, что оказалось невыгодно российской сторонеПодробнее
Журнал Forbes назвал наиболее надежные российские банкиЖурнал Forbes назвал наиболее надежные российские банки
В тройку лидеров вошли Сбербанк, Юникредит Банк и РосбанкПодробнее
Литовские приставы взыщут с "Газпрома" штраф в 36 млн евроЛитовские приставы взыщут с "Газпрома" штраф в 36 млн евро
"Газпром" должен был уплатить штраф до 22 марта 2017 годаПодробнее
Google не удалось убедить рекламодателей США в надежности YouTubeGoogle не удалось убедить рекламодателей США в надежности YouTube
Компании стали отказываться от размещения рекламы на YouTube, поскольку их объявления показывались вместе с экстремистскими видеороликамиПодробнее
Компания Геннадия Тимченко реконструирует ресторан "Золотой колос" на ВДНХКомпания Геннадия Тимченко реконструирует ресторан "Золотой колос" на ВДНХ
По данным источников "Ведомостей", в заведнии будет сделан акцент на блюдах, приготовленных из продуктов российских производителейПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи