Четыре признака корпоративного мошенничества

Одна из самых популярных и разорительных для простых потребителей форм корпоративного мошенничества - это ценовой сговор, картель компаний, в тайне объединивших свои усилия ради поддержания нерыночных цен на свою продукцию

Четыре признака корпоративного мошенничества
Фото: Reuters

Женева. 26 марта. FINMARKET.RU - Танья Артига Гонзалес и Макус Шмид из Швейцарского института банковского дела и финансов, а также их коллега Дэвид Йермак из Школы бизнеса Стерна изучили опыт 2115 американских компаний, все они в то или иное время были обвинены в нарушении антимонопольного законодательства и искусственном завышении цен.

Обычно финансовое мошенничество ассоциируется с фальсификацией корпоративной отчетности - компания старается выглядеть на бирже получше и мухлюют с бумагами. Но экономистов заинтересовал другой, более изощренный вид мошенничества: компании участвуют в ценовом сговоре и при этом изо всех сил пытается скрыть преимущества, которые получает. Они хорошо зарабатывают, но чтобы продолжать это делать, им нужно скрыть свои доходы от регуляторов, аналитиков, клиентов и часто от собственного совета директоров.

Картель - это незаконное объединение формально независимых фирм, которые с помощью различных уловок пытаются увеличить свой доход и прибыль. Чаще всего они манипулируют ценой или сокращают предложение своего продукта. Решение о том, чтобы войти в картель, принимает топ-менеджмент фирмы, а реализуют его менеджеры среднего звена. Это означает, что формирование и развитие картеля окажет влияние на руководство компании.

Часто картели возникают в компаниях, где вся власть сконцентрирована в одних руках и в высшем руководстве или где совет директоров слабый и не хочет брать на себя инициативу. Еще один фактор риска - это система оплаты сотрудников "по результату".

Когда компания вступает в картель, ее прибыли обычно начинают резко расти.

Тысячи компаний участвовали в картелях за последние 25 лет

Экономисты исследовали 648 картелей за 1986-2010 годы.

  • Медианный размер картеля - 8 компаний. Некоторые известные компании участвовали в нескольких картелях одновременно или в нескольких сговорах в одно и тоже время. ExxonMobil участвовала в 13 различных картелях.
  • Картель существует в среднем 5 лет до того, как его раскроют. Но есть и свой рекордсмен - картель на рынке труб для морского флота, куда входили известные производители изделий из резины Goodyear и Parker Hannifin, существовал 22 года.
  • Количество раскрываемых преступлений такого сорта заметно выросло в последние годы.
  • С начала 2000-х годов нарушители антимонопольного законодательства заплатили $2 млрд штрафов за участие в картелях: 60% уходит государству, а 40% - на урегулирование гражданских исков.

Наиболее подробные данные у экспертов были по 216 американским компаниям, которые с 1986 по 2010 годы участвовали в 382 незаконных сделках. Каждую компанию ученые сравнили с аналогичными компаниями, работающими в той же отрасли, но не участвующими в картеле. В контрольной группе оказались 3511 компаний.


Рентабельность активов компаний, входящих в картель, заметно выросла


Фирмы, участвующие в картелях, как правило куда более прибыльны, но у них больше проблемы с бухгалтерской и другими формами отчетности. Обычно фирма, участвующая в картеле, является самой крупной компанией в отрасли.

  • Во время пребывания в картеле продажи компании растут на 4,6% быстрее, чем у конкурентов.
  • Рентабельность активов увеличивается на 0,4% быстрее, чем у конкурентов.
  • Рыночная капитализация растет на 3,6% быстрее, чем у компаний в контрольной группе.
  • Растущие прибыли компания направляет на расширение производства: она инвестирует и нанимает новых рабочих. Появляются новые заводы, новое оборудование. При этом не ясно, чем вызвана такая стратегия, ведь картель подразумевает, что выпуск нужно ограничивать, чтобы удержать цены. Возможно, это способ обмануть регулятора или компании входят в другие виды бизнеса.

Матрица поможет вычислить обманы

Есть четкие и совершенно универсальные признаки, по которым можно определить - входит компания в картель или нет. Их четыре:

  • Компания пытается запутать аудиторов и акционеров и выпускает очень сложную отчетность, в которой сглажены данные по прибылям и постоянно меняется классификация видов деятельности.
  • Компания слишком часто пересмативает выпущенную ранее финансовую отчетность.
  • В совете директоров такой компании обычно много людей со стороны, людей, которые участвуют во множестве советов директоров и не знают компанию изнутри. Если директор уходит в отставку, его долго не могут заменить, а иногда вообще не находят замены.
  • Компания, участвующая в ценовом сговоре, не меняет аудиторов годами.

Примерно так себя ведут и компании, которые замешаны в других видах корпоративного мошенничества: например, хотят скрыть плохие результаты или злоупотребления и ошибки менеджмента.

Хороший пример - фармацевтическая компания Bristol-Myers Squibb, которая участвовала в картелях в трех странах в период с 1998 года по 2005 год.

  • Примерно раз в год она меняла описания видов деятельности в отчетах: каждый раз они оказались в разных подкатегориях, а однажды она на два года вообще удалила весь классификатор.
  • Компания пять лет подряд переоценивала свои прибыли, в течение двух лет она это делала дважды за год.
  • Несмотря на явные проблемы с финансовой отчетностью, Bristol-Myers Squibb не меняла аудитора.
  • В этот период на нее дважды подавали в суд.
  • За время участия в картеле в компанию пришли три внешних директора - все они были членами советов директоров разных компаний одновременно.
  • В 2006 году, когда федеральные власти предъявили ей обвинение в ценовом сговоре, Bristol-Myers Squibb сменила аудитора (поменяла PricewaterhouseCoopers на Deloitte & Touche), назначила в совет директоров независимого человека, бывшего сотрудника ФБР и федерального судью.

Экономисты изучили две сферы, в которых участники картелей жульничают чаще всего: отчетность и корпоративное управление. В каждой из них они используют множество способов, чтобы обмануть акционеров, потребителей и государство. Эти способы экономисты обобщили в виде матрицы.

Назначение и замена директоров

  • Совет директоров компании может знать или не знать об участии компании в картеле.
  • В любом случае компании, участвующие в картеле, не торопятся менять директоров, которые увольняются или уходят на пенсию. Новый директор, особенно внешний, может раскрыть сговор или приостановить действие картеля.
  • Статистка это подтверждает: в компаниях, участвующих в картелях, директора чаще покидают свои позиции. При этом иногда на их место не приходят новые директора, их просто становится меньше.
  • Директора в компаниях, участвующих в картелях, либо догадываются о нем, либо обеспокоены возможными последствиями. Но они предпочитают не устраивать скандал, вместо этого они просто тихо уходят.
  • Если новых директоров нанимают, то обычно они оказываются либо иностранцами, либо очень занятыми людьми, занятыми в совете директоров трех и болеее компаний. И те, и другие халатно относятся к обязанностям и редко следят за ситуацией в компании. Таких директоров в компании - участнице картеля - обычно больше, чем в обычной фирме.

Смена аудиторов

  • Фирмы, участвующие в картелях, меняют внешних аудиторов в два раза реже, чем честные компании. Причины все те же - новый аудитор может вскрыть обман.
  • Компании всячески стараются избегать нового и независимого мониторинга вне зависимости от своего размера и количества видов деятельности.

Переоценка отчетности

  • С 2001 года фирмы, участвующие в ценовых сговорах, на 50% чаще проводили переоценку уже выпущенной отчетности. Они использовали ошибки и искажения в бухгалтерской отчетности, чтобы скрыть мошенничество.
  • При этом после отказа от участия в картельном сговоре эти компании пересматривают отчетность реже, чем их конкуренты, никогда не участвовавшие в картеле.

Искажение прибылей

  • Фирмы, участвующие в картелях, должны скрывать свои ненормально высокие прибыли. Это нужно, чтобы не вызывать подозрений у регуляторов, аналитиков и коллег по отрасли. Этого можно достичь с помощью двух стратегий: манипуляция необязательными расходами и доходами будущих периодов.
  • Однако выяснилось, что компании, участвующие в картелях, неохотно используют эти стратегии.
  • Возможно, они ожидают еще большого роста прибылей в будущем и опасаются искажать их рост. В этом случае резкий рост прибыли может привлечь внимание регуляторов, поэтому они постепенно готовят почву для его стабильного роста. Это попытка сгладить динамику прибылей.

Реклассификация отраслей

  • Диверсифицированные компании должны выдавать финансовую отчетность по различным сегментам своего бизнеса. А затем предоставлять общую информацию о таких показателях как продажи, операционная прибыль, капитальные расходы и инвестиции в активы. При этом компании сами могут распределять прибыли по различным направлениям своего бизнеса.
  • Конгломераты часто меняют размер прибыли и даже саму классификацию своих бизнес-отделений. Независимо от мотивации, сравнивать финансовые результаты компании за разные годы в таком случае становится сложнее.
  • Компании, участвующие в картелях, чаще других меняют классификацию своих подразделение и сегментов бизнеса. Это помогает им скрыть сговор и затрудняет сравнение отчетности.

Операции с ценными бумагами

  • Когда компания завышает прибыли, чтобы повысить оценку на фондовых рынках, менеджеры стараются быстрее реализовать свои опционы на покупку акций - их часто дают в качестве компенсации. Они стараются побыстрее получить свою прибыль.
  • В случае картеля ситуация более запутанная: менеджеры ожидают значительного роста доходов в будущем, а значит и роста капитализации компании и стоимости своих акций. Однако они боятся, что власти раскроют схему или опасаются, что сговор будет продолжаться недолго - тогда капитализация рухнет.
  • Операции с бумагами могут быть своего рода способом коммуникации, например, менеджеры дают понять рынку, что не ожидают роста прибылей, значит, нет никаго сговора.
  • В фирмах, участвующих в картелях, менеджеры стараются побыстрее обменять свои опционы на наличные. Скорее всего, они боятся, что картель будет раскрыт.

Обвинения в мошенничестве с акциями

  • 60 из 216 рассматриваемых фирм были обвинены в различных мошенничествах с акциями, с 1996 по 2010 годы.
  • Такие компании за различные мошенничества с бумагами судят в три раза чаще, чем обычные компании. Причем акционеры редко жалуются на махинации с ценами на товары, то есть они жалуются не на участие в картеле.
  • Их больше раздражают ошибки в финансовой отчетности и всевозможные манипуляции, которые применяют картели, чтобы скрыть ценовой сговор.

В России матрицей лучше не злоупотреблять

В России Федеральная антимонопольная служба раскрыла несколько масштабных ценовых сговоров. Были найдены признаки сговора на рынках жидкой каустической соды и поливинилхлорида, на рыбном рынке, на рынке соли и других.

Эксперты, опрошенные "Финмаркетом", уверены, что система раннего предупреждения, описанная экономистами, подойдет и для России. Но проблема в том, что слепо руководствоваться ею нельзя, иначе доказательства не будут объективным. Антимопольное ведомство в США имеет право расследовать сговоры и должна искать прямые и очевидные улики. Без этого использование матрицы может привести к судебному произволу.

Светлана Авдашева, профессор ВШЭ, кафедра экономического анализа организаций и рынков

"Подобная матрица примерно одинакова и для США, и для России. Нюанс в том, что на рынках разных стран формы проявления картелей разные. Формальные признаки те же, что и для американских фирм, проблема только в том, что эти признаки не всегда являются признаками ценового сговора.

В России, например, иные формы отчетности компаний, чем в США. Подозревать существование картели можно, только когда у фирм одинаковые доли на рынке. Например, если владелец бензоколонки, у которого доля рынка 40%, меняет цены относительно другой бензоколонки, у чьей компании доля 60%, это не ценовой сговор, а просто такая стратегия первого владельца, ценовой зонтик. Нужно интерпретировать изменения цен с учетом особенностей рынка.

Такая система может быть полезной в России, если антимонопольному органу нужно принять решение о расследовании деятельности компаний. В России в ФАС нет оперативников и быть не может, она ведет подобные расследования совместно МВД. Минюст в западных странах, в том числе в США, как правило, наоборот, имеет право проводить оперативный розыск. Например, США можно внедрить в компанию агента, установить прослушку и потом ее использовать.

Если использовать эти признаки ценового сговора как доказательство в суде, то эта матрица даже опасна. В случае с Россией у судов тогда будут только косвенные улики, а на их основании нельзя выносить обвинительный приговор. Я считаю, что это нарушение презумпции невиновности. К тому же, исполнение закона дискредитируется, если по нему будут сажать или приговаривать к крупным штрафам невиновных".

Виталий Дианов, старший юрист антимонопольной практики юридической фирмы Goltsblat BLP

"В целом, подходы к расследованию картелей универсальны во многих странах. При этом можно говорить о некой специфике расследований в тех случаях, когда антимонопольный орган помимо оценки картеля как административного нарушения (или аналогичного административному), одновременно оценивает картель и как уголовное преступление. В последнем случае к стандартам доказывания картелей предъявляются повышенные требования. В частности, указанная система действует в США.

Что касается России, то в нашей правовой системе антимонопольный орган уголовными преследованиями не занимается. Возможно, по данной причине стандарты доказывания картелей, которые применяет ФАС России, не всегда оказываются высокими.

Есть примеры, когда решение о наличии устного картеля выносились только на основании анализа "атипичного поведения" компаний на рынке без приведения иных доказательств.

Как представляется, такой подход несет в себе больше опасностей, чем блага. Для обвинения в компаний в антиконкурентном сговоре, если нет прямых доказательств, требуется целый ряд непротиворечивых сопутствующих доказательств: электронная переписка менеджеров компаний - участников картеля, распечатка соответствующих телефонных переговоров, доказательства встречи картелистов, схожие "до степени смешения" внутренние документы компаний, экономическая оценка поведения компаний на рынке, иное. В отсутствие таких доказательств риск привлечения невиновных, на наш взгляд, недопустимо велик".

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Экономика
Российской экономике предсказали еще один год неопределенностиРоссийской экономике предсказали еще один год неопределенности
Выводы экспертов, выступавших в рамках открытой сессии "Экспертного совета аналитиков", организованной "Гильдией аналитиков и риск-менеджеров" совместно с "Интерфаксом"Подробнее
Еврокомиссия начала расследование против Германии из-за VolkswagenЕврокомиссия начала расследование против Германии из-за Volkswagen
Аналогичные процедуры начаты в отношении Чехии, Литвы, Греции, Люксембурга, Испании и ВеликобританииПодробнее
ЦБ РФ отозвал лицензии у четырех московских банковЦБ РФ отозвал лицензии у четырех московских банков
Речь идет о Вега-банке, М2М Прайвет банке, Международном банке развития и банке "Русский финансовый альянс"Подробнее
Евро упал к рублю до минимума почти за полтора годаЕвро упал к рублю до минимума почти за полтора года
Падению курса способствовали итоги заседания Европейского центрального банкаПодробнее
"Аэрофлот" назвал низкую загрузку бортов дополнительным фактором массовой отмены рейсов"Аэрофлот" назвал низкую загрузку бортов дополнительным фактором массовой отмены рейсов
В авиакомпании подчеркнули, что определяющим этот фактор не являетсяПодробнее
"Газпром" подписал контракт на строительство первой морской нитки "Турецкого потока""Газпром" подписал контракт на строительство первой морской нитки "Турецкого потока"
Компания Allseas должна будет уложить по морскому дну более 900 км газопровода, используя крупнейшее в мире строительное судноПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи