Великая тайна чего угодно

Перед нами – диптих. Кадры и текст фильмов, как и их темы, переплетаются друг с другом, и зритель с удивлением будет узнавать разные концовки одинаковых зачинов

Москва. 5 октября. INTERFAX.RU - Когда фильм "Вода" вышел на телеэкраны, случился скандал. Это было в 2006 году. Зритель голосовал за "Воду" руками и ногами. Динамичный, увлекательный, переполненный мистикой и научными экспериментами, он был как цунами: смел всех на своем пути. Получил "ТЭФИ", "Лавровую ветвь" и массу других призов поменьше, продан за границу. Настоящий документальный блокбастер – первый на пост-советском затишье. И первый же крупный научно-популярный фильм. Почему бы не радоваться? Много компьютерной графики, ученые и священнослужители в кадре, ощущение причастности к тайнам науки. Документальный проект десятилетия? Канал "Россия" в восторге провозглашал свою любовь к документалистике такого уровня – интересной, дорогой (даже по международным меркам) и безобидной.

Но были и другие люди – ученые, интеллигенция, критики. Бойко, лихо сделано, соглашались они. А есть ли в этом кино научность? Почему собраны отрывочные реплики "ученых", которых никто не знает, - и осторожные реплики мэтров науки? Ведь они вовсе не обязательно дополняют друг друга. Зрителю не дают опомниться, его тащат за авторским текстом, который встраивает все синхроны в свою философско-мистическую концепцию. Вода, согласно ей, - особая субстанция, в которой есть не просто личность: она в фильме выводилась как некое божество. Подозрение вызывало то, что никаких серьезных аргументов в пользу этого "говорящие головы" не приводили, автор сам додумывал на ходу. Например, из рассказа священника о том, как совершается Крещение, он выводил, что вода своей божественной силой наделяет человека частью своей мощи. Пантеистическую концепцию автора можно было бы расценивать как его личную позицию – но так бы и говорил! Нет, автор "Воды" скрылся за уверенным голосом Сергея Чонишвили, начитывающего по инерции что дадут. "Воду" ругали не меньше, чем развлекательные телешоу и самые лучшие молодежные комедии. А компания "Мастерская" по горячим следам сделала, руководствуясь тем же шаблоном, фильм "Плесень". Более масштабный, он содержал в себе множество примитивно сделанных игровых реконструкций, но в отношении личностей ученых был более корректен, а в выводах – более осторожен.

Теперь авторы, Саида Медведева, Анастасия Попова и остальные работники студии "Мастерская" (все-таки фильм трудно назвать авторским), делают следующий шаг. Фильмы "Тайны любви" и "Тайны смерти" выходят в октябре сначала в кинотеатральный, потом в телевизионный прокат. Еще более масштабные, с еще более интересной тематикой – в них, на первый взгляд, всего больше. Попробуем вычленить основные плюсы и минусы пополнения.

Обе серии необходимо смотреть подряд. Это интересный ход. От научно-популярного жанра фильмы, к сожалению, ушли в сторону философско-созерцательных. Это жаль. Предыдущие части все же содержали в себе массу интересных подробностей естественнонаучного происхождения. О любви и смерти мы в этот раз почти ничего нового для себя не узнаем. Даже крупные ученые говорят в кадре банальности, и без них известные любому взрослому человеку. Религиозные деятели чаще всего вторят им, а специальные гости Эмир Кустурица и Кршиштоф Занусси ощущаются как приятные, но явно лишние в серьезном разговоре собеседники. Ясно, что раз удается поговорить со знаменитостью, такую возможность упускать нельзя, но Кустурица и Занусси – плохие мыслители, ничего не поделаешь. И полуграмотные. Здесь укажем плюс новых "Тайн" в сравнении со старыми: они в большей степени насыщены цитатами из серьезной литературы, в том числе философской. Впрочем, это качество страдает от искажений, которым, не предупреждая зрителя, подвергают авторы исходный текст. Так, в начале "Тайн смерти" Ветхий Завет цитируется с произвольными добавлениями, которые должны бы усиливать впечатление. Вместо этого зритель, раз поймав фильм на лжи, впредь относится к цитатам более осторожно. Ветхий Завет еще и иллюстрируется: игровые реконструкции стали не только более вульгарными и насыщенными спецэффектами, но и относящимися к сакральной сфере. Голые Адам и Ева – будто с фотосессии глянцевого издания. Еще в диптихе есть симпатичный французский парнишка с взъерошенными волосами – он играет ангела смерти и старается выглядеть серьезным. Идея не новая, Семен Райтбурт в научно-художественном фильме "Математик и черт" отдал роль Мефистофеля Александру Кайдановскому, но именно разница в подходе и конечном результате режет глаз.

Ангелов и демонов в диптихе хоть отбавляй. Мистическая направленность с уклоном в пантеизм и вульгарный магизм все же фирменная черта серии, от нее никто отказываться не думает. Однако аргументации авторам все же не хватает, и Патриарха Кирилла подверстать к своим воззрениям у них не очень получается. Чувствуя старание угодить и православным, и буддистам, и иудеям, и агностикам, авторы мечутся от одной крайности к другой, что, конечно, добавляет комического эффекта, но вряд ли входило в их расчеты. Ладно, давайте еще один положительный момент: фильмы стали менее торопливыми. Помимо того, что глаз может немного отдохнуть, есть и существенное изменение в восприятии. Если раньше голос Чонишвили давил и гипнотизировал одуревшего от мешанины образов зрителя, то теперь он не торопится и как бы предлагает поразмышлять вместе. Это приятно, но у фильм сразу встает на одну дорожку с сильными соперниками. Здесь и Вим Вендерс, и Крис Маркер, и Герц Франк, рефлексия которых совершенно иного порядка, хотя тематика схожа. Расчет авторов "Тайн", разумеется, не на людей, которые хотя бы слышали об этих режиссерах, не для того они миллионы долларов потратили, но хорошо, что они пытаются участвовать в неравной схватке.

В "Тайнах" самое привлекательное – это дерзновение, попытка прыгнуть выше головы, заглянуть за пределы обыденного сознания. Мы воспеваем Икара, а более благоразумного Дедала знают единицы. Дерзновение – свойство первых блокбастеров в любом направлении. Они притягивают внимание к отрасли и к своим более бедным собратьям. Они заставляют продюсеров вкладывать деньги, зрителей – платить за билеты, молодежь – пробовать снять еще лучше. А еще после "Тайн" хочется пойти и перечитать литературу, на которую они ссылаются. Это ведь редкость, за которую можно многое простить, не так ли?

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости