Грязные танцы

Фильм об учебе в художественной школе – это удобный повод сделать историю, в которой будут музыка, драма, романтика и динамика. Жаль, что авторам "Славы" добиться этого сочетания не удалось

Москва. 16 декабря. INTERFAX.RU – Нам, к счастью, есть, с чем сравнить. "Слава" - римейк одноименного фильма Алана Паркера, который, в свою очередь, представляет собой облегченную версию эстетики Роберта Олтмана. Структурно фильм состоит из переплетающихся историй нескольких молодых людей, поступивших в престижную художественную школу. Мы наблюдаем за ними с вступительных экзаменов до выпускного концерта. Версия Алана Паркера – хулиганская мозаика эпохи заката сексуальной революции. В его "Славе" музыкальные номера откровенны и вызывающе, но по-хиппарски наивны. Его мальчики подглядывают за девочками в раздевалке, и Паркер идет по острию ножа, показывая молодые девичьи груди. Его герои наполнены конфликтами – с родителями, друг с другом, с самими собой. Его художественная школа – это учебное заведение, в котором дети получают общее образование, которое сочетается с изнурительными занятиями по специальности. Эти дети молоды, они бунтари и все их проблемы – перед нами.

Кевин Танчароен, режиссер римейка, кино снимать вообще-то не умеет. Это не оскорбление, а факт его биографии. Танчароен – профессиональный танцор и режиссер танцевальных шоу, "Слава" - его дебют в кинематографе. Драматургии Паркера тут нет и в помине. Персонажи поблекли, конфликты стерлись, перейдя на уровень банального противоречия между мечтой о блестящей карьере и суровой реальностью. С трудом мы можем распознать в этих детях, которые в сравнении с фильмом-оригиналом стали заметно взрослее, шута-латиноамериканца, мамину девочку, агрессивного чернокожего мальчугана, который у Паркера не расставался с коллекцией ножей. Смотреть на этих детей скучно и бесполезно, а после Паркера даже неприятно: фильма нет. Зато есть ряд сюжетно связанных танцев, и тут проявляется талант Танчароена как танцора и клипмейкера. Самая удачная сцена в фильме – карнавал, где герои танцуют в масках. Это позволяет забыть о запоротых индивидуальностях и сосредоточиться на технике. Танцы у Танчароена профессиональны, циничны, сексуальны (а не эротичны). Он использует рапиды, пытаясь таким образом создать динамику фильма. В сюжет он включает развернутую историю учительницы – той, которая в оригинальном фильме гнобила одну из балерин. Теперь она более очеловечена. В целом же образ школы теперь похож на ПТУ, а главная мысль, которую должен усвоить зритель вместе с экранными героями, - это то, что Бах – это скучно, а рэп – это здорово. Рэпа в фильме много, как и черных, в то время как латиноамериканцы исчезли вовсе. Рэпом дышит все ПТУ художеств, и рэпом же наполнен финальный концерт, который у Паркера символизировал конец какого жизненного этапа и был далеко не первостепенным событием, а у Танчароена играет примиряющую роль, как во многих посредственных поделках последнего времени. Жалко зрителя, жалко режиссера, жалко замечательный сюжет, которые все исчезли под паутиной признаков дурновкусия. Что мешает плохому танцору, мы знаем давно. Что помешало хорошему, остается лишь предполагать.

Обозреватель Сергей Сычев

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи