Выставка одного шедевра

В Пушкинском музее открывается выставка, на которой будет представлена всего одна картина – знаменитая ренессансная "Антея"

Москва. 7 мая. INTERFAX.RU - Двенадцатого мая в рамках фестиваля "Черешневый лес" в Пушкинском музее открывается выставка одной картины: из неаполитанского музея Капо дел Монто в Москву привозят знаменитую "Антею" Джироламо Франческо Марии Маццола, известного, как Пармиджанино.

"Антея" Пармиджанино считается одним из знаковых полотен итальянского Ренессанса. Конечно, она не столь знаменита, как та же Джоконда, с которой, кстати, и повелась традиция устраивать в ГМИИ выставки одной картины, однако, загадочности и таинственности "Антее" также не занимать. Кем была изображенная на портрете девушка? Была ли она возлюбленной самого Пармиджанино? Или это просто собирательный образ идеальной женщины эпохи Возрождения?

Сам художник предпочел не раскрывать инкогнито прекрасной дамы. Известно лишь, что картина была написана где-то во второй половине 1530-х гг. и что она не являлась чьим-либо заказом. Изначально у портрета не было названия: "Антеей" изображенную на нем девушку окрестил в 1671 г. художник Джакомо Барри по имени известной на весь Рим куртизанки, которая являлась современницей Пармиджанино и - как полагал Барри - его любовницей.

Теоретически барышня с картины действительно могла быть куртизанкой - на это намекает ее богатое платье, отделанное дорогостоящим мехом куницы, золотым шитьем и дополненное роскошными аксессуарами. Подобный гардероб могла себе позволить либо очень знатная дама, либо дорогостоящая "женщина легкого поведения", принимающая щедрые дары от многочисленных возлюбленных.

Впрочем, если имя за портретом закрепилось безоговорочно, то профессия, приписанная "Антее" Барри, вызывала сомнения: девушка выглядит слишком одухотворенной и мистически-притягательной для того, чтобы ценителей прекрасного могла удовлетворить довольно заурядная история о куртизанке, пусть и известной на весь Рим. Поэтому многие предпочитали верить версии о знатной даме. Или - на худой конец - соглашались с тем, что Антея была дочерью прислуги Пармиджанино. Однако самая красивая и загадочная история, связанная с портретом, сводится к тому, что Антея - это идеальный собирательный образ женщины эпохи Ренессанса: физически совершенной, благодетельной и неприступной.

Последнее предположение более всего соотносится с личностью художника. Джироламо Франческо Мария Маццола, получивший по месту рождения прозвище Пармиджанино ("житель Пармы") увлекался мистикой и алхимией, что накладывало заметный отпечаток на его творчество. Вышедшие из под кисти художника "Знатные дамы" и "Мадонны" демонстрировали идеальную и, в то же время, чуть отрешенную, "потустороннюю" красоту. Ореол таинственности исходит и от знаменитой "Мадонны с длинной шеей", и от почти сюрреалистического - благодаря необычной перспективе - "Автопортрета в выпуклом зеркале", который художник преподнес папе Клименту VII. "Антея" унаследовала все основные черты пропитанного мистикой творчества Пармиджанино: она завораживает идеальной красотой, гипнотизирует таинственным взглядом и интригует неизвестным происхождением. К слову, портрет прекрасной незнакомки художник написал незадолго до смерти - он скончался в 1540 г. в возрасте 37 лет. Москвичи смогут испытать на себе чары итальянской красавицы в течение двух месяцев, которые картина проведет в ГМИИ им. Пушкина.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости