Утомленные фильмом

Новый фильм Михалкова, он же "Утомленные солнцем-2. Предстояние" все равно посмотрит вся страна. Так стоит ли о нем так много говорить?

Москва. 21 апреля. INTERFAX.RU - Ответа на этот вопрос нет. Но точно можно сказать, что говорить, подбирать слова не хочется. Не хочется вспоминать этот фильм, думать о нем, спорить. Не хочется ругать его, хотя, наверно, через несколько дней сеть будет переполнена руганью в адрес Михалкова. Ну и что, если его и так ругают за каждое слово или жест? Да, почти вся интеллигенция ненавидит и презирает его (возможно, не без оснований), а простой народ преклоняется, хотя лучшие фильмы Михалкова он не любит и попросту не смотрит. Да, Михалков сделал все, чтобы к нему так относились, и скандал с Союзом кинематографистов – из той же серии эпатажных доказательств вседозволенности, что и удар в живот нацбола или премьера "Утомленных солнцем – 2" в Кремле. Неужели мы снова начнем обсуждать это?

Такая вот странная реакция на "продолжение" (именно в кавычках) одного из главных произведений Никиты Михалкова. Горькая правда заключается в том, что все его фильмы, начиная с "Сибирского цирюльника", вызывают тот же эффект, что и стихотворение Сергея Михалкова в приглашении на премьеру "Утомленных солнцем – 2".

Летней ночью, на рассвете,

Гитлер дал войскам приказ

И послал солдат немецких

Против всех людей советских –

Это значит – против нас.

И так далее. Что тут сказать? Вранья в этом стихотворении нет, действительно, они напали, мы защитили. Написано бойко, складно. Минимум тропов и любой другой образности. Никаких вторых и третьих слоев. Но – доступно, понятно, бесспорно. Это стихотворение не станешь учить наизусть и даже перечитывать – разве только заставят, как всю страну с некоторых пор заставляют смотреть каждый новый фильм Михалкова. Просто есть еще один стишок про войну, который ничего не открывает и только что режет ухо эстетам, до которых никому в нашей стране дела нет.

Так и "Предстояние" (так называется вторая часть "Утомленных") просмотрится, забудется и не вспомнится. Причем третью часть будет ждать та же судьба, это ясно уже сейчас. Кто сегодня помнит "Сибирский цирюльник"? Но – кто забыл "Родню", "Неоконченную пьесу", "Пять вечеров", "Утомленных солнцем", наконец? Никогда их не забудут, навсегда Михалков останется великим режиссером, который в какой-то период своего творчества почему-то решил перестать быть художником, а стать вместо этого народным вождем и совестью нации.

"Утомленные солнцем – 2" - рядовой блокбастер класса В. Компьютерные спецэффекты, которые, должно быть, долго и дорого разрабатывались, а выглядят все равно роликами из компьютерной игры. Все известные российские актеры, многие из которых посчитали за честь сняться у великого режиссера хотя бы и в эпизоде, но которые также ничего оригинального в этом фильме не показали. Ссылки на первую часть – как напоминание о том, каким грандиозным фильмом Михалков потряс весь мир пятнадцать лет назад. Некоторое количество "суровой правды" о войне, ничего, впрочем, не прибавившей к уже известному о ней. Вместо драматургии – ужасающие натурализмом сцены (танки, наматывающие на гусеницы кишки, загримированные под смертельно раненых актеры), перемежающиеся с сентиментальностью самого низкого уровня (крещение Нади Михалковой Гармашем, который держится за плывущую мину), которая вызывает больше усталости, чем даже раздражения. Никакого умолчания, возможности для интерпретации, какого-либо сотворчества со зрителем. Михалков зрителя больше не уважает.

Искусство "Утомленных солнцем" было в том, что каждый персонаж был прав, а наэлектризованный воздух дачи комдива Котова доводил ощущение взрывоопасности до высочайшего предела, когда даже шаровая молния в кадре – еще не кульминация. "Предстояние" расставляет акценты сразу, и никаких усилий здесь больше не требуется. Скучная череда сцен в течение двух с половиной часов уничтожает те несколько по-настоящему сильных моментов, которые украшают фильм (как, например, долгий кадр с деревенским сараем, темнота которого укрывает нечто бесчеловечное). Зритель их когда-нибудь вспомнит, но даже они не станут поводом для повторного просмотра.

Фильм сделан качественно, насколько это возможно технически. Все-таки такие взрывы, авиаполеты, батальные сцены и парения камеры для нашего кино не так часты, хотя не так уж они и нужны, если подумать. Исторические детали соблюдены с возможной для блокбастера точностью. Но есть фильм "Виктор Астафьев. Веселый солдат" Андрея Зайцева, сделанный на основе большого интервью с писателем, взятого в рамках сбора информации для "Предстояния". Там Астафьев говорит, что обмундирования у солдат не было, и часто на бойце из советской формы была только пилотка, а остальное – лохмотья да снятые с мертвых немцев обноски. И что были только страх и усталость. Такой войны Михалков показывать все же не стал, и солдаты у него хорошо одеты и бодры. Блокбастер национального масштаба все же. "Горькой правды" о войне в фильме никак не больше, чем в "Иди и смотри" Элема Климова, а правды художественной – в разы меньше. Может, нам и нужен российский "Перл Харбор", кто знает. Но, опять же, кто сегодня может вспомнить тот фильм?

Наконец, из личного, от себя. Не могу простить Михалкову то, что он раздевает свою дочь, юную Надю, в кадре. Она еще не профессиональная актриса и, кажется, больше занимается продюсированием (хотя пока не совсем удачно). Человек, который больше всех говорит о нравственности и клеймит всех противников бесноватыми, превратил "Утомленные солнцем – 2" в стриптиз Нади перед всей страной. Может, это ханжество, но не сказать об этом, одном из главных для меня ощущений от фильма, не могу. Об остальном можно бы и промолчать, так как нет достойного повода для разговора.

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции