Сочи, я люблю тебя! Фото с церемонии закрытия

В Сочи завершился 21-й "Кинотавр". Своими впечатлениями о кинофестивале и его итогах делится обозреватель interfax.ru Сергей Сычев

Москва. 15 июня. INTERFAX.RU – Главный приз жюри, во главе которого стоял режиссер Карен Шахназаров, - фильм Светланы Проскуриной "Перемирие". Победитель получит 625 тысяч рублей.

Приз за режиссуру – "Счастье мое" Сергея Лозницы.

Приз за лучшую мужскую роль – Иван Добронравов, фильм "Перемирие" Светланы Проскуриной.

Приз за лучшую женскую роль – Мария Звонарева, фильм "Человек у окна" Дмитрия Месхиева.

Приз за лучшую операторскую работу – Роман Васьянов, фильм "Явление природы" Александра Лунгина и Сергея Осипьяна.

Приз за лучшую музыку к фильму им. Микаэла Таривердиева – Анна Музыченко, фильм "Другое небо" Дмитрия Мамулия.

Приз за лучший дебют – "Пропавший без вести" Анны Фенченко.

Приз им. Григория Горина за лучший сценарий – Андрей Стемпковский, Ануш Варданян, Гиви Шавгулидзе.

Почетный приз "В память о бесценном вкладе в отечественную культуру" - Владимир Мотыль. Приз получила дочь режиссера.

Гильдия киноведов и кинокритиков России присудила свои призы конкурсным фильмам. Президент Гильдии Виктор Матизен вручил: "Специальное упоминание" - картине "Обратное движение" Андрея Стемпковского, Диплом Гильдии – картине "Другое небо" Дмитрия Мамулия, Приз Гильдии – картине "Счастье мое" Сергея Лозницы.

Короткометражное кино:

Приз "Специальное упоминание" жюри с формулировкой "за актерскую самоотдачу и поддержку нового кино" - актер Анатолий Белый.

Второе "Специальное упоминание" с формулировкой "За Наташу" (одну из главных героинь фильма) - "Это кажется, что прошло, а на самом деле, может, и не прошло" Максима Зыкова.

"За эмоциональный рассказ о человеческих ценностях" - фильм Ильи Казанкова "Мама".

"За смелую авторскую работу и ярко рассказанную историю" - "Словно жду автобуса" Ивана И. Твердовского.

Главный приз с формулировкой "за поэтический взгляд на обыденную действительность" - "Ракоход" Николая Соколова. Денежный эквивалент приза составляет 125 тысяч рублей. Также победитель получил 3000 метров пленки Kodak.

Призы жюри кинокритики:

"Специальное упоминание" - "Это кажется, что прошло, а на самом деле, может, и не прошло" Максима Зыкова.

Диплом – "Последний день Булкина И.С." Алексея Андрианова.

Приз - "Бинго" Тимура Исмаилова.

После длительного перечисления призов можно отдышаться и сказать несколько слов о впечатлениях. Главным на "Кинотавре" всегда был основной конкурс. Это скелет фестиваля, самое запоминающееся. Когда хотят поностальгировать и воскресить в памяти тот или иной год фестиваля, то это делают посредством перечисления лучших фильмов конкурса. Так вот, с этого года ситуация, похоже, меняется. Конкурс "Кинотавра" был похож на альманах, которым открывался фестиваль, - "Москва, я люблю тебя!": много картин, каждая из которых не то что бы плоха. Некоторые очень даже ничего, а технический уровень и нарративные навыки авторов вообще должны бы внушать оптимизм. Но почему-то общее впечатление – серость, усредненность, невыразительность. Может, все дело в том, что довольно быстро стали очевидны фавориты конкурса, которые разделили между собой основные награды.

Главным фильмом, конечно, стал игровой дебют документалиста Сергея Лозницы, которого, как и полагается, в Европе знаю значительно лучше, чем у нас. Фильм "Счастье мое" - это такой же бескомпромиссный выплеск боли режиссера, как и "Груз 200" Балабанова. Есть такие картины о бессмысленном и беспощадном русском человеке, которые сразу делят общество пополам: тех, кто никогда это кино не примет, так как оно оскорбляет его лучшие чувства и патриотическую слепоту, и тех, кто способен оценить диагноз и того, кто сумел его поставить. Химеры, которые встречаются на пути герою, отнимают у него часть за частью его человеческую сущность до тех пор, пока он сам не становится чудовищем. Дикий ужас охватывает не от натурализма происходящих кошмаров, а от эффекта узнавания, прозрения. Эта встреча с Тиресием настолько выделяется из всех полученных от конкурса впечатлений, что фильм Лозницы как-то сразу стал лидером и получил награды как от критиков, так и от жюри.

На втором месте по уровню оказались картины Проскуриной и дебютанта Мамулия. Те, кто голосовал за них, как кажется, делали это больше в пику фильму Лозницы, хотя эти две картины не лишены достоинств. Остальные картины представляли из себя часто довольно любопытные работы, которые найдут своих поклонников, но все же не было ощущения, что кто-то будет вспоминать их, когда речь зайдет о двадцать первом "Кинотавре". Можно только заметить, что в конкурсе стало так много коммерческих фильмов, что возникли предложения возобновить на фестивале существование двух параллельных программ – авторского и коммерческого кино, как это было в начале девяностых.

Разнородным получился конкурс короткого метра, в котором было представлено 19 работ молодых режиссеров. Здесь заметно, как прагматично мыслит кинематографическая молодежь. В этих работах меньше метаний, меньше радикализма, чем прежде, зато заявлена возможность рассказа коротких историй, законченных и взрослых. Молодое поколение хочет делать мейнстрим, и в этом есть плюсы и минусы, которые предстоит учесть в дальнейшем. Достаточно сказать, что в этом конкурсе было два фантастических фильма, одна эротическая мелодрама, один нуар и одна сказка про курсанта, который хочет позвонить своей маме и поздравить ее с днем рождения. Было и социальное кино, в том числе фильм ученика голландского режиссера Йоса Стеллинга Тимура Исмаилова, который получил приз критиков. Иван И. Твердовский представил в конкурсе фильм, уже участвовавший в ряде фестивалей документального кино.

Вопрос о границе между игровым и документальным был поставлен и всей программой Андрея Плахова "Летняя эйфория", в которой были представлены те фильмы, где эта граница слишком размыта. Если бы программа не шла во время показов основного конкурса и на нее ходило бы больше зрителей, можно было бы устроить по этому поводу серьезную дискуссию. Но программисты фестиваля, сами того не желая, выставили ее на периферию "Кинотавра", так что разговор пока придется отложить.

"Кинотавр" был важным прежде всего, как институт интеграции, который все сильнее объединяет кинопроизводителей, прокатчиков и критику. Круглые столы, питчинг, проходящий параллельно с фестивалем кинорынок - все это вместе составляет некую существенную узловую точку в кинопроцессе, где всего его участники могут встретиться и понять, как они могут работать совместно. Конечно, пока это сближение происходит очень медленно. Прокатчики и владельцы кинотеатров мало интересуются фестивальной программой и не ходят на обсуждения фильмов, приз "Кинотавра" очень мало влияет на прокатные перспективы картины. Фестивальная публика в свою очередь игнорирует кинорыночные презентации. Но взаимопроникновение все же происходит, и "Кинотавр" в этот раз сделал все, чтобы доказать: главную роль в этом процессе должна и будет играть критика. Собственно, цель всех трех круглых столов была именно в оправдание критики, которая после скандала с Союзом кинематографистов объявлена вне закона, да и без этого положение критики наиболее шатко среди всех направлений журналистской деятельности. Дискуссии "Кинотавра" показывают, что без критики кинематограф вымрет, вернется к существованию в виде пустого аттракциона. Без критики государство не знает, какие проекты следует поддержать, без критики новаторские произведения никогда не попадут к публике, без критики, наконец, вообще невозможно сколько-нибудь трезвое представление о кинематографе. У критиков в последнее время не так часто бывает возможность убедиться в своей востребованности, быть признанными, и двадцать первый "Кинотавр", может быть, останется в истории как фестиваль, на котором критическое сообщество уверенно заявило о своей необходимости. Ответ мы узнаем очень скоро.

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции