Про вампиров – или хорошо, или ничего

В прокат выходит более чем странная попытка спародировать бурную моду и помешательство, вызванные молодежной сагой "Сумерки". Пародии не вышло, один паразитизм

Москва. 1 сентября. INTERFAX.RU – Сценаристы когда-то известных серий "очень страшного кино" Аарон Зельцер и Джейсон Фридберг, вооружившись полным боезапасом фирменного туалетно-девиантного юмора, взялись на этот раз за материал во многих смыслах "священный" для целого ряда поклонников фильмов про вампиров. Чувства юных дев, помешанных на истории Эдварда и Бэллы, понятное дело, для комедиантов и пародистов не в счет. Но своим "Вампирским засосом" творческий союз Зельцера-Фридберга сажает мощную пощечину не только хорошему вкусу, но здравому смыслу тоже. По сути, авторы "Засоса" с имеющимся в массовом кинематографе явлением поступают ничуть не менее кровожадно, чем сами вампиры со своими жертвами, только выходит это у них куда менее интеллигентно. И прощения таким киношникам нет никакого.

Добрым словом можно помянуть разве что человека, ответственного за кастинг: Дженн Проске (пародийная Бэлла) и Мэтт Лантер (как бы Эдвард) – действительно не вызывают рвотного рефлекса на фоне общей передозировки тошнотворных компонентов. Они молоды, чем-то неуловимо похожи на оригинальную парочку, только, простите, немного "поживее" Кристен Стюарт и Роберта Паттинсона, в общем, Проске и Лантер почти идеальные актеры для участия в пародии на романтическую сагу. На этом, зримые преимущества "Вампирского засоса" заканчиваются, не успев проявить себя ни в какой мере, и попросту добив мегатоннами развесистой несмешной пошлятины и прочей "клюквы".

Сюжет "Вампирского засоса" скрупулезно следует ходу событий первых двух частей оригинальных "Сумерек", с той лишь разницей, что на каждый безобидный поворот хромая пародия "наматывает" паклю вульгарных и абсолютно несмешных деталей, которые, если их так же дотошно запротоколировать, в итоге не станут даже мало-мальски угрожающим спойлером.

Почему же в итоге из горы, из столь благодатного материала, как подростковые страсти по большой мистической любви, рождается мышь, вопрос умеренно-риторический. Возможно, частично ответ заключается в свозящей нерадивости, с которой Зельцер и Фридберг уже целое десятилетие с момента выхода "Самого страшного кино" в буквальном смысле слова эксплуатируют в той или иной форме "выстреливающие" продукты массового кино. А такого даже "ширпотреб" не прощает. Подхватывая ту или иную идею, они слепо и бездумно, практически варварски поступают с первоисточником. Так из тушки уже убитого зверя опытный таксидермист сделает милое, на любителя, конечно же, чучелко с забавными глазами-бусинами и почти живым бодро приподнятым хвостом, а Зельцер с Фридберогом, как один из персонажей Джона Ирвинга, носятся с "Грустецом", придают ему различные позы и выражения морды, но результат по-прежнему всех пугает и приводит в неистовство. Так вот, создатели "Вампирского засоса" в очередной раз выступили бессмысленными потрошителями жанра, вывернув и выбросив в корзину все внутренности и всю потенциальную суть, вдобавок поменяв у чучела рот и задний проход местами.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости