Кентавр

Фильм Клима Шипенко – попытка примирения. Это относится как к сообществу специалистов по кино, так и ко всему человечеству. Лишь бы не обмануться

Москва. 12 ноября. INTERFAX.RU – Недавно возникло такое странное слово – "арт-мейнстрим". Если по-русски, то это значит "и нашим, и вашим". Давно уже стало общим местом, что у нас кинематограф поделен на две части. Отдельно существует авторское кино и отдельно - коммерческое. Их творцы и аудитория демонстративно не хотят понимать и признавать существование друг друга, а между этими неприступными вершинами находится пропасть, которая на Западе заполнена мейнстримом. В общем, до конца сложно понять, что нужно считать мейнстримом, но зато точно можно сказать, что у нас его нет. Фильм Клима Шипенко – одна из робких попыток протянуть мостик от одной вершины к другой, и сделано это на достаточном уровне, чтобы фильм был отобран в конкурсную программу "Кинотавра".

Давайте посмотрим, какие реверансы сделаны в каждую сторону, чтобы прекратить нетерпимость и начать диалог. На стороне авторского кино явно неслучайный подбор большинства актеров. Александр Яценко, Виктория Толстоганова, Сергей Газаров – это уже достаточный повод для любителя авторского кино пойти на фильм. Запутанный сценарий, несколько параллельно развивающихся конфликтов, нестандартный сюжет, основанный на модной нынче теме памяти и самоидентификации. И то, что критики спорили по поводу расшифровки фабулы фильма после показа на фестивале, показывает, что фильм цепляет, заставляет говорить о нем.

Массовый зритель будет знать об этом фильме, что здесь сыграла свою первую главную роль в кино певица Жанна Фриске, которая считается эталоном шарма среди глянцевых и не очень читателей. В паре с известным своей хулиганистостью Яценко она смотрится еще выгоднее, к тому же претендуя на некоторый интеллектуальный довесок к своей внешности, что должно сразить даже самых завзятых снобов. Шипенко более чем гуманно выставил все достоинства Фриске, да и во всем прочем постарался придать фильму оттенок гламурности, но не легкомыслия. Второй манок для массового зрителя заключается в том, что одной из главных линий является романтическая любовная история в стиле почти "Римских каникул" - едва ли не единственного фильма Уильяма Уайлера, который признает российский обыватель. Простой парнишка ходит со супер-звездой по провинциальному городку, и дива, между прочим, исповедуется ему в том, как именно такого паренька ей недоставало в жизни. Очень пикантное зрелище. Наконец, хотя это может показаться не таким уж сильным ходом, появление в фильме Сергея Галанина в роли самого себя, да еще и с песней в собственном исполнении с последующим бэкстейджем. Наверное, это также может сработать, хотя фанатов у Галанина не настолько много, чтобы они могли наполнить собой российские кинозалы.

Помимо цехового интереса к фильму следует отметить его гуманитарный пафос. Естественный для западного кино, он не так часто встречается в нашем. Тоска провинциального паренька по любви, человеческое отношение к подозреваемому в преступлении (а существенная часть фильма происходит в кабинете следователя), понимание зрителем четких мотивов, которые движут каждым действующим лицом, ясность и неожиданность финала – все это призывает нас воздерживаться от скоропалительных выводов, присматриваться к "маленькому человеку" и сомневаться в собственной интерпретации событий. Память, как пытается доказать Шипенко, - штука сложная, и легко способна обмануть как того, кто пытается о ней расспросить, так и того, кто вспоминает.

Привлекательной чертой "Кто я?" является еще и ясность. Ясность расчета в отношении аудитории, ясность структуры фильма и его месседжа, ясность того, как он "работает" в зрительном зале. Это тоже редкость, которую следует ценить.

Обозреватель Сергей Сычев

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи