Прямо только вороны летают

"Черный лебедь" Даррена Аронфоски уже успел получить неоднозначную прессу и заработать внушительную кассу. Что ждет его на "Оскарах", мы все узнаем чуть позже

Москва. 9 февраля. INTERFAX.RU - Про "Лебедя", и правда, говорят сейчас очень подробно, связано это во многом и с отношением к режиссеру Аронофски и с повальной симпатией к актрисе Портман, а также и с самим сюжетом фильма про старательную балерину, дотанцевавшуюся до демонических видений в зеркалах.

По поводу талантов и возлагаемой на них ответственности не высказался уже только ленивый, а ленивых среди критиков, что наших, что зарубежных, как оказалось, не так уж много. Вот и получается, что режиссера с не такой уж обширной фильмографией, а про плодовитость Даррена Аронофски тоже особо не расшутишься, то со щитом его выгуливают, то на этот же самый щит, простите за межъязыковой каламбур, благополучно укладывают, знают очень многие. Вспоминают при этом стандартный набор: "Реквием по мечте", "Фонтан", может, "Пи", а теперь вот активно запараллеливают прошлогоднего "Рестлера" с ожидаемым "Черным лебедем". И самое интересное, что в отношении Аронофски правомочными будут абсолютно любые и даже диаметрально противоположные высказывания.

В новой картине, которая борется за статуэтку "Лучшему фильму", Натали Портман, которая, в свою очередь, претендует на звание "Лучшей актрисы в главной роли", методично драматизируются производственные отношения внутри одной нью-йоркской труппы в период подготовки новой постановки "Лебединого озера". Самоотверженная Нина (Портман) без аппетита проглатывает по утрам одно яйцо и половинку грейпфрута, а потом все танцует и танцует без устали, до хруста ногтей. Тут Аронофски, как всегда, верен себе и своим установкам: зачарованный натурализм поглядывает на зрителя со всех отражающих поверхностей, а эпизод из трейлера с пробивающимся из под лопаток черным перышком по праву можно назвать верхом поэтической образности батманов на кончиках пальцев, - вид искусства, которое, прямо скажем, надо или очень хорошо понимать или же очень сильно любить. Третьего, к сожалению, не дано. Так вот, Нина, кажется, этот свой балет не очень уже даже любит, а как сыграть черную "лебедессу", белая ей удается без особого труда, как многим отличницам, она точно не вполне понимает. Но отличницы, они такие, не сдаются на полпути к бездне. На помощь приходят коварный балетмейстер и по совокупности штатный стравливатель сердец в каком-то отвратительно комичном исполнении Венсана Касселя, энергичная и живая коллега по пуантам Лили, Мила Кунис, и, конечно же, вечные зеркала.

Напряжение и безумие нарастают в "Черном лебеде" с какой-то рассудочной прогрессией, с ежеминутными самоцитатами и переосмысленнами эпизодами на заданную тему, вычлененными из других высказываний коллег. Наблюдения за этим демоническим автоматизмом "самозагонного" действия так и подмывает продолжить терминами какой-нибудь сексологической брошюры, в которой практически к любым описательным терминам можно легко приставить "авто-", на ум, правда, почему-то выскакивают какие-то чудовищные словесные пары, типа "автофелляции" с "автофлагелляцией", ну и пусть, чужой балет почти так и выглядит, пожалуй. Так вот, к такому "автоэротическому", но все еще классическому "кинобалету" очень сложно быть готовым, но с другой стороны, от тщательной подготовки, как мы видим, может довольно предсказуемо уехать крыша, поэтому следующим фильмом, снятым, например, о чудесных плодах импровизации, Даррен Аронофски мог бы нас только удивить.

Обозреватель Полина Грибовская

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи