"Соучастие чем-то похоже на брак…"

Февральское ожидание главной киноцеремонии скрасит режиссерский дебют сценариста Уильяма Монахэна. Для "звездопоклонников" обоих полов имеются Колин Фаррелл и Кира Найтли

Москва. 16 февраля. INTERFAX.RU – Тема страстной защиты уязвимой артистки так дословно не поднималась, кажется, со времен "того самого" "Телохранителя", ну, все знают, о ком речь. Так вот, очередную зарисовку на эту тему, снятую по мотивам книги ирландца Кена Бруена, по большому счету, кроме вновь всплывшего в нашем прокате названия, ничего не роднит.

"Телохранителя" "вывел в свет" сценарист "оскароносных" скорсезевских "Отступников", награда тогда досталась в том числе и автору лучшего адаптированного сценария. И Уильям Монахэн подался в режиссеры. То, что у него получилось, украсило бы послужной список и без обязательного в таких случаях ярлыка – "дебют".

В героях ходит Митч (Колин Фаррелл), который сутки как вышел из тюрьмы, в которую вряд ли собирается возвращаться в обозримом будущем. Сам он переполнен стопроцентно благородными помыслами, а своих старых корешей с их братским воодушевлением видел, если не в гробу, то уж точно где-нибудь на пути в примерочную деревянных макинтошей. В общем, такой типаж трудно назвать новым или в каком-то смысле "перерожденным", "переосмысленным". Ничем таким подобным и самонадеянным Фаррелл ни себя, ни других не отягощает. Его герой – не единожды встречавшийся нам в кино правильный парень в, мягко говоря, неправильных обстоятельствах. Но с этим никаких проблем в восприятии не возникает: то ли Фаррелл умница, то ли у режиссера-сценариста Монахэна "лыжи сами едут".

Итак, Митча ждет куча дел, которые он со всем своим обаянием и непрогибаемой решительностью будет стараться отвести от греха подальше. Именно своих стальных принципов он и соглашается на мутную работенку, которая состоит только в том, чтобы оберегать от вездесущих папарацци хрупкую социопатку Шарлотт. Шарлотт не выходит из дома, боится и ненавидит людей, которым ее профессия обязала нравиться, ну и далее по списку. Героиня Киры Найтли аки трепетная лань без умолку блеет про то, что ее надо защитить от безумия внешнего "зазаборного" мира. В общем-то, именно романтическая линия "Телохранителя" хромает и спотыкается больше всех, но и тут Фаррелл не меняет своего амплуа, и от бесконечных эмоционально-изобразительных недоразумений Шарлотты именно он спасает сонную Найтли.

Остальные "деликатесы" разбросаны в "Телохранителе" с щедростью и в изобилии, не хватает только гайричиевского английского бульдога, чтобы все эти излишества жадно подбирать. Именно почерку Ричи больше близок дебютный очерк Монахэна о гангстерских буднях. Но подобострастного эпигонства в высказывании дебютанта отнюдь не наблюдается. Монахэн, кажется, упивается своим режиссерским материалом, он бесконечно предан и снисходительно симпатизирует абсолютно всем героям своего "Телохранителя". Более любезного подхода к остросюжетному содержанию давно не наблюдалось. Кажется, и остальные, не менее значимые, исполнители романтизированной бандитской драмы находятся в глубоком гипнозе от очаровательной значимости своих персонажей, ну так и что же, Рэю Уинстону и Дэвиду Тьюллису к такой глубине погружения не привыкать.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции