"Барсучок, мы вчера только пили, да?"

В прокат выходит перелицованный новым временем и новыми героями "Служебный роман". Но вопросов, как относиться к проявленной создателями сноровке, почему-то не возникает

"Барсучок, мы вчера только пили, да?"

Москва. 17 марта. INTERFAX.RU – Права на очередную экранизацию "Служебного романа" были выкуплены у Эльдара Рязанова еще в 90-х. Этот факт, безусловно, свидетельствует о невероятной дальновидности тех, кто очисткой своих прав на ремейк озаботился еще в те дремучие времена. Как бы там ни было, современная версия любимого и народного сюжета появилась только сейчас.

Людмила Прокофьевна нынче возглавляет крупное рейтинговое агентство, Новосельцев – простой финансовый аналитик, Самохвалов – занимается презентациями, Рыжова перетащила свои ужимки из сериала "Моя прекрасная няня", а Верочка – вообще не Верочка, а Вадик. Как все эти люди могут рассказать нечто приятное и поучительное из внутрикорпоративной жизни в офисе? Создатели нового "Служебного романа", по всей видимости, считают по-другому.

"Мымра" нового времени приезжает на работу в Bentley, носит хорошие костюмы, гораздо лучше тех, в которые облачится немного позже, преобразившись во влюбленную женщину. Новосельцев выступает не столько комическим, сколько каким-то совершенно нереальным персонажем на раскрашенном мотоцикле с коляской. Самохвалов и Рыжова отвратительны и одномерны в равной степени. Но весь этот цирк не имеет никакого отношения к пародируемой реальности. Так просто не бывает, так бывает в нашем телевизоре, который лучше использовать как подставку для пепельницы и не включать вовсе.

Новый "Служебный роман" как будто нарочно, через собственное "не могу" фиксирует плексигласовый мирок ходульных персонажей, которые, съездив в неправдоподобную тимбилдинговую Турцию, вдруг осознают потихоньку, с напрягом и потугами, что они могут что-то чувствовать и совершать какие-то поступки. С таким же успехом можно пытаться поверить, что пришитая к манекену рука живого человека однажды обнимет, или превратит его, если не в человекоподобное существо, то хотя бы в человекообразную обезъянку. Так не бывает.

Зачем же тогда холодная красавица Светлана Ходченкова наигранно заикается и запинается, когда это могла только Алиса Фрейндлих, зачем Марат Башаров крутит накладную прядь из парика и строит из себя коварного искусителя-искусника, зачем каждую успешную, но немного несчастливую молодую женщину новоиспеченный возлюбленный непременно тащит на аттракционы, зачем маленьких девочек, дочек Новосельцева, на манер американских ромкомов учат проговаривать максимы из бытовой философии, зачем еще в саундтрек сырого и вопиюще непродуманного ремейка к заученной, как рингтон, музыке Андрея Петрова "присобачивать" коэновскую "Hallelujah" и "You’re Beautiful" Джеймса Бланта.

Есть мнение, что залихватски переделанный "Роман" является самостоятельным проектом, продуктом, в общем, самостоятельным товаром, настоянным на въевшемся в стенки сосуда народного сознания налете ностальгии по знакомым с детства произведениям. Этого, конечно же, не отнять, ностальгия есть, вкуса – нет. Совершенно не понятно, сколько еще "перешитых" эпохальных произведений выстроилось в очередь на съемочную площадку. Относиться к этому, наверное, какое-то время придется стоически, по-маркаврелиевски. Потому что однажды не единожды цитируемые в повседневной жизни картины-многомиллионники должны наконец закончиться, и тогда наступит время ремейков более ценных, ремейков таких, которые будут открывать зрителю не пошлые и вульгарные реалии перенесенных сюжетов старых сказок, ведь порнографическую Белоснежку кто-то тоже смотрит по нескольку раз, но ведь это уже совсем другое кино.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи