Канны: Пылесосить красную дорожку

Как преображаются Канны на время фестиваля и почему для рядового зрителя важно не пропустить фотоколл – репортаж корреспондента "Интерфакса" из Канн

Москва. 16 мая. INTERFAX.RU - 350 дней в году Канны – самый обычный курортный городок, абсолютно ничем не примечательный - таких на Лазурном берегу не счесть. До Ниццы он недотягивает по части атмосферы высокомерного южного гламура, до Сен-Тропе – по части роскоши и количества дам в громадных дорогущих шляпах, с самого утра разгуливающих по набережной, до Антиба – по части утонченного полупровинциального шика. Но всех обгоняет по части цен, особенно в те оставшиеся 15 дней в году, когда это заштатное курортное образование становится столицей мирового кино и мирового гламура.

Только самым ранним утром здесь можно почувствовать себя нормальным жителем Земли, а не винтиком фабрики грез, превращающей людей в нервную орущую массу. В восемь утра, когда город, до пяти утра представлявший собою один огромный ресторан, еще спит, журналисты шагают на работу – в 8:30 начинаются показы для прессы, которой здесь около 5000 человек. Всего же в Каннах в период фестиваля обычно трудится порядка 30 000 аккредитованных специалистов. Главное "рабочее место" фестиваля – кинорынок, раскинувшийся на двух этажах Палэ де фестиваль и ежедневно принимающий тысячи продавцов, покупателей, журналистов. Но, конечно, судьбы мирового если не кино, то как минимум кинопроката решаются все же не здесь, а подальше от шума, суеты, снующих папарацци, не выспавшихся журналистов и зевак, на тихих дорогих виллах, спрятанных под альпийскими лиственницами. Здесь как раз и совершаются многомиллионные сделки, и отсюда торит себе дорогу мода на то или иное кино.

А на бульваре Круазетт – шумно и нервозно. С утра до ночи перед Палэ де фестиваль с его знаменитой "красной лестницей", представляющей собою двадцать ступенек, устланных не очень чистым ковром (хотя чуть ли не каждую минуту, свободную от поступи кинозвезд и приглашенной публики, его пылесосят люди в фестивальной униформе), стоит толпа. По громкости издаваемого ею дружного крика можно судить о степени значимости премьеры в главном зале Каннского фестиваля – Гранд театр Люмьер. Нетрудно догадаться, чье появление на красной дорожке в этом году вызвало самое громкое и дружное "йо-о-о-о!". Прямиком из Москвы на Круазетт прибыли "Пираты Карибского моря", и сильное возбуждение царило в центре Канн с самого утра. Самые стойкие зеваки занимали места прямо перед лестницей, чтобы не пропустить выход из фестивального "Рено" Джонни Деппа и Пенелопы Крус и оказаться всего-то – вот оно, счастье! – в нескольких метрах от них. Более продвинутые зеваки заранее узнали, что утром, после показа "Пиратов" журналистам, Депп и Крус отправятся на пресс-конференцию, перед которой будет фотоколл. Фотоколл можно будет посмотреть с расстояния десяти метров, и это куда круче, чем стеречь звезд у красной лестницы, - звезды позируют фотографам в течение пятнадцати минут, и за это время можно здорово успеть их рассмотреть. Поздним вечером над Каннами взмывали в черное небо разноцветные фейерверки – так фестиваль отмечал показ "Пиратов", и тысячи съехавшихся со всей Франции любопытных задирали в небо головы, гадая, по какому случаю палят.

Общаясь с журналистами, Джонни Депп выглядел грациозно-задумчивым, пряча, как обычно, любимый поклонницами взор за темными очками, а молодая мама Пенелопа Крус старательно изображала "свою в доску" звезду, готовую пошутить и пофлиртовать. А днем раньше на Круазетт прибыла другая знаменитая мама – Анджелина Джоли. Причем привезла с собою четырех детей, которые развлекались с нянями, пока родительница вместе с Дастином Хоффманом и Джеком Блэком представляла продолжение мультика "Кунг-фу панда", где озвучивала Тигрицу.

Сегодня на гламурном фронте Анджелину Джоли сменит ее звездный муж – Брэд Питт приезжает на премьеру фильма Терренса Малика "Древо жизни", где он и Шон Пенн сыграли главные роли. Значит, опять в центре города будет не протолкнуться.

"Древо жизни", наряду с "Меланхолией" Ларса фон Триера, - самый ожидаемый фильм нынешних Канн. Легендарный Малик начал снимать его давно, потом кризис притормозил съемки, фильм ждали на прошлом фестивале, но Малик не успел закончить его.

Если говорить о том, для чего все-таки "все мы здесь сегодня собрались", то есть о кино, заметим: Канны-2011 пока умудряются не разочаровать. Хотя и не очаровать. Наряду с фильмами, в которых бессмысленная жестокость становится главным действующим лицом картины ("Михаэль" Маркуса Шляйнцера или "Надо поговорить о Кевине" Лины Рэмси), в конкурсе есть и картины, в которых мощный нравственный заряд подкреплен поразительной точностью его изготовления. В первую очередь это здешние, каннские любимцы, дважды обладатели "Золотой пальмовой ветви" братья Дарденны с фильмом "Мальчик на велосипеде", умудрившиеся простую житейскую историю мальчика, брошенного родителями, вывести на уровень философских обобщений – и все это без грана морализаторства. Это смелый и смешной памфлет "У нас есть папа" Нанни Моретти. Это драгоценный по количеству фантазии на один квадратный сантиметр фильма "Артист" Мишеля Хазанавичюса – немая черно-белая лента о том, как в кино пришел звук и какие катаклизмы это за собой потянуло.

Если не считать споров вокруг "Незаконного убийства" - документальной ленты о гибели принцессы Дианы и Доди Аль Фаеда, - то нынешний Каннский фестиваль пока протекает достаточно благостно. Впрочем, это, возможно, до появления на Круазетт великого и ужасного Ларса.

Обозреватель Екатерина Барабаш

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции