Канны: шансы на победу

Французский и иностранные критики неутомимо прогнозируют, кто же покинет в этом году кинофестиваль в статусе победителей. Правда, понять, как развернутся баталии в жюри, все равно невозможно

Канны. 17 мая. INTERFAX.RU – Все, кто ездит на фестивали, знают: никаких прогнозов делать нельзя. Что там происходит в голове у директора Каннского фестиваля Жиля Жакоба, какую интригу он придумает на этот раз – поди догадайся. Многое зависит и от личности президента жюри – с кем-то легко договориться, чтобы он помог руководству осуществить свои планы, направив предпочтения судей в определенном русле. Кто-то более своенравен, и руководству приходится с этим считаться. Всякий крупный фестиваль – это своя политика, своя игра. И хотя в последний день жюри отвозят в тайное место, где их, как ватиканский конклав, будут держать без связи с внешним миром, пока не вызреет решение, все равно надо понимать: никто до конца не волен в своих решениях.

Но подробности политических хитросплетений все равно никто никогда не узнает. Вердикт жюри может оказаться вне всяких отношений с логикой. Однако это не мешает бесконечным обсуждениям шансов каждого нового конкурсанта и внимательному изучению рейтингов, которые публикуют специальные выпуски киножурналов – Screen и Le Film Francais. В первом ежедневно проставляют баллы фильмам специально приглашенные восемь критиков из разных стран, во втором – тем же самым занимаются французские критики. Надо ли говорить, что свято оберегающие национальную киночесть французы выводят на первые места рейтингов фильмы своих земляков? Вот и сейчас – в первых строках красуются французские картины – "Polisse" француженки Майвен ле Беско, бывшей герл-френд Люка Бессона и "Артист" Мишеля Хазанавичюса. Но если второй и правда отличается умением из банальнейшего сюжета сделать остроумную веселую мелодраму, одновременно музыкальную и немую (да, вот такие мастера теперь съезжаются на Лазурный берег), то первая сняла что-то среднее между "Полицейской академией" и "Ментами". Да еще полила сверху щедрым соусом искусственных эмоций, сопутствующих теме защиты детей от педофилов.

Зато международная команда критиков вывела на первое место "Мальчика на велосипеде" братьев Дарденнов – фильм, который вполне можно назвать безупречным. Пока серьезных претендентов на "Золотую пальмовую ветвь" кроме них нет, и если братья увезут-таки ее в Бельгию, то станут первыми, кто овладеет веткой в третий раз. Пока они держатся в команде двукратных обладателей "пальмы", и в команду эту входят также американец Френсис Форд Коппола, серб Эмир Кустурица, японец Сехей Имамура и датчанин Билле Аугуст. Кроме Имамуры, все живы и здоровы. Но для Дарденнов не жалко не только третьей, но и пятой, и восьмой "ветви" - после французской "новой волны" никому еще не доводилось так смело и красиво изменить главное стилистическое и эстетическое направление мирового кино.

Но если Дарденнов здесь приняли стопроцентно доброжелательно, то после показа "Древа жизни" Терренса Малика раздались редкие аплодисменты, утонувшие в недовольном "ууу!". Фильм, замысел которого Малик вынашивал сорок лет, а пять лент снимал, скрывая от всего мира сюжет и любые подробности, оказался сколь великолепно и мощно исполненной, столь и странной работой об истоках жизни. Если вкратце, то речь идет о семье – папа, мама, три сынишки. Папу играет Брэд Питт, одного из выросших сынишек – Шон Пенн, не проронивший за весь фильм ни слова.

Бытовые сцены фильмы перемежаются со множеством компьютерных красот, изображающих то зарождение жизни (делящиеся клетки, несущиеся сперматозоиды), то ее продолжение (динозавры, гейзеры, вулканические взрывы). Философские вопросы, не дававшие покоя Малику на протяжении всей жизни, громоздятся в фильме масштабным сном – то ли самого режиссера, то ли главного героя. Над всем этим парят цитаты то из "Книги Иова" - "Где был ты, когда Я полагал основания Земли? Скажи, если знаешь", выведенные на экран эпиграфом, то из трактата "Подражание Христу" Фомы Кемпийского, знаменитого средневекового мистика-аскета.

Но вопросы из серии "О природе вещей" на Круазетт волнуют, скажем мягко, не всех. Для подавляющего количества людей, осаждавших в понедельник Дворец фестивалей, главным событием дня стал приезд на премьеру "Древа жизни" Брэда Питта. Отрастивший бородку, зачесавший назад волосы и водрузивший на нос очки в черепаховой оправе, Питт отдувался за Малика, не явившегося на Лазурный берег и вызвавшего недовольство немалой части журналистов. Питта строго попросили указать режиссеру, что не являться на премьеру фильма, отобранного в конкурс самого престижного кинофестиваля, - неуважение к публике.

Но публика, кажется, об этом как раз думала меньше всего – Брэда Питта ей хватило с лихвой. В центр Канн еще задолго до премьеры был снаряжен усиленный наряд местной полиции, перекрывшей половину доступных путей. Людские "пробки" в этот вечер поломали много планов.

Сегодня вечером опять ожидается повышенная кучность на Круазетт – по красной лестнице в Гран Театр Люмьер поднимется Жан-Поль Бельмондо. Почетная "Золотая пальмовая ветвь" за вклад в мировой кинематограф отправится с ним в Париж. Бельмондо уже прибыл в Канны со своей нынешней спутницей жизни, бельгийской бизнесвумен, на которую, кстати, еще несколько лет назад заведено дело по обвинению в мошенничестве да так пока и не закрыто. Бельмондо сейчас ходит с палочкой – он так и не смог до конца восстановиться после настигшего его десять лет назад инсульта.

Обозреватель Екатерина Барабаш

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи