Правила игры "там" и "здесь"

Политическое, гражданское кино Голливуда – удивительный феномен, которому нам остается только завидовать. Нескоро у нас появятся картины вроде "Игры без правил" Дага Лаймана

Москва. 6 июня. INTERFAX.RU - Давайте только всмотримся в фабулу, оценим ее остроту. Живут себе муж с женой. Она – тайный агент ЦРУ, который занимается тем, что переманивает на свою сторону людей из тоталитарных режимов, обещая им поддержку американского правительства. Он – бывший консул США в Африке, страдающий от своей теперешней невостребованности. И вот надвигается война в Ираке. В этом процессе участвуют и оба супруга. Она работает с иракским сопротивлением, он едет в Нигер, чтобы установить, действительно ли эта страна продает уран Ираку.

В своем докладе консул заявляет, что никаких продаж нет, и следовательно, у Ирака не может быть работ над ядерным оружием. "Наверху" его доклад не принимают во внимание, и война с Ираком начинается как раз под предлогом предотвращения производства атомной бомбы. Дальше начинается самое интересное. Консул выступает в СМИ с открытым обвинением в адрес правительства США. Сразу после этого его жену выгоняют из ЦРУ, а всех людей, которых она пыталась вытащить из Ирака, оставляют иракским властям. Преданные правительству СМИ начинают травлю супругов, обвиняя их в клевете и стремлении нажиться на конфиденциальных данных. Супруги вступают в войну с государственной машиной, выступают по телевидению, издают книги, которые, кстати, стали документальной основой для фильма "Игра без правил".

Несколько пространное вступление, но вчитайтесь, оцените масштаб публицистического пафоса Дага Лаймана. Ведь это фильм с двадцатимиллионным бюджетом, где в главных ролях задействованы Шон Пенн и Наоми Уоттс. У него была премьера на Каннском МКФ от США, его показали на многих других фестивалях, выпустили на родине и во всем мире пусть не самым широким, но приличным тиражом.

Можно сказать, что фильм был выпущен после смены режима Буша. Но представим себе такой фильм у нас. Вместо Ирака – Чечня, сюжет тот же, в главных ролях, например, Сергей Маковецкий и Виктория Толстоганова. И вот такой фильм бы выдвинули от России в Канны, а потом еще и показывали бы у нас. Но сначала еще сделали бы его – ну, пусть не за двадцать, а даже за шесть-семь миллионов. У меня воображения не хватает. Мы посмеиваемся над американцами, но в какие-то моменты становится ясно, что демократии у нас нет, да она никому и не нужна. Ведь не то, что бы запрещали подобные фильмы. Ну, ведь дали бы ему прокатное удостоверение, показали бы кинотеатры: все же про Ельцина, а не про Путина, а Чечня как-то отошла в тень, о ней можно хоть чуть-чуть говорить вслух. Но ведь никому это не нужно, подобный масштаб мышления не свойствен нашим сценаристам и режиссерам. Даже глобального Михалкова хватило только на локальную историю чеченского мальчика, да еще и поданную в притчевом ключе, чтобы не сильно задевать "верхи". У нас нет политического кино, ни игрового, ни документального. Поэтому "Игра без правил" - это повод для зависти.

К тому же, это ведь не просто фильм о политических играх, но и психологическая драма. Два героя – сложные люди, каждый со своими скелетами в шкафу, у них во время войны с государством разворачивается еще более ожесточенная схватка внутри семьи. Уоттс и Пенн как раз очень хорошо понимают, как нужно играть людей, сдерживающих сильные страсти, но действующих под их влиянием. Но серьезные семейные драмы у нас самих есть, и навалом. Открылся "Кинотавр", так там весь конкурс будет состоять из таких картин, да еще и со всякими извращенскими выкрутасами. А вот некоего обобщающего, политического кино, с макроконтекстом у нас очень не хватает. Может, потому что все меньше приличных людей смотрят новости. Или, может, мы просто боимся подумать о некоторых вещах серьезно.

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи