Пока все дома

Фильм "Дом" Олега Погодина большинству – не только непрофессиональных зрителей, но и критиков - нравится. Поделать с этим ничего нельзя, но заставить себя полюбить этот фильм все равно удастся не каждому

Пока все дома

Москва. 8 ноября. INTERFAX.RU - Проект "Дом" к моменту своего выхода приобрел статус многострадального. Многие где-то читали его сценарий и восхищались им. Кто-то слышал о трудностях с производством фильма, что, дескать, начали снимать, а потом то ли деньги кончились, то ли еще что-то произошло, но, в общем, фильм мог не состояться. Потом фильм стали показывать народу на фестивалях и кинорынках, и реакция была очень положительная – хотя бы потому, что фильм был представлен в обрамлении, по преимуществу, исключительно слабых картин.

Олег Погодин после первых же показов стал давать интервью, в которых рассказывал о том, с какими трудностями пришлось столкнуться, чтобы закончить этот фильм, и какой замечательный фильм, кстати, получился. Потом просочились слухи, что, оказывается, визуальный ряд "Дома" создан под впечатлением от картин Эндрю Уайета, американского художника, который всю жизнь рисовал чужую жену голой и одетой. Целый ряд кадров в "Доме" детально повторяют картины Уайета. Что, между прочим, способствует популярности не столько фильма, сколько художника, которого у нас прежде народ не слишком знал. Также стало известно о том, что собственно дом, основная система декораций фильма, построен с невероятной детальностью и очень правдоподобен. В общем, шумиху вокруг фильма удалось поднять серьезную, и какая-то часть заинтересованной публики настроилась ждать "Дом" с интересом.

Сюжетно "Дом" представляет из себя гангстерский фильм. Стоит в степи огромный домина, в котором живет немаленькая семья во главе с патриархом-Ступкой. Туда приезжает старший сын, бандит, который хочет завязать и скрыться. Следом за ним приезжают гангстеры и всех мочат. Композиционно "Дом" разваливается на три части. Первая, начало, нетороплива и почти мистична, как будто мы полчаса смотрит некий ремейк "Дикого поля" Калатозишвили. Вторая – это "Путь Карлито", в который намешана обычная русско-бандитская тема со всеми ее стереотипами. Третий – трэш-стрелялка в стиле даже не Тарантино, а какого-нибудь Такаши Миике, а то и еще кого похлеще. Тут уже пулеметная очередь отстреливает веревку, на которой повесился мужик, инвалид на кресле-каталке подрывает взрывчаткой иномарку, а два старика награждают друг друга оплеухами в перерывах между антисемитскими шутками. Впечатление очень странное, особенно если учесть, что диалоги в фильме предельно грубые и недостоверные, что характерно для большинства русских картин последнего времени, если над ними не работал Охлобыстин. А ансамбля в фильме нет, есть несколько актеров, даже хороших актеров, которые существуют сами по себе в небольшом пространстве, которое им отвел Погодин. Куча героев, у каждого по нескольку минут экранного времени, которых никак не хватает на раскрытие образа, и в результате у зрителя остаются в памяти только голая Редникова, да размахивающий кулаками Ступка. За одним исключением, конечно: Гармашу в фильме настолько привольно, что он как раз доводит свой образ до почти совершенства, это из-за него многим этот фильм нравится.

Правда, Погодин утверждает, что фильм пришлось сильно сократить, и в этом кроется причина некоторой сумбурности, но на это стоит ответить, что два с половиной часа – это не так мало для фильма, а если уже сокращать, так не следует оставлять всех персонажей, нужно сосредоточиться хотя бы на нескольких. В противном случае остается много текста и немотивированных поступков, да красивости визуального ряда, которым и вправду стоит умилиться.

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи