Динозавры прошлого и настоящего

Вернер Херцог вновь показал себя большим хитрецом. В "Пещере забытых снов" он, вроде как, устроил виртуальную экскурсию по пещере Шове. Но на самом деле опять снял кино в типично херцоговском духе

Москва. 20 декабря. INTERFAX.RU - Херцоговский дух – это одержимость. Этого немецкого режиссера, где бы он ни снимал, какое, игровое или неигровое, кино он бы ни делал, всегда интересует именно одержимость. Она может быть совершенно разного рода. Герой стремится попасть в Эльдорадо или открыть в Амазонии оперный театр, хочет жить среди гризли или в антарктических льдах, мечтает он о полетах или о наркотическом дурмане – все это в равной степени приятгивает Херцога, заставляет его снимать фильм за фильмом об этих одиночках, бросающих вызов всему миру и чаще всего проигрывающих. Но это каждый раз трагедия высочайшего уровня, правда, приправленная фирменной херцоговской усмешечкой. Дескать, все-таки все эти безумцы – дурачки. "Я не могу работать с Клаусом Кински. Этот человек безумен", - говорит он о своем самом главном в жизни актере в фильме "Мой лучший враг". "Ни за что в жизни я больше не стану сниматься у Херцога, - заявляет в одном из следующих кадров Кински. – Этот парень абсолютно ненормальный, чокнутый!". И вспоминает, как на съемках Херцог угрожал ему пистолетом, если Кински не будет сниматься.

Что там говорить, Херцог – личность легендарная, и анекдотов о нем ходит такое количество, что впору специальную книжечку выпускать – для чтения в метро, например. Но что интересно в этом человеке, так это то, что он умудряется любую тему развернуть в сторону своей одержимости одержимостью. Например, есть мало выдающийся четырехсерийный фильм "Счастливые люди. Год в тайге". Российская картина, снятая как форматная документалка, о быте людей на Крайнем Севере. Херцог взялся участвовать в создании полнометражной фестивальной версии этого фильма. Он изрезал его ножницами и снабдил своим текстом. За кадром он в течение всего фильма рассказывает о персонажах так, как будто они – его фирменные чокнутые, которые согласны ради очень сомнительных достижений жить по полгода в одиночестве на лютом морозе. Правда, материал сопротивляется, фильм все равно не производит впечатление херцоговского, но сам Херцог приложил все усилия, которые тут были возможны.

Теперь возьмем "Пещеру забытых снов". Тут Херцог превзошел сам себя. То есть, он, конечно, снял виртуальную экскурсию по Шове, познавательную, подробную, красивую. В 3D снял. Значит фильм стоит несколько миллионов долларов, как минимум. Хорошая возможность поэкспериментировать с технологией. Коллега и соотечественник Вендерс, правда, в своей "Пине" добился большего, но у него и времени было больше, и случай, которым можно считать смерть Пины Бауш, помог искать более творческое решение. Но Херцог все равно попробовал, и в следующий раз он, возможно, будет изобретательнее.

Но главное, что он сделал, - это целых три слоя одержимости, которые он умудрился впихнуть в рассказ о пещере. Во-первых, настаивает Херцог, безумцем и маргиналом был тот пещерный человек, который тысячелетия назад нанес свои рисунки на стены пещеры. Потому что нормальный человек этим заниматься бы не стал ни за что. Во-вторых, безумцы те ученые, которые работают в этой пещере и изучают старые рисунки. Херцог раскрывает их странности в интервью. Один ученый оказывается бывшим циркачом, а другой, видимо, мечтает о карьере копьеметателя, что и демонстрирует в кадре. В-третьих, сам Херцог, который после долгого рассказа о пещере и тех, кто ее изучает, выкидывает такой фортель, после которого шокированный зритель может даже счесть себя оскорбленным. Если, конечно, он прежде не знал и не любил старика Херцога, а потому и не ждал никакого подвоха.

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи