Синдром Монро

В кино показывают экранизацию дневника англичанина, закрутившего кратенький роман с Мэрилин Монро, когда та оказалась на съемках у Лоренса Оливье. Красиво, воздушно и ни о чем

Москва. 2 февраля. INTERFAX.RU – Колин Кларк, тот самый англичанин, кажется, всю свою жизнь стремился "замесить" на капризных "дрожжах" славы, известности, полезных знакомств и искусства, в том смысле, в каком оно притягательно для масс. Ничего предосудительного в этих намерениях, самих по себе, вроде бы, не просматривается. Парень шел к успеху, а все, что мог и умел двадцатитрехлетний Кларк, очень пригодилось на съемочной площадке Лоренса Оливье. В 1956 году как раз шла работа над очередной режиссерской попыткой актера, он ставил "Принца и танцовщицу", из Америки была выписана сама Мэрилин, в процесс вовлечены все силы, а Кларку достается почетная роль аж "третьего ассистента".

Юный герой окрылен и воодушевлен донельзя, даже койкоместо в ближайшем к площадке клоповнике кажется ему райским пристанищем. Он готов трудиться на благо и во славу всех, кого обожает и хочет узнать поближе. И вот на английскую землю спускается Мэрилин под ручку с новоиспеченным мужем Артуром Миллером. Пресса ликует, она интригует, ну и далее все примерно в таком духе. А Кларку продолжает везти несказанно - он приставлен к знаменитой американке соглядатаем, и не нужно добавлять, что новая обязанность юного Колина совсем не обременяет. Он щекастеньким ужиком вьется вокруг дивы, хлопает глазами пшеничного цвета и в конце концов получает "доступ к телу", "оттерев" от вожделенной блондинки даже ее суровую матрону, сбрендившую на почве системы Станиславского, которая в ее интерпретации заключается всего лишь в том, чтобы вовремя укладывать Мэрилин на тахту или приобнимать и нашептывать ей что-нибудь нежное, типа, "ты гениальная актриса". Норма Джин эту утешительную присказку очень ценит – млеет и успокаивается.

В том, что Кларк получил возможность прогуляться по залитым солнцем лужайкам, искупаться в озере и даже полежать на одной подушке с Мэрилин, никакой человеческой доблести не задействовано. Просто она на взводе, просто муж Миллер мужем ей так и не стал, а предпочел оставаться писателем, просто Лоренс Оливье кажется ей брюзжащей скотиной, а все остальные так милы, что очень хочется налопаться таблеток и мурлыкать, утирая слезы. А Кларк в исполнении Эдди Рэдмейна оказался такой милой пуськой с мордочкой суслика, что куда уж там, давайте смеяться и безобразничать. А гениально выговорить с пятнадцатого дубля "кабаре "Коконатс"" Мэрилин (Мишель Уильямс) может и без всяких там условностей в виде трехчасовой задержки съемки.

Вольно-фривольную историю, написанную Кларком срежиссировал Саймон Кертис, который, конечно же, отнюдь не стремился сваять "фильм о фильме". В конце концов, "Принц и танцовщица" – это не то, за что помнят Лоренса Оливье и Мэрилин Монро. Слегка натянутую символичность ситуации придает и тот факт, что оба актера, исполняющие эти роли на грядущей оскаровской церемонии, номинированы на получение статуэтки за лучшую роль второго плана (Кеннет Брана – Оливье) и за лучшую женскую роль (Мишель Уильямс – Монро). Но символичность эта рассеивается как сладкий дым из дыммашины. Брана комичен по долгу комичности, а волшебная Мишель – просто красивая и тонко органичная девушка в гриме Мэрилин. Такой "лук", и правда, идет далеко не всем. Но если двадцать раз повторить "ка-ба-ре "Ко-ко-нат"" или "пу-пу-пиду", дух Монро в тело не вселится, как ни вертись.

Не годится это кино уже и даже в качестве сплетни из личной жизни знаменитой блондинки, ведь с годами начинает казаться, что кроме личного, в ее судьбе для потомков вообще ничего другого и не было. Всем подавай "Караван историй" с претензией на ЖЗЛ, а свидетели эпохи по высшей несправедливости зачастую переживают по времени свою эпоху.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции