Грозовая мука творчества

Новая экранизация единственного романа поэтессы Эмили Бронте без пресловутого 3D, видимого актерского напряжения и крайностей перевоплощения изматывает зрителя не хуже трюков больного воображения

Москва. 13 марта. INTERFAX.RU - Андрея Арнольд - режиссер со скромной в количественном отношении фильмографией: отмеченная "Оскаром" короткометражка "Оса", еще парочка других, и три полнометражных, вместе с вышедшим "Грозовым перевалом", картины. Свою соотечественницу сначала заметила Британская академия, за ней Канны, потом была прошлогодняя номинация в Венеции. Но все это, конечно же, просто статистика.

В своих работах Арнольд проявляет непостижимое качество – "нутряное" мастерство живописания, воздухом, светом, силой и слабостью, и пускай за визуальную составляющую ее фильмов принято "отсыпать" комплименты в адрес ее бессменного соавтора оператора Робби Райана, которого в "Грозовом перевале" отметили жюри Венецианской Мостры, сама Андрея в своих фильмах повсюду.

Просачивающаяся информация о подробностях съемочного процесса в ее работах лишь подтверждает эти немного в аналитическом смысле бессмысленные интуитивные догадки. Арнольд – педант, а это в наши дни уже с легкостью объявляют самостоятельным методом, но из ее придирчивости и гипервнимания к деталям, как это ни парадоксально звучит, рождается настоящая поэзия. Поэтому, наверное, условный "язык" романа, написанного поэтом, оказался режиссеру так близок, "близок" не как утверждение об известной доступности литературных предпочтений Арнольд, а как субъективное ощущение, что "Грозовой перевал" дождался своей пока самой правдивой экранизации, при всем уважении к кинематографическим предшественникам.

Последний "Грозовой перевал" действительно очень мало похож на поэтапную визуализацию художественного текста с сохранением или "переколпачиванием" сюжета, структуры, композиции, характеристик героев и прочих вещей, составляющих так называемый "подход" к решению поставленной задачи. С классикой у нас ведь как принято поступать, либо корсеты, букли, парики и нелепость современных лиц в декорациях и костюмах а-ля "Малый театр", грешат этим и у нас и "взарубежом", можно еще, ломая текст, диалоги, перебросить героев из века в век, все смешать залить "майонезом" осовременивания и выдать за новаторство и передовитость. Такое происходит повсеместно, а о причинах явления можно только догадываться. Общекультурный редукционизм обычно легко драпируется километрами паутинной ткани и ловко прячется под реквизитными столешницами. Но Андрея Арнольд в "Грозовой перевал" жизнь не вдохнула, на такое определение автор вряд ли бы согласился, она эту "жизнь" книжную скорее просто выдохнула. Выдох, помноженный на глубокие личные ощущения обернулся продувным ветром с вересковых пустошей и проливным ледяным дождем, под которым мечется и бьется в конвульсиях продрогшая до костей человеческая сущность. "Таксидермический" путь в возвращении классики на экраны Арнольд ну никак не подошел бы, выпотрошить "чучелко" романа и набить его безмерным кривляньем - не по ней, задачу перед собой режиссер ставила непосильную, но у "Грозового перевала" прослушивается пульс, а это в тысячу раз нужнее подобострастного любования на немые экспонаты кунсткамеры

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции