Адмирал-генерал сортира

Саша Барон Коэн вовсю промоутируют свою новую комедию "Диктатор". Правитель Аладин даже навестил Канны. Но приговор "Диктатору" очевиден – он немногим лучше "Бруно". И намного слабее "Бората"

Адмирал-генерал сортира

Москва. 16 мая. INTERFAX.RU - Многие помнят, как последнюю "постную" "оскаровскую" церемонию разбавило появление на красной ковровой дорожке одиозного персонажа Генерала Аладина Вадийского. На само награждение его якобы не пустили, поэтому в толпе звезд он шустренько распылил "прах" умершего "очень вовремя" северокорейского лидера. Вокруг все искусственно поудивлялись, натужно рассмеялись голливудскими белозубыми улыбками, мол, ах-ах, как остроумно, и проследовали в зал.

С тех пор за весь предпремьерный период "диктатор" Барон Коэн не упустил, кажется, ни единой возможности "ввернуть" бесплатный промоушен своей новой комедии в хиреющее и закисающее медийное пространство. Строго говоря, в избранном амплуа – он гений, но гений места и времени, потому что "диктаторские" шутки выглядят живее в жизни, а не в кино. Генерал Аладин, например, очень бойко откомментировал результаты недавних выборов во Франции – он поздравил Олланда с "победой над карликом", но пожурил французский народ за то, что тот не выбрал себе в президенты Стросс-Кана. Такие вещи безусловно и невольно запоминаются, потому что сам по себе Саша Барон Коэн талантливейший комик и большой умник, с кондачка "вышутить" всю политическую мировую историю в целом и ее отдельных лидеров и представителей в частности было бы не так уж просто.

К "Диктатору", к сожалению, довольно сложно "прикрутить" общие впечатления от предыдущих работ Саши Барона Коэна. Режиссером, как и в случае с "Боратом" и "Бруно" стал Ларри Чарльз, снявший к тому же сатирическое исследование "Religulos" Билла Мехера на тему религиозного дурмана. В истории "Диктатора" более или менее прослеживается сюжет, достоинство это или недостаток, сказать сложно. Как бы там ни было, спорные отличия от предыдущих картин Коэна здесь буквально захлебываются в потоке загодя прописанных и местами тяжеловесных шуток и гэгов. Как будто утренний бутерброд намазали содержимым из всех банок, что нашлись в холодильнике, таким образом, клубничный джем оказывается где-то между паштетом, медом, маслом, красной икрой и вареньем. От всего это возникает неприятное ощущение, что тебе, как в том дурацком "эмтивишном" шоу на пляже заплатят двадцать баксов за то, что тебя вот-вот стошнит.

В общем-то, чудесный и своевременный замысел "Диктатора" оказывается погребен под обломками собственной "универсальности", когда смешно, больно, стыдно и весело по очереди становится всем тем, кто считает себя немного женщиной, немного евреем, немного вегетарианцем, немного голливудской старлеткой или, в буквальном смысле слова, – козленком. Саша Барон Коэн, как в том мультфильме про упомянутого козленка, не того, а другого, - просто взял и "всех посчитал". И получилось, что все мы, населяющие единое условное пространство, просто "упоротые" сумасшедшие, заслужившие и свою гадкую демократию, и свою не менее гадкую тиранию. Это, как будто бы, основная мысль, которую "Диктатор" натруженно "высеивает" на головы своих ошалевших зрителей, но полезное наблюдение вызревает скорее из рекламной кампании вокруг фильма. Потому что внутри "галереи образов" made in Wadiya прячется скупой анамнез, при расшифровке которого генерал-адмирал Аладин, виновато осклабясь в шиньонную бороду мертвого наркобарона, фальшивит, и от традиции чаплиновского "Великого диктатора" опускается до грубоватого пересказа "Поездки в Америку" с Эдди Мерфи. "Смерть Западу!", как говорит наш герой.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи