Сказка про темноту

Выход на экраны заключительной части нолановской трилогии о Бэтмене реальность в который раз сопроводила чудовищным совпадением. Вопрос, как теперь относиться к "Возрождению легенды", для многих останется открытым

Сказка про темноту

Москва. 25 июля. INTERFAX.RU – Денверский расстрел на премьере "Темного рыцаря", как это ни жутко звучит, свел воедино поступательно удаляющиеся в "мирное время" друг от друга проблемы. И по следам трагедии многие вынуждены вновь задаваться вопросами без ответов: жизнь имитирует искусство, или наоборот, кассовые сборы, то есть масштабные прибыли, и настоящая человеческая трагедия – категории сопоставимые, или же это дилемма, вынесенная из "вселенной" комиксной героики?

Фильм "Темный Рыцарь: Возрождение легенды" зашел на свой первый прокатный уикенд в США, а уже спустя несколько часов студия вынуждена была наложить запрет на публикацию бокс-офиса до следующей за трагическими событиями недели. Актеры, приехавшие на парижскую премьеру, спешно вернулись домой в США. Кристиан Бэйл (Брюс Уэйн-Бэтмен) с женой приехали к месту трагедии и посетили раненных в кинотеатре людей. Студия, правда, от причастности к этому решению актера отписывается. "Денверского стрелка" арестовали, он предстал перед судом, от версии персонификации Джокера убийца, вроде бы, активно открещивается. Но как поможет это жертвам и родственникам трагедии, пришедшими в тот вечер просто посмотреть трехчасовое "Возрождение легенды"? Каналы пересечения реальности и мифологии превращаются в канаты, а завязанный случаем узел способен обратить в фаталистов добрую половину ошеломленного человечества. Беспринципнее фатума выступают только люди, заделавшиеся аналитиками, и предполагающие, что оружие в руки молодые люди берут от безысходности и всепожирающей безработицы. Нового "Бэтмена" им в таком случае просто необходимо увидеть. Ведь Кристофер Нолан снял сказку, ту самую, которую незачем делать былью. Потому что быль, вот она, за окном.

История переломанного и перемолотого героя, которого, несмотря на обширность информационного материала, очень трудно понять умом, но хорошо так объять в этом самом уме всем сердцем, в "Возрождении легенды" возвращается к какой-то печальной первозданности. Когда даже Готэм-Сити – это уже не "город грехов", ад и даже не чистилище, а наша с вами условная среда обитания, в которой, чтобы выжить, нужно не слыть героем в черном плаще, а быть им, твердо понимая, что в определенных условиях, злодеем может оказаться любой, и даже ты сам.

В общем-то, то персонажи последнего "Темного рыцаря", в том числе и отрицательные, толкуют этот условно связный тезис более или менее дружно, но, несомненно, каждый на свой лад. И в этом, кажется, и заключается метаморфоза режиссерской версии третьего "Бэтмена". Вместе Брюсом Уэйном и томная Селина Кайл (Энн Хэтэуэй), и грандиозный восстающий Бэйн (Том Харди), и вкрадчивая Миранда Тэйт (Марион Котийяр), все следуют одним поездом, но каждый в своем вагоне. И все они, безусловно, герои одной сказки, той которую пишут чернилами, ту, в которой чернота и темень – это краска, акварель, гуашь, фломастер, а не непроглядная тьма кинозала с титрами, начертанными в эпитафии.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи