Король "Лев"

Итоги Венецианского кинофестиваля трудно считать удивительными, потому что фаворит определился сразу. Остальные призы распределились вполне предсказуемо, хотя некоторые исключения все же были

Король "Лев"
Фото: Reuters

Венеция. 10 сентября. INTERFAX.RU – Когда на одном из прошлых Каннских кинофестивалей фильм Ким Ки Дука "Ариран" получил приз в конкурсе "Особый взгляд", стало понятно, что у режиссера случился кризис, и дальше все будет как-то по-новому. В том фильме (документальном) Ким Ки Дук сидел у себя дома, депрессовал, разговаривал с самим собой и пытался понять, сможет ли еще когда-нибудь снимать кино. Три года в затворничестве и рефлексии привели его к фильму "Пьета", который и получил "Золотого льва", а сам Ким Ки Дук на вручении приза исполнил ту самую песню "Ариран", которая звучит в одноименном фильме. Ариран – это перевал, который нужно пройти человеку, чтобы преодолеть себя, перейти от скорби к радости и т.п. Ким Ки Дук говорит, что все корейцы ее знают – в отличие от его фильмов, которые на родине особой популярностью не пользуются.

"Пьета" - это скульптура Микеланджело, где Мадонна обнимает своего Сына так, как она обнимает весь мир своей любовью и заботой. Ким Ки Дук назвал фильм претенциозно, но ощущение от него вполне соответствует величественному названию. Это фильм, который подавляет талантом, яркостью, напряжением, смысловой нагрузкой. Попросту магия кино, когда смотришь, будучи не в состоянии перевести дыхание. Сюжет при этом не такой сложный. Ходит по беднякам коллектор. Они должны его хозяину, но отдать деньги могут только в том случае, если застрахуют свое здоровье, а потом покалечатся. Коллектор равнодушно калечит их и уходит, оставляя за собой обрубленные, изувеченные тела. Ему тридцать, живет он один, чувств у него никаких нет – одна жестокость. В один прекрасный момент в дверях его дома появляется женщина и просит у него прощения: она – его мать, которая бросила его еще в младенчестве.

Дальше начинается обычная для Ким Ки Дука душераздирающая история-трагедия, но на совершенно новом уровне, которого режиссеру прежде мешало добиться потоковое производство фильмов. Мистицизм последних лет сменился духовностью – большой качественный скачок, который был заметен каждому зрителю в Венеции. Идея Ким Ки Дука заключается в том, что пока нет Любви, человек не живет. С него даже спросить ничего нельзя. Когда начинается Любовь (в данном случае, любовь матери и сына), то человек рождается, и с этого момента уже появляется сверх-ответственность, потому что человек вошел в мир. А дальше уже идут мотивы искупления, покаяния, наказания и т.д. – раскрывать сюжет не хочется, потому что Ким Ки Дук сплел его слишком искусно. Это фильм, ради которого состоялся 69-й Венецианский кинофестиваль.

Дальше – совсем кратко. "Мастер" Пола Томаса Андерсона – новый шаг режиссёра в соединении эпичности с психологизмом. Главный герой, контуженный (во всех смыслах) Второй мировой войной, встречает на своем пути человека, который «"знает, как надо". Результатом этой кинематографической встречи стали, не считая приза ФИПРЕССИ, "Серебряный лев" за режиссуру и приз за лучшую мужскую роль Хоакину Фениксу и Филипу Сеймуру Хоффманну на двоих. Причем, если для Хоффманна это просто еще одна блестящая роль среди многих других, которые он сыграл за свою жизнь, то у Феникса контуженный ветеран – главное достижение за карьеру. С решением жюри о режиссуре можно спорить. Например, Кирилл Серебренников вполне мог рассчитывать на эту награду: фильм "Измена" снят безупречно и сложно. Возможно, слишком сложно. Или Терренс Малик, который создал гимн любви в фильме "В сторону чуда" - несколько недомонтированное произведение, но Малик один из немногих авторов, которые в наше время отваживаются напрямую и очень активно работать с визуальными метафорами.

Любопытно выглядит решение жюри присудить Специальный приз Ульриху Зайдлю за фильм "Рай: Вера", продолжение трилогии "Рай". Этим призом жюри как бы показало, что вызвавший протесты итальянских католиков фильм стоит как бы вне конкурса и вне парадигмы. Радикальный и мизантропичный Зайдль рассказал историю, которую могли бы рассказать десятки тысяч российских семей: жена – верующая неофитка, муж – почти атеист, который ревнует к вере жены и требует от нее бросить веру ради него. Этот синопсис ни в коей мере не значит, конечно, что хотя бы одной из этих семей можно рекомендовать фильм Зайдля: он сделан для подготовленного зрителя, которого язык Зайдля не покоробит. Но дискурс подхвачен вполне знакомый. У нас он был заявлен, хотя и в значительно меньших масштабах, в "Дирижере" у Павла Лунгина.

Награда за главную женскую роль досталась молодой израильской актрисе Хадас Харон из картины "Заполнить пустоту". В течение полутора часов она играет девушку, не знающую, выходить ли ей замуж за мужа умершей сестры. Это не о любви, а о том, как трудно сделать первый в жизни выбор, особенно если ты выросла в хасидской культуре. Но на главный приз могла претендовать и филиппинская актриса Нора Аунор из фильма Брилланте Мендозы "Твое чрево" - она сыграла пожилую жену, которая женит своего мужа на молодой девушке, так как сама не способна дать ему детей. Вообще, председатель жюри Майкл Манн сказал, что "Твое чрево" совершенен, как "Нанук с севера" Роберта Флаэрти, и что только маленькое количество призов не позволило наградить этот фильм. Тем более, что он наименее агрессивен среди фильмов знаменитого филиппинца, и стреляющие солдаты оказываются больше комическими вставками в мирную деревенскую жизнь персонажей.

Приз за сценарий получил Оливье Ассайас за фильм "После мая" - еще одно возвращение в революционные 60-е, где художники борются за права рабочих, занюхивая эту борьбу кокаином и перемежая ее с беспорядочными совокуплениями. Атмосфера в фильме достигнута очень правдоподобная, хотя досмотреть его до конца сможет только тот, кто поймет все намеки и шуточки на тему 60-х и при этом не слишком избалован таким кино.

Венецианский кинофестиваль, помимо прочего, отметил появление новой тенденции. После многочисленных фильмов о конце света появилась волна фильмов о том, как его избежать, - о духовности, богоискательстве, религиозном пути. С этой темой, так или иначе, связаны все главные картины фестиваля. А раз эта тема появилась, можно считать, что у Европы появился шанс выйти из грандиозного идеологического кризиса, в который она себя загнала. Хотя пока эта тенденция выявлена лишь на фестивале под руководством Альберто Барберы, нового директора фестиваля. Ближайшие фестивали и релизы покажут, как этот посыл проявится у других авторов.

Обозреватель Анастасия Примаченко

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Новости в разделах
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи