Актриса, которую знали все

Наталье Гундаревой сегодня исполнилось бы только 60. Всю жизнь она оставалась одной из самых востребованных и любимых актрис российского кино

Актриса, которую знали все
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 28 августа. INTERFAX.RU - Народная артистка России, лучшая актриса 1977, 1981, 1984 гг. по версии журнала "Советский экран", лауреат государственных премий СССР и Москвы, премий "Хрустальная Турандот" и "Кумир", премии Станиславского "За вклад в театральное искусство", премий Союза кинематографистов России "Ника" и "Золотой орел", награждена орденом "За заслуги перед Отечеством" - все это она, Наталья Георгиевна Гундарева, актриса - великая равно на сцене и экране, по-настоящему не только по званию, народная, то есть всем народом любимая...

Когда в самом начале 2001 г. случилось несчастье - Наталья Гундарева перенесла инсульт, о чем, конечно, поспешили сообщить папарацци, - страна взорвалась. Студии, театры, редакции газет и телевидения каждый день заваливали мешками с письмами: "Как?", "Что?", "Почему?", "Чем помочь?", "Что сделать?" Со всех концов страны поехали в Москву ходоки - с "рецептами" новейших методов излечения, баночками меда и варенья, настоями трав... Развязавшему всю эту бурю телевидению одно время пришлось даже организовать регулярные, по несколько раз в день, сообщения о состоянии здоровья великого, как теперь все поняли, и такого всем нужного, как всегда чувствовали, человека - актрисы от Бога Натальи Гундаревой.

Конечно, за нее боролись лучшие врачи. Конечно, она сама боролось как лев или как уже после нее ее товарищи по цеху - Караченцов, Абдулов... У Гундаревой эта борьба заняла четыре года. Выздоровление казалось настолько реальным. Но она ушла из жизни 15 мая 2005 года.

От "Леди Макбет Мценского уезда" до "... гражданки Никаноровой"

Если в театре (все 29 лет - в одном единственном, московском театре им. Маяковского), она поражала столичный мир своей страстной интерпретацией русской и мировой классики, то фильма с ее участием потрясали, без преувеличения, всю страну. И здесь уже не было никаких сверх трагических высот, не было взрывов смеха до слез. Не та тематика была у Гундаревой в кино.

Невысокая, полноватая и очень при этом красивая, она как бы выводила за собой на экран миллионы советских женщин, самых что ни на есть простых. Заведующая детским домом, директор девичьего общежития, а заодно и брачной конторы, домохозяйка (мать десяти детей) - именно таких женщин она выводила на экран, говорила со зрителями от их лица, неожиданно раскрывая невероятную духовную красоту, запрятанную в глубинах этих "простых женщин". И те, кто сидел по эту сторону экрана, не просто верили ей, грань между экраном и зрительным залом размывалась.

За этим стояло не только точное попадание фильма, а режиссера и актрисы - в окружающую действительность, в интересы и устремления своих современников. За этим - прежде всего - фантастическое умение Гундаревой быть (а не казаться) на экране абсолютно искренней, правдивой и живой.

Удивительно, но отождествлять актрису с изображаемым ею персонажем зрители Гундаревой начали с первой картины, где состоялся ее дебют в главной роли. В кино Наташа начала сниматься еще с 1966 г., лет с 18. Но настоящим дебютом актрисы принято считать 1972 г., когда она сыграла главную роль в деревенской мелодраме Виталия Мельникова "Здравствуй и прощай!" После выхода фильма на экран на "Ленфильм" пришло письмо, в котором говорилось, что "руководство киностудии поступает правильно, привлекая к съемкам не только актеров, но и людей из народа, как, например, деревенскую девушку Наташу Гундареву".

Один из критиков дал такой живописный, я бы сказала, потрет Натальи Гундаревой: "В актрисе Гундаревой весны - ни капли, зимы - ни на йоту. Вся она состоит только из лета и осени. То есть при первом взгляде на нее кажется, что в Наталье Гундаревой вообще нет ничего, кроме летнего зноя. Жаркая кустодиевская плоть ("жар-птица" - так называли Гундареву в начале 70-х восхищенные первооткрыватели ее таланта), рожденные солнцем веснушки ("конопатое чудо" - еще одно из комплиментарных прозвищ для выпускницы Щукинского училища)... Такие женщины как она созданы не для того, чтобы цвести, а для того, чтобы плодоносить. В ее ролях никогда не бывает недосказанности, неопределенности: вся она перед зрителем - как под ярким солнцем, ни один закоулок души не сокрыт в тени. Словом, не женщина - лето. Но, произнеся "лето", хочется почему-то сделать паузу, а потом добавить: "Бабье лето!"

"Драмкружок, кружок по фото, а мне еще и петь охота..."

Интересно, что Наталья хотя и с детства (по словам матери) увлекалась театральной самодеятельностью, побывала, как в давнем детском стихотворении ("драмкружок, кружок по фото, а мне еще и петь охота!") едва ли не по всех кружках городского дома пионеров, свою взрослую жизнь с театром не связывала. Родители - инженеры-строители. Под их влиянием Наталья последний класс общеобразовательной школы училась на вечернем отделении, а днем работала чертежницей в конструкторском бюро: чтобы поступить в Московский инженерно-строительный институт требовался стаж работы близкий по профилю к будущей специальности. Два года она вычерчивала "профили" железобетонных конструкций. Да так успешно, что в 1967 г. ее сделали помощником главного инженера проекта. Тогда же она подала документы на подготовительный факультет вожделенного МИСИ. Стояло жаркое лето. Счастливая мама уехала в отпуск, а решительная дочка забрала документы из МИСИ и подала их в Высшее театральное училище им. Щукина. Успешно сдала экзамены и была зачислена на курс очень популярного актера, блистательного педагога Ю.В.Катина-Ярцева.

"Это был лицей, вольница в хорошем смысле слова", - так впоследствии охарактеризовала Гундарева годы своей учебы. В 1971 г. она закончила училище и оказалась перед выбором: выяснилось, что сразу несколько крупных московских театров прислали на нее свои заявки. Актриса выбрала театр им.Маяковского и осталась этому театру верна до последнего своего дня.

"Первое слово, которое я сказала в младенчестве, было "сама"

Гундареву часто спрашивали, как же случился такой прыжок от бетонных конструкций к театру? "Да, Бог его знает, - отвечала актриса. - Я уже толком не помню... Я жила рядом с высоткой на Котельнической набережной. В этих домах обитали очень известные люди, и в нашей школе был сильный родительский комитет. Нами занимались: водили в театры, консерваторию, приглашали интересных людей на школьные вечера. Потом я решила пойти во Дворец пионеров. Такое времяпрепровождение мне нравилось больше, чем ходить на танцплощадку. Может быть, я губила в себе какие-то комплексы, потому что фактура у меня не самая подходящая для актрисы. В театре ведь всегда нужна молодая красивая героины, а я полная, рыхлая, себя стеснялась. Представляете, я со своим ростом и комплекцией поступила в баскетбольную секцию спортивной школы. Однажды в школе организовали лыжный поход, и, я, которая никогда не стояла на лыжах, пошли, в ветреную погоду ходила без шапки, чтобы доказать, что морозоустойчивая. Наверное, это было некое изживание чего-то в себе. Доказать, что и в такой плоти, которая многим казалась несовершенной, важен дух. Когда Гончаров узнал, что я после аварии опять за рулем, то сказал: "Наташа, вы опять доказываете, что все можете?" - Доказываю, но самой себе. Моя мама говорит, что первое слово, которое я сказала, было "сама". С "сама" началась моя жизнь; этим же, наверное, и закончится".

- А та авария случилась в середине 80-х...

- Месяца три не могла играть, даже не поехала на гастроли. Но очень подбодрили меня на Одесской киностудии, пригласив на роль в фильме "Подвиг Одессы". "Я им говорю: "А как же я буду играть?" - а они мне в ответ: "У нас время в фильме военное, нам все равно, что у вас на лице", чем вселили в меня надежду".

"Что вызывает в актере такое сильное желание играть? Может быть, что-то недоигранное в детстве, некое продление состояния детства?" - спросили Гундареву в одном из интервью. Она ответила: "Я бы не сказала, что эти ощущения похожи на детство. Детство связано с беззаботностью. А все впечатления, которые выносишь на сцену, для меня связаны с мучениями. Когда настрадаешься, твоя душа очень многое приобретает. Тебе становится многое понятно. Не только плохое, но и хорошее - оно становится значительнее яснее, явственнее. Поэтому ты можешь спокойно выходить на сцену и блистательно играть комедию, потому как знаешь, что такое счастье. И можешь понять любого нищего, сирого, убогого, потому что сам прошел через страдания. Для меня актерское мастерство - не баловство. У меня были веселые роли, но я не умею смешить людей, мне стыдно. Я цирк не люблю. Мне кажется, что изнутри все люди несчастны и одиноки. Думаю, что те, кто прилюдно много смеется, в глубине души скрывают печаль".

"Уйти, оттолкнувшись ногой от земли"

И в заключение - еще из интервью Гундаревой. Оно относится к самому началу 2000 г., это еще до последней трагедии:

- Наталья Георгиевна, сейчас, глядя почти уж с вершины, ведь можно так сказать - что Вас в жизни, вернее, какая жизнь Вас привлекает?

- Привлекает, как ни странно, сама жизнь, но не в ярких ее проявлениях, потрясениях, а в спокойной умудренной текучести. Очень хочется остановить этот бег, увидеть, как идет дождь, шевелится листва, поднимается туман. Ведь живешь либо в прошлом (чего я не делаю никогда, даже дат не помню), либо всегда думаешь о том, что нужно сделать завтра. Но реальностью ты практически никогда не живешь. А очень хочется ее ощутить! Однако трудно вырваться из того ритма, что продиктовала жизнь, трудно и даже, если хотите, страшно. Начинает казаться, что ты что-то теряешь. Хотя и я думаю, что наступает такой момент, когда ты понимаешь, что чего-то достиг, и можешь взглянуть окрест себя. Мир так многообразен, значителен, есть много тем, которые отсутствуют в нашей жизни, но мы бежим к своим целям, вершинам. А потом с этих вершин видишь все, что осталось у подножия, и это так интересно! А ты все пропустил, ничего не видел, когда бежал.

- Вы человек не светский?

- Когда мне надо, я надеваю "долгое" платье, делаю очи вместо глаз и иду. Но иду, как агнец на заклание. Конечно, бывает приятно, но проводить так большую часть жизни, когда рядом есть друзья, которых очень редко видишь, когда всегда нужно что-то прочитать, что-то подучить, собрать или разобрать чемоданы

- На что вы тратите вторую, нерабочую, половину жизни?

- У меня ее практически нет. Все время работаю. Многолетняя привычка. Раньше я отпусков не видела. Отпуск - а я снимаюсь в фильме "Вас ожидает гражданка Никанорова". Сейчас фильмов почти нет. Недавно отказалась от двух предложений. Знаю, что потом буду жалеть смертельно, но наступил такой момент, когда я поняла, что мне нужно отдохнуть. Последние два года были насыщены работой. А в кино работала эти два года не так уж много: небольшая работа у Романа Ершова в "Лакейских играх", у Аллы Суриковой в фильме "Хочу в тюрьму", были и "Петербургские тайны". Сказать, что есть мощные работы в кино, не могу.

- Чем, по-вашему, вы платите за успех?

- Наверное, детьми. У меня всегда была работа. И она постоянно опережала очередную необходимость завести ребенка. Эту работу, считала, доделаю, а потом. Все ставила в зависимость от работы. А работала вечно очень много. Одиночеством в старости - думаю, этим буду платить.

- Не страшно?

- Жить вообще страшно. К тому же есть тихая такая надежда, что Бог не оставит своей милостью; может быть, все это произойдет в одночасье, и ты не будешь висеть тяжким грузом на тех, кто останется рядом с тобой. А уйдешь, оттолкнувшись ногой от земли.

- Бывают ли моменты, что играть не хочется?

- Как только раздается третий звонок, ты - уже не ты. Ты делаешь шаг на сцену, попадая в полоску света или темноту, - и твоя жизнь преображается. Ты уже не властен над собой. Профессия странная, она ведь предательство в себе заключает: когда ты снимаешь свою одежду, оставляешь свои привычки, ты, по сути, предаешь самого себя, становишься кем-то другим, причем совершенно не обязательно хорошим. Возможно, это покажется самонадеянным, но я ни о чем не жалею. Я много видела, много просмеялась и прострадала Почувствовала объем жизни и не отказываюсь ни от одного своего дыхания. Это моя жизнь, и я рада, что она прошла так наполнено. Работа, встречи с интересными людьми. Одни прошли, другие задержались.

Обозреватель Нина Коваленко

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Андрей Звягинцев вошел в жюри Каннского кинофестиваляАндрей Звягинцев вошел в жюри Каннского кинофестиваля
Председателем жюри в Каннах в этом году станет актриса Кейт БланшеттПодробнее
Поддержка фигурантов дела "Седьмой студии" стала главной темой церемонии награждения "Золотой Маски"Поддержка фигурантов дела "Седьмой студии" стала главной темой церемонии награждения "Золотой Маски"
На церемонии почтили память недавно скончавшегося Олега ТабаковаПодробнее
Директор фестиваля "Золотая маска" выступила в поддержку фигурантов дела "Седьмой студии"Директор фестиваля "Золотая маска" выступила в поддержку фигурантов дела "Седьмой студии"
Мария Ревякина пожелала Серебренникову, Апфельбаум и другим обрести возможность свободно работатьПодробнее
Умер кинорежиссер Милош ФорманУмер кинорежиссер Милош Форман
Режиссер "Пролетая над гнездом кукушки" скончался в США в возрасте 86 летПодробнее
В "Тихом месте" черти водятсяВ "Тихом месте" черти водятся
В российский прокат вышел очень тихий ужастик с Эмили Блант и Джоном КрасинскиПодробнее
Фильм Серебренникова о Цое вошел в конкурс Каннского кинофестиваляФильм Серебренникова о Цое вошел в конкурс Каннского кинофестиваля
Кроме того, в основную программу смотра вошли новые фильмы Жан-Люка Годара, Спайка Ли и "Хан Соло"Подробнее
Недвижимость
Последние новости