"Что если президент – не президент?"

В продолжении франшизы про суперотряд при исполнении к Ченнингу Татуму присоединились Дуэйн Джонсон и Брюс Уиллис. Кто сказал, что игрушечные солдатики не становятся героями?

"Что если президент – не президент?"

Москва. 29 марта. INTERFAX.RU – Дуэйна (Скалу) Джонсона словно сама судьба готовила стать частью проекта под названием "G.I.Joe: Бросок Кобры", но его позвали только во вторую часть.

За четыре года перерыва между первой "Коброй" и второй франшиза сменила режиссера: место Стивена Соммерса ("Мумия", "Ван Хельсинг»") занял Джон М. Чу, автор лирических танцевальных баттлов "Шаг вперед" и засахаренной документалки про восхождение звезды Джастина Бибера. Но, интересный момент: там, где Чу-режиссеру ничего не высветилось, актеру Ченнингу Татуму, сыгравшему танцы и любовь во франшизе "Шаг вперед", загорелся зеленый свет с индивидуальным мессиджом - в ближайшие несколько лет стать настоящей звездой, сняться в двух картинах у Содерберга, и заслужить право срывать рубашку исключительно ради искусства. То есть, к 2013г. проект, запущенный как сугубо коммерческий и наглядный материал для реализации товаров гиганта-производителя игрушек "Hasbro", все-таки опосредованно приобрел некую значимость и в индустрии кинематографической. Правда, у героев второй "Кобры" заметно прибавилось машин, оружия и прочего снаряжения, но на фабрике игрушек прекрасно знают, что это означает для производства.

Сюжет "Бросков Кобры", а это в наши витиеватые времена не может не подкупать, предельно прямолинеен и предсказуем. Из первой части во вторую переместились пятеро персонажей во главе с Дьюком (Ченнинг Татум). В новом эпизоде команда "G.I.Joe" опять отправляется на важное задание, с которым блестяще справляется. В момент короткой перегруппировки спецы попадают в ловушку, выжившие прячутся на дне колодца, какое-то время там размышляют и благополучно выбираются на поверхность, чтобы продолжить свой путь к справедливости, свободе и возмездию.

Дальше не знакомому со спецификой проекта зрителю придется немного напрячься – на экране замелькают лица героев и врагов в калейдоскопе трюков и огненных схваток. Но случай команды "G.I.Joe" во многом, можно сказать, уникальный. Ну, допустим, не получается по ходу действия вникнуть и запомнить, кто такой Снейк Айз, почему так страшен Файер Флай, что вообще вытворяет Сторм Шэдоу, и почему так мало персонажей с человеческими именами. Для американского зрителя это все старые знакомые из детства, для нас – толпа существ со сверхспособностями, наряженных в дурацкие костюмы.

Культурологические аспекты восприятия на примере именно этой франшизы вряд ли стоило бы разбирать, но в "Кобре" замечены любопытные результаты длительного наблюдения за мировой политикой. Вот, например, хрестоматийный эпизод всех историй, затрагивающих в кино вопросы ядерного разоружения: в "Кобре" экстренный саммит глав государств ядерных держав, возглавляемый президентом-оборотнем, недвусмысленные реверансы в сторону лидера Северной Кореи, тут же подключающиеся к хаосу другие комичные обладатели ядерных чемоданчиков, и мероприятие молниеносно превращается в истерический балаган. Заканчивается все, правда, патетическим обратным отсчетом, но это уже не так важно. Для красоты эксперимента в "Броске Кобры" есть захватывающий дух ниндзя-танец-трюк на канатах с перебрасыванием кокона с телом над непальским ущельем. Для любителей узнавать кумиров есть эпизод с бельмооким RZA, представителем авторитетной когда-то хип-хоп группировки Wu-Tang. Остается только набить рот попкорном и жевать глазами происходящее на экране, не мудрствуя над увиденным. В телевизоре и не такое бывает.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи