Хендехохово uber alles

Судя по реакции зрителей на "шпионскую комедию" "Гитлер капут!", внедрение наших в стан Третьего рейха действительно может быть смешным, а может это просто магия пышного бюста радистки Зины в исполнении Анны Семенович

Москва. 12 сентября. INTERFAX.RU – Если пересидеть первые десять минут рвотного рефлекса на мелькание свастики в первых кадрах картины и не расплакаться при виде Миши Галустяна в арестантской робе с табличкой "Рабинович-партизан", спасающего свою полосатую шкурку со словами "У меня с детства аллергия на автоматную очередь", то дальше все пойдет как по маслу. Или как по картошке. Картофеля в фильме предостаточно. Тотемным корнеплодом заката фашистской Германии даже удалось заткнуть рот Ксении Собчак, практически одним лицом изображающей Еву Браун.

Эпизодов в "Гитлер капут" выше крыши, а сюжетную линию даже как-то неловко пересказывать, так что лучше про персонажей. Как водится, в историях про фашистов и русских есть четкое разделение на "наших" и "не наших". Но невозможно поверить, что потненький, плюгавенький Гитлер в исполнении Михаила Крылова или отечный и скользкий Мюллер, которого взял на себя Юрий Гальцев, совершенно не зря удостоившийся титула "Резиновое лицо" на Всемирном фестивале клоунады и пантомимы, персонажи не из нашей действительности. Алексей Булдаков в роли "доброго фея" Кузьмича (или Кузьмич в роли Булдакова) скирдует сено и милуется с бабой в стогу где-то за кадром, но из этого отнюдь не становится понятно, отчего штандартенфюрера Шуренберга неудержимо рвет на родину.

Шуренберг, он же Шура Осечкин, он же Павел Деревянко, несет как локомотив, укатывает как каток и тащит как танк весь рейхстаг и весь фильм. Наш агент Шура выступает в логове врага настолько сказочным дуралеем, что в то же самое время становится, чуть ли не единственным здравомыслящим субъектом во всей этой постановочной фашистской катавасии. Легкий таганрогский акцент в бодрых репликах непрерывно обезьянничающего штандартенфюрера Шуренберга почему-то не отделим теперь от угольно-черной формы с красной повязкой и символическими нашивками. Щекотливость выстраиваемых в "гитлеркапуте" ассоциаций каким-то запредельным образом растворяется под давлением очевидной маскарадности происходящего на экране. И ржать в какой-то момент становится совсем не стыдно

Неразлучники Илья Олейников и Юрий Стоянов условно разведены по разным фронтам. Тем лучше для нас. О Подпольщике (Олейникове) много не скажешь, он тут сам за себя в одном из наверняка сыгранных в "Городке" амплуа "человека с усами в пилотке". А вот стояновский волоокий Борман до нетрадиционно-ориентированной душевной боли трогателен. Умение так искусно оттягивать и с хлестом отпускать брючные подтяжки доступно лишь самозабвенным садо-мазохистам. И Борману.

Но это все отдельные симпатии, а по большому счету, в фильме огромное количество разноградусных шуток. И про планктонное бытие в офисе и про дурновкусие в сознании.

Смешно просуществовать в кадре удалось даже Анне Семенович, согласитесь, бюст, который, усердно отгораживаясь от реалий шоу-бизнеса, видишь нечасто, но который продолжает положительную динамику роста, как минимум любопытен. Радистка Зина, сброшенная советской авиацией, умудряется со всей своей богатой фактурой прыгать, танцевать, стрелять и капризничать. Так что щуплому шпиону пришла большая и красивая подмога. Этим и победили.

Поклонники ярких и пышных талантов Тимати и Анфисы Чеховой могут уйти, несолоно хлебавши, ребята играют сами себя: Чехова сексуально шифрует, а Тимати бездарно рифмует минут по 5-7 каждый. Хронометражу всем в "Гитлер капут" отмеряно ровно и заслуженно.

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи