Русские выбирают лучшее из того, что есть

Глава европейского отделения Christie’s рассказал о том, чем дорог и люб российский покупатель аукционному дому. Причем вне зависимости от общей финансово-экономической ситуации

Русские выбирают лучшее из того, что есть
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 17 октября. INTERFAX.RU – Четырнадцатого и пятнадцатого октября аукционный дом Christie’s провел в Москве предаукционный показ предстоящих осенних и зимних торгов. Выставку такого уровня Christie’s проводит в Москве впервые. Представлены шедевры мирового искусства исторического значения. О том, во имя чего в Россию везут практически бесценные полотна, на какие результаты торгов рассчитывает аукционный дом корреспонденту Наталье Жоговой рассказал президент европейского отделения Christie’s Йюха Пилкканен.

В этом году в Москву Christie’s привез настоящие шедевры живописи. Рассчитываете на русских покупателей?

Русский покупатель представляет очень важную часть международного рынка искусства, хотя и небольшую, потому что мировое арт-сообщество сегодня настолько широко, насколько можно представить - у нас 560 аукционов в год, которые проходят в Гонконге, Шанхае, Женеве, Париже, Лондоне, Нью-Йорке и др. Глобальное международное сообщество велико, но в последние годы русские приходят на рынок с очень серьезным взглядом, демонстрируют хороший вкус. Они фокусируются на лучших образцах. По большому счету русские рассматривают самые лучшие предметы из тех, что есть.

Надо помнить, что в каждой из областей мира искусства имеется много образцов, Пикассо, например, произвел на свет очень много картин. И в этом смысле мне очень интересно наблюдать за русскими покупателями, которые выбирают самые лучшие моменты каждого периода. Русские имеют хороший вкус, явно, что имеется очень серьезное искусствоведческое образование, которое, скорее всего, длилось века.

И кроме того у них есть деньги.

Да, в том числе. У русских есть возможность не только интересоваться, но очень серьезно конкурировать с другими покупателями. Они очень позитивные, если их что-то интересует, они очень сильно торгуются за понравившийся лот. Эта выставка предназначена для того, чтобы открыть дверь русским покупателям для большего разнообразия того искусства, которое показывает Christie’s. Вообще, эта выставка - возможность для крупных клиентов в Москве понять, что Christie’s может предложить сегодня самое серьезное мировое наследие.

Перечислите наиболее интересные экспонаты.

Эта самая лучшая выставка, которую Christie’s проводит за дверьми Лондона, Гонконга и Нью-Йорка. У нас есть Клод Моне "На лугу" (1876) - это мировой шедевр. У нас есть выдающееся полотно культового британского экспрессиониста Френсиса Бейкона "Эскиз к автопортрету" (1964), две картины работы Каналетто, его лучшего периода, они были куплены семьей нынешних владельцев предположительно в XVIII в. и ранее никогда не выставлялись на торги. Я даже не упоминаю Анри де Тулуз-Лотрека, Анри Матисса или Кандинского, его "Эскиз к импровизации №3" (1910), другие "версии" этой картины находятся в музеях. Вообще, сложно выделить что-то одно, это очень индивидуально. Например, "Медсестра озерного пансионата" (2003) современного художника Ричарда Принса - одна из крупнейших картин, выставляемых на рынке. На мой вкус, хотя я больше люблю картины, шедевром является серебряная супница в форме боевого корабля, выполненная по заказу Екатерины Великой, редчайшая вещь.

Назовите оценочную стоимость наиболее интересных работ.

Френсис Бейкон – эстимейт от $40 - до $70 млн, Моне "На лугу" - в районе $20 млн, два Каналетто вместе - $15-20 млн. Но у нас есть гораздо менее дорогие вещи, например набросок Уильяма Тернера $300-400 тыс. Это касается не столько цен, сколько качества, иногда это неправильно понимается у нас на рынке. Не надо быть олигархом, чтобы покупать замечательные картины. Я сам покупаю картины за 500-600 фунтов стерлингов. Я хожу на выставки молодых художников. Такие вещи мне нравятся, у меня дома сотни таких небольших работ. Так что покупка предметов искусства - это скорее стиль жизни.

Как на ваш взгляд изменится спрос на арт-рынке в условиях мирового финансового кризиса?

У нас здесь 47 шедевров искусства и уровень интереса, который идет с Ближнего Востока, Гонконга, Европы и Америки, очень высокий. Посмотрите на Кандинского, эта работа не выставлялась в России с момента своего создания, 1910 г., т.е. почти 100 лет. Или Каналетто, здесь я использую аналогии с Колизеем, который всегда будет величайшим историческим зданием, такое искусство не меняется со временем.

Думаю, в данный момент, связанный с нехваткой ликвидности, на таком среднем рынке, где меньше хороших примеров, может быть некое падение, но пока мы не знаем, сейчас еще слишком рано для осознания того, как финансовые рынки будут воздействовать на мир искусства. Но надо помнить о том, что наш мир привлекает большое количество наличности. Ценность актива с высоким качеством очень высока. Многие люди сейчас чувствуют себя некомфортно и неуютно, имея большое количество денег на банковских счетах, и предпочтут, например, вкладывать в Бейкона, хотя это конечно не инвестиции, а покупка нечто более существенного.

В этом году так много шедевров: вы хотите обеспечить спрос наверняка или это естественный процесс?

Это то, что мы продаем, что наши коллекторы дают нам. Мы ведущие в этом бизнесе и в том, что я называю поставками на рынке искусства, имеем очень сильный уровень. Работы - показатель уровня уверенности в арт-рынке. Здесь есть те картины, которые мы будем продавать в феврале на следующий год. Если любого финансиста попросить сделать прогноз на следующие 5 месяцев, они будут очень нечеткими. Но коллекторы на рынке искусства чувствуют себя очень уверенно.

Сейчас многие участники арт-рынка ждут международных аукционов, чтобы понять, как будет меняться ценообразование.

Я думаю, главное здесь в том, что уровень интереса к продажам очень высокий. Многие люди сейчас смотрят на финансовый рынок и не знают, что будет с ним через месяц. Я гораздо комфортнее себя чувствую, смотря на арт-рынок изнутри, здесь нет нервозности, как на других рынках. Арт-рынок - не финансовый рынок, здесь совсем другие механизмы работают. Нас не оценивают - нас уважают.

Я не люблю загадывать. Посмотрим. В ближайшие четыре недели будут крупные торги в Лондоне, Дубае, Нью-Йорке и Гонконге, после этого я смогу с большей определенностью сказать, на каком уровне сейчас находится рынок искусства. Надо понять, какие аппетиты есть у коллекционеров, но пока уровень интереса феноменальный.

Ряд экспертов отмечали, что арт-рынок в последнее время был несколько перегрет. Чувствуете ли Вы, что количество покупок в спекулятивных целях увеличилось?

Арт-рынок по объемам покупок утроился за последние 4 года. В этой среде покупают по разным причинам, но основное большинство коллекционеров покупают, потому что они хотят владеть ярчайшими картинами. Есть маленький процент покупателей, которые покупают для инвестиций, которые по некоторым картинам могут обеспечить хороший финансовый возврат, но таких - скромное меньшинство. Конечно, есть такие люди, которые занимаются спекулятивными сделками, в принципе они расшатывают рынок очень сильно, но это очень маленькая часть арт-рынка.

Какой интерес в мире вызывает русское искусство?

Я работаю с Christie’s уже 22 года. Моей страстью, когда я начал работать в области живописи, были "германские" экспрессионисты Василий Кандинский и Алексей Явленский - позже мы поняли, что они были как раз русскими художниками. Очень многие русские авангардные художники, в частности Кандинский, Марк Шагал, работали в Европе. Все великие русские авангардисты начала ХХ в., в том числе Казимир Малевич, Михаил Ларионов, Александр Родченко, Любовь Попова выставлялись вместе с великими французскими и европейскими художниками и были частью прогресса мирового искусства. Потом наступила первая мировая война, и в этой ситуации многие художники перестали работать, потом была вторая мировая война, которая создала политические барьеры, и влияние русских художников на развитие мирового искусства ХХ в. сократилось. Но зато сейчас коллекционеры, которые покупают Пикассо или Матисса, должны владеть и Поповой, и Ларионовым, и Малевичем. Вот почему сейчас коллекционеры Старого Запада очень заинтересованы покупать работы русских художников. Что 10 лет назад рассматривалось как русское, сейчас рассматривается как великий мировой авангард.

Мы живем в очень интересное время. Еще 10 лет назад рынок был другим. Сейчас много китайского искусства стали покупать после смены политической ситуации в этой стране, постепенно открывается Индия, открываются страны СНГ, арабский покупатель приходит на рынок. Фактически это объясняет, почему искусство имеет такую высокую ценность. Это объясняет, почему такие "молодые" художники как Кандинский и Явленский стали на верхний уровень, на каком еще 10 лет назад был Ван Гог и Сезанн. Сегодня это великие художники ХХ века. Мир поменялся.

Почему в последнее время такой интерес вызывает современное искусство?

Потому что мы сейчас проходим через глобальные культурные перемены. В XXI в. мир стал очень маленьким, мы все интересуемся глобальной политикой, глобальной культурой, и этот интерес к международной кухне, фильмам, путешествиям - все это идет вместе. В мире современного искусства нет никаких границ. Людей больше не волнует, откуда человек приехал, его больше волнует качество искусства. Сегодня молодые люди не имеют каких-то националистических узколобых взглядов, которые существовали поколениями, у них очень глобальный взгляд на мир. Поэтому рынок современного искусства так устойчив и так интересен. Вместо того, чтобы продавать десяткам, теперь мы продаем тысячам людей.

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи