Писатель без киллера как Фауст без Мефистофеля

"Домовой" ставит зрителя перед непростым выбором: кто же все-таки замечательнее, крутой и бескомпромиссный киллер Машкова или же терзаемый всеми муками творчества конвейерный писатель Хабенского

Писатель без киллера как Фауст без Мефистофеля
Фото: domovoyfilm.ru

Москва. 7 ноября. INTERFAX.RU - Воображение – не неиссякаемый ручей, так что при отключении фонтана фантазии "дерни шнур, выдави стекло". Всяким джекки колинз и даниэлам стил наверняка не раз приходилось влюбляться, чтобы на потребу издательства выдавить из себя хоть что-нибудь менее отмороженное и более угодное. Своего издателя герой Константина Хабенского Антон Праченко уже какое-то время совершенно не удовлетворяет. Ночные бдения перед белым квадратом монитора с бутылкой виски в желудке не дают ничего кроме чудовищного похмелья и сна без сновидений. Курсор на пустой странице пульсирует в унисон сердечного ритма. Криминальные сводки и те не вставляют. Антон на автопилоте отправляется на очередную автограф-сессию (судя о всему практически последней во всех смыслах) книги. Поклонников не так много, среди них попадаются и фанаты Сорокина. Один из странных посетителей магазина сначала задает автору провокационный вопрос, потом дает мастер-класс по расстрелу за окном. И исчезает. Писатель в шоке, душа тонкая, там и рвется.

Писатель – натура алчная ко всему прочему, он стремится домой к пишущей машинке. Там препятствие в виде девушки и маячащего романтического ужина. Скандал. Хлопнувшая дверь. Но кого это останавливало.

Маниакальность творческого процесса может оценить любой махровый эгоист. Что-то настоящее и реальное махнуло крылом над буйной головушкой Антона-писателя, и это что-то он пытается ухватить за хвост. Одной рукой держась за бутылку, конечно же.

В мегаполисе так легко поверить в случайность, что новая встреча с киллером-Машковым кажется совершенно невероятной и замечательной. Вы уже поверили в крепкую мужскую дружбу? Что-то вроде того приготовил для зрителя режиссер Карен Оганесян, назвавший "Домового" своим "вторым дебютом" (первый его фильм-притча "Я остаюсь"). Между киллером и писателем начинается обмен опытом. В одностороннем порядке, скорее.

Машков-искуситель предлагает горе-писателю убить и понять. Краткий курс обучения и экспресс выбор жертвы. Кому работа, а кому острые ощущения. Киллер преподаст автору криминальных бестселлеров один самый важный урок – урок хладнокровия, блокировки эмоций и прочей бойцовской сноровки. Но тут, как выясняется, герой Хабенского не нуждается в учителях. Он вполне себе успешно и безболезненно выдавил из своей жизни маленького больного сына, вполне осмысленно и так же беспристрастно отлучал от себя прекрасную и очень терпеливую девушку Вику (Чулпан Хаматова). Женская линия, к слову сказать, вырисована в картине довольно тонко и растерянно нежно. Вика работает в конно-спортивной школе, а женщина и лошадь – это всегда очень честно и чисто. Трепетная героиня набирается сил и смелости лишь на конюшне, куда припрыгивает мириться вечно кающийся писатель: "Перестань бухать и познакомь меня со своим сыном!". Позже, Вика, чуть позже, парень играет в серьезную мужскую игру.

Игра в "Домовом" действительно серьезная и очень мужская. В замечательном эпизоде целеустремленный Машков одной левой ведет машину, а другой правой четко обрабатывает физиономию Хабенского. Это очень понятный разговор. Сильны и моменты, в которых появляется немногословный Армен Борисович Джигарханян. Его герой в эстетском интерьере загородной резиденции жарит ребрышки, варит грибной суп и отдает распоряжения. Свою пулю он получает более чем достойно.

"Домовой" в итоге выйдет большим тиражом, кто-то останется жив, а кто-то даже станет счастлив под музыку Нино Катамадзе и группы "Insight".

Обозреватель Полина Грибовская

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи