Две недели в году

Корреспондент "Интерфакса" принял участие в некоторых культурных мероприятиях Года России в Монако

Две недели в году
Княжеский дворец в Монако
Фото: YAY/ТАСС

Москва. 27 июля. INTERFAX.RU - Монако – крохотное государство, всего 2 квадратных километра, с населением 32 тысячи жителей, но, несмотря на малые размеры, здесь ежегодно проводится до 700 культурных мероприятий. В этом году 140 из них чисто русские: гастроли театров Москвы и Петербурга, спортивные соревнования, выставки, выступления деятелей искусств, науки и музыкантов.

Такое значительное присутствие России в княжестве объясняется тем, что сейчас здесь по договоренности президента России Владимира Путина и князя Монако Альберта II Гримальди проводится Год России.

Примечательно, что в этом году исполняется десятилетие со дня вступления на княжеский трон Альберта II, а в следующем – десятилетие дипломатических отношений новой России с Монако.

Наш корреспондент Вячеслав Терехов в течение двух июльских недель принимал участие в мероприятиях в рамках Года России.

Две недели в году

Мне посчастливилось пробыть две июльских недели (с 9 по 21 июля) в этом княжестве, но обо всем, что видел в это время, рассказать невозможно, и потому остановимся только на самых уникальных, с моей точки зрения, мероприятиях.

Рассказ о том, что видел, будет перемежаться с интервью со спецпредставителем президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаилом Швыдким.

М.Швыдкой: Так случилось, что именно июль стал своего рода кульминацией Года России в Монако. Центральным событием стало открытие в Монте-Карло, в княжеском дворце, в залах его библиотеки уникальной по своему содержанию выставки, рассказывающей о взаимоотношениях династии Гримальди (500 лет на княжеском престоле) с российской династией Романовых.

О том значении, которое придает княжеский двор этой выставке, говорит и тот факт, что залы библиотеки никогда раньше не предоставлялись для подобных мероприятий.

Интересна выставка еще и тем, что в российских архивах самими жителями Монако были обнаружены документы, которых прежде не видел ни один из исследователей. Так были обнаружены архивные материалы, связанные с одним из первых упоминаний рода Гримальди на территории России. И где бы вы думали?.. в Крыму!

Судя по этим документам, когда род Гримальди находился под патронатом Генуи, его представители жили в генуэзских поселениях в Крыму. Здесь завершался сухопутный "шелковый путь". Из Крыма шелк, а также вина и целый ряд других экзотических товаров поступал в Геную уже морем. Поселения просуществовали почти два столетия - вплоть до захвата османами Крыма в конце XV века.

Случай породил историю

"Путешествие в века" князя Альберта II, а также спецпредставителя президента РФ Михаила Швыдкого и российской делегации началось с изучения карты Монакской бухты. Встретив недоуменные взгляды, экскурсовод пояснил, что именно здесь в середине XVII века и началась история интенсивных отношений Гримальди с Романовыми.

В этой бухте случайно из-за шторма вынужден был бросить якорь корабль, на борту которого в Европу направлялось посольство Великого князя России Алексея Михайловича Романова (будущего отца первого российского императора Петра I – ИФ). Княжеский дом Гримальди с большим радушием встретил посольство, оказав содействие во всем, что было необходимо из-за чрезвычайной обстановки. Так, встреча князя Монако с главой посольства русского царя и стала первым контактом, как бы сейчас сказали, на очень высоком монархическом уровне.

Салфетка интереснее поверженного зубра

Следующий этап выставки был посвящен деду нынешнего князя – Альберту I. В 1913 году князь присутствовал на торжествах в честь 300-летия династии Романовых. Он был широко известен как ученый-океанограф, мореплаватель, но и как заядлый охотник. Его пригласили в Беловежскую пущу поохотиться. Теперь целый зал заполнен фотографиями и картинами с этой охоты. "Альберт стоит у поверженного зубра" – такова тема, которая и в больших и малых размерах представлена в этом зале.

Мне было интересно смотреть на Альберта II, нынешнего князя, в интересы которого, помимо путешествий (в 2006 году он возглавлял экспедицию к Северному полюсу, а в 2009 – побывал на Южном), входит и деятельность по защите экологии. Рассматривал он эти фотографии и картины внимательно, даже шутил, но, как мне показалось, восторга от увиденного на его лице не было.

Зато с большим наслаждением он остановился около стенда, где хранится с 1913 года салфетка с тех самых торжеств в честь 300-летия династии Романовых. Рядом с оригиналом, который находится в центре стенда, выполнены и точные копии этой салфетки. Вроде бы милая безделушка, а род Гримальди с большим почтением уже более 100 лет хранит ее как свидетельство обычных человеческих отношений между двумя династиями.

Другой зал посвящен династическим портретам Монако и России. Здесь же мы видим поздравительные телеграммы с праздниками друг друга и документы, которые, на первый взгляд, могут показаться не столь важными с точки зрения дипломатии, но которые в то же время свидетельствуют о проявлении внимания двух родов друг к другу.

С большим интересом рассматривал князь макет театрального зала, где проходили в Монте-Карло вечера "Русского балета" Сергея Дягилева. Пожилая женщина-экскурсовод увлеченно рассказывала об этих вечерах, о том, какое внимание великий Дягилев во время нахождения в Монако уделял становлению и развитию местного балета. Князь добавил при этом, что работа Дягилева не пропала даром и в середине XX века здесь была создана Академия классического танца имени принцессы Грейс. А экскурсовод добавила, что ее первым руководителем стала балерина с русскими корнями Марина Безобразова.

От Шагала до Малевича

Кор.: Вероятно самым важным событием, если говорить о художественной стороне дела, стала выставка из истории русского авангарда, которая так и называлась "От Шагала до Малевича". 180 экспонатов, среди которых, кроме Малевича и Шагала, еще и Кандинский, и Филонов, Ларионов, Гончарова, Баранов-Россине. Кроме этого, иллюстрации к книгам Маяковского, Есенина, Хлебникова, выполненные Кандинским и Малевичем.

Большей частью, конечно, все эти экспонаты прибыли из Третьяковской галереи, Русского музея, Музея изобразительных искусств имени Пушкина. Однако много картин прибыло и из частных коллекций, в том числе и из Монте-Карло, а также из Центра Помпиду в Париже.

М.Швыдкой: Эта выставка не имеет равных. 23 года тому назад была последняя подобная выставка под названием "Великая утопия". Проходила она в Москве, Санкт-Петербурге и Нью-Йорке, так как часть экспонатов была предоставлена Музеем современного искусства в Нью-Йорке.

Повторю: по существу за четверть века это самый крупный показ русского авангарда, и, безусловно, одно из заметных культурных событий современности. Конечно, не случайно, что выставка открылась 11 июля – в день десятилетия со дня вступления князя Альберта II на престол.

Кор.: Почему был избран русский авангард?

М.Швыдкой: Это было пожелание Гримальди-форума, на территории которого расположилась выставка, а ее куратором является Жан-Луи Прат – один из лучших знатоков русского искусства. Замечу также, что он неоднократный куратор выставок русского искусства для самых авторитетных учреждений.

Думаю, что выбор авангарда вполне понятен. Так как если говорить вообще об известности русского искусства в мире, то, пожалуй, наиболее известны и привлекательных две эпохи – это русская икона, включая XVII век…

Кор.: Но в XX веке слишком долго и не только в СССР не признавали русскую икону в качестве составной части русского искусства в целом, считая ее подражанием византийской иконописи.

М.Швыдкой: Да, это было, но сейчас она является желанной для выставок в любых мировых музеях.

Так вот вторым направлением, которое пользуется известностью во всем мире, и является русский авангард. Он создавался в предреволюционные годы и в первые десятилетия после революции. Художники как бы заново открывали мир, производя революцию в художественном и интеллектуальном сознании. Пытаясь создать новый мир, отрицая и преодолевая старый, считая, что из хаоса можно создать некий новый прекрасный порядок и нового человека, они фактически создали новую утопию.

К сожалению, как вы знаете, это направление потерпело фиаско, но энергия этого искусства, энергия этих людей поразительна. Она действует и сегодня.

Кор.: Интересно размещение экспонатов: оно помогает нам понять эволюцию сознания художников и в какой-то степени даже делает их произведения более понятными для нас сегодня.

Если принять во внимание, что расцвет русского авангарда падает на 1914-1922 годы, а закончился фактически в начале 30-х, то, переходя из зала в зал, видно, как постепенно угасало стремление к созданию нового искусства, нового человека. Угасало, сталкиваясь с окружающей реальностью.

Художники и скульпторы предреволюционного и революционного периода полностью оправдывали своим творчеством обвинение в том, что они "стройными рядами отправились служить делу Октябрьской революции".

Характерен в этом отношении Татлин. Копия его скульптуры "Памятник Третьему Интернационалу" – устремленная ввысь коническая конструкция и другие вертикали, призванные размещаться на улицах и площадях городов, говорят о стремлении художника "ввысь". Про то, что это в какой-то степени повтор храмовой архитектуры, никто, естественно, не думал, но зато все сравнивали вертикаль с Эйфелевой башней, и потому здесь выстроилась целая очередь желающих сфотографироваться "с миниатюрной русской Эйфелевой башней", как назвали ее посетители.

А полотна Шагала? Витебский этап творчества Шагала и участников созданного им там народного художественного училища – это же настоящий гимн новому, как он понимал, времени. Искусство Шагала и его сторонников вышло на фасады зданий. Их цель – другими лицами, другой компоновкой движущихся тел и геометрических фигур призывать граждан забыть старое, думать по-новому.

Не осталось без внимания и выставленное в одном из залов панно, которое Шагал написал для фойе Государственного Еврейского театра в Москве. Это был 1920 год. И здесь персонажи – артисты цирка, клоуны, экзотические животные на фоне геометрических фигур – как бы оторваны от земли, они парят сами по себе.

А когда вы смотрите на "Скрипача" Шагала, то чувствуете, что одновременно перелистываете страницы книг великого Шалом-Алейхема. "Скрипач" Шагала, парящий над домами его родного Витебска, играет так самозабвенно и настолько захватывающе, что многие зрители склоняли головы, покачиваясь в такт только им слышимой музыке. Они отходили, опять подходили и, выходя из зала, поворачивались, как бы проверяя, заканчивается ли мелодия, льющаяся из скрипки, на которой играет этот человек с выразительным зеленым лицом.

"Скрипач" настолько выразителен, что и через полвека после его создания, многие скульпторы ваяют его, даже в серебре.

Быть не похожим ни на кого

На всех картинах и зарисовках останавливаться нет возможности, но не сказать о том, какое впечатление произвели на посетителей выставки картины Малевича, нельзя.

Опять-таки благодаря соответствующему расположению картин, Жан-Луи Прат, как мне кажется, показал уход художника из утопии в действительность.

Его проекты зданий все еще шли ввысь, но он уже показывает свой отказ от предметного изображения. Его кредо, и он сам об этом писал, – "быть не похожим ни на кого".

Целая стена одного из залов отведена под три произведения – "Черный квадрат", "Черный крест" и "Черный круг". И в объяснении к этим картинам приводятся слова Малевича: "Лицо моего квадрата не может слиться ни с одним мастером". По его мнению, это своеобразный "чистый лист", с которого должно начаться новое искусство.

Но уже чуть позже у Малевича, в отличие от Шагала, Кандинского и других, нет попытки изобразить лицо человека. Большое полотно "Крестьянин с косой": на нем выписано все, кроме лица. Оно как бы закрыто шлемом. И на других его картинах есть люди, но лица или совсем нет или вместо лица, я бы сказал, шлем, как у инопланетянина.

Малевич, по-моему, не захотел, а может, и не смог, а потому даже и не пытался, представить себе человека будущего: ведь на его лице должно быть написано все – и радость, и скорбь, и мысли. А какие они будут у нового человека?

"Русские сны" Георгия Шишкина

В эти же две недели состоялось открытие еще одной художественной выставки - работы современного художника Георгия Шишкина, который последние 20 лет проживает и пишет в Монако.

И он, и его работы чем-то, хотя и вполне реалистичны, напоминают уход от действительности. У художника своя манера писать и самое главное видеть то, на что иногда не обращаешь внимания или не успеваешь ухватить интересный момент в жизни персонажа, которого он рисует. Таков Давид Ойстрах, слившийся со своей скрипкой – он реалистичен, но чем-то очень напоминает "Скрипача" Шагала. Наверное тем, что художник смог уловить и донести до нас состояние музыканта, растворившегося в своей музыке.

А Смоктуновский? Его глаза из темно-голубого фона, которым окутан портрет, смотрят не на вас, а проникают через вас и идут вдаль. Да так смотрят, что хочется повернуть голову и посмотреть самому, что он там увидел.

Триптих "Русский балет Дягилева"! Это не портреты. Это человеческие характеры. И сам Дягилев, и танцоры и танцовщицы изображены вместе на одном полотне, но каждый из них живет своей жизнью. И не понятно: то ли они на сцене, то ли играют с вами. Так бывает, когда каких-то людей видишь во сне, но никак не поймешь: ты спишь или бодрствуешь? Тебе это снится? Хотя даже во сне понимаешь, что, хорошо зная этого человека, его не может быть рядом.

Наверное, поэтому свою серию картин автор назвал "Русские сны". По крайней мере, когда я его спросил, почему он так назвал серию, художник посмотрел на меня с удивлением и произнес: "Я так их вижу". Мне было жаль, что их не видят у меня на родине. Почему-то широких выставок художника Георгия Шишкина не было, и, насколько я знаю, ни в Москве, ни в Петербурге организовывать их не планируется.

Гримальди начали с мира

Я не мог не задать вопрос Швыдкому: как же все-таки в период "санкционных битв" Европы с Россией князь Альберт II решился на такие заметные шаги, хотя и сделанные в мире художественной жизни? Конечно, задавать этот вопрос лучше было самому князю, но я опоздал с заявкой на интервью.

Ответ спецпредставителя президента РФ мне показался интересным.

М.Швыдкой: Во-первых, договоренность о проведении Года России была достигнута еще в 2013 году и отменять это мероприятие было бы как минимум некорректно и по отношению к России, и по отношению к художественной общественности Монако, да и не только Монако.

Я думаю, что события подобного рода свидетельствуют еще об одном обстоятельстве: у Монако сейчас впереди непростые переговоры с Евросоюзом. По ряду причин княжество не является членом ЕС, и переговоры, конечно, затронут все стороны жизни не только в политике и экономике, но и в художественной сфере.

Конечно, шаг, который сделал Альберт II, можно назвать даже отважным. Ведь не только ближние соседи, не очень довольные тем, что Монако в этом году, когда такой сложный политический контекст, проводит Год России. Но и дальние соседи, заокеанские, тоже активно этим недовольны. И тем не менее монегаски, которые вообще всю свою историю умели проводить такую очень гибкую, очень мудрую политику, которые умели маневрировать для того, чтобы сохранить независимость своего маленького княжества, они и на этот раз (а род Гримальди - это символ монегасков) проявляют не только чувство собственного достоинства и воли, но и некую мудрость, потому что, как известно, все войны, в том числе и политические, заканчиваются миром. Поэтому они и начали с мира.

Вячеслав Терехов

Теги: Монако
FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи