Российско-грузинская гордость

Открывшаяся в Москве выставка работ Нико Пиросмани доказала, что искусство всегда больше, чем любые геополитические трения и навязанные убеждения и иллюзии

Москва. 2 декабря. INTERFAX.RU - В галерее "Проун" на "Винзаводе" открылась выставка под названием "Семейный кутеж". Название, напоминающее чем-то о старой Москве, беззаботных посиделках и самоварах, тем не менее, отсылает нас совсем не к традиционным столичным застольям, а в Тбилиси. И не в современный Тбилиси, а в Тифлис начала ХХ в. - тех времен, когда духаны, трактиры и лавочки города украшали работы художника Николая Пиросманишвили. Или Нико Пиросмани. Его, впрочем, никто из тифлисских жителей художником и не считал, работы Пиросмани были "рядовым" явлением, их покупали за копейки, а создавал он многие из них на самом простом из подручных материалов - клеенке и картоне. Слава Пиросмани как художника началась с того момента, когда россияне Кирилл и Илья Зданевич и Михаил Ле Дантю, оценившие невероятный талант безвестного мастера, купили несколько его работ и отправили на знаменитую выставку "Мишень". Пиросмани получил признание, славу, но не деньги, он просто продолжал писать картины и умер в нищете. Цениться стали его картины уже после смерти, когда стало очевидно, что именно этот простой грузинский "ремесленник" внес спонтанный, но невероятный по силе вклад в развитие авангардистского искусства. В Москве его работ - совсем немного, а потому всем современным любителям минимализма в "Проун" предоставлен по сути уникальный шанс - увидеть 19 работ Пиросмани, собранные из частных коллекций.

Собравшиеся на открытие выставки люди порой и сами по себе напоминали персонажей Пиросмани, отдавая должное концепту названия - кутеж с грузинским духом состоялся, вместе с лавашом, вином, сыром, зеленью и разговорами. Прибывшим Швыдким, который в очередной раз попытался связать нити российско-грузинских культурных связей, напоминая о том, что никакие политика, геополитика, современные интересы не должны разрушать то, что складывалось на протяжении десятилетий, то, что роднит русских и грузин. Пока Швыдкой говорил, напротив "Льва" Пиросмани удивительной красоты женщина поднимала на руки ребенка и показывала ему картину. И в этом было совершенно точно больше доказательств нерушимости тех самых связей, чем в любых словах.

Белые стены, белые перегородки галереи - и картины. Практически беззащитные, не отсеченные от зрителя ни стеклом, ни витыми музейными веревочками. Такие же, какими они были в начале ХХ в., когда Пиросмани рисовал вывески, пышные грузинские застолья и тифлисских повес и прекрасных женщин. И животных, о которых можно говорить до бесконечности. Знаменитая "Белая корова", "Медведь", "Лев", "Пасхальный барашек" - в глазах зверей любовь и печаль, неизменные, заставляющие тебя остановиться, замереть, не отрываться. Примитивизм - это лишь слово, обозначающее стиль. Но у художников, избравших его, сознательно или, как Пиросмани, пришедших к нему интуитивным путем, - совершенно особое восприятие реальности, это счастье и грусть простых вещей. Как на диптихе "Сестра и брат". Части диптиха повешены одна напротив другой, никаких лишних деталей, но сила внутренней драмы такова, что и не приходит в голову жаждать нюансов.

О Пиросмани часто и просто говорят как о ремесленнике, потому что те самые картины, на которые мы сейчас приходим смотреть в галерею, и были для него ремеслом. Но талант, редчайший удивительный талант превращает ремесло в искусство. Примеров тому можно найти множество. И одним из ярких и выразительных являются работы грузинского художника.

Перед открытием выставки много писали о том, что ее название должно перенести посетителей в ту самую атмосферу Тифлиса, где встретились Пиросмани и прибывшие в город Зданевичи и Ле Дантю. Именно поэтому наряду с работами самого художника здесь выставили книги Ильязда о Пиросмани, каталог выставки "Мишень", на которой впервые широкая публика в 1912 г. увидела работы грузинского мастера, рисунки Ле Дантю и Кирилла Зданевича. Однако сам по себе Пиросмани оказался вполне самодостаточен, концепция выставки дала крен естественным образом: когда на тебя смотрят печальнейшие и добрейшие глаза "Белой коровы", раненый солдат, медсестра, пухлый мальчик в национальном грузинском костюме, сын тифлисского повесы, просто невозможно оторваться и обратить внимание на что-то иное. Это ничуть не умаляет значения и места в истории первооткрывателей таланта Пиросмани. Заставляет сказать им еще раз спасибо. И вернуться к работам, которые и составляют костяк выставки. Вернуться и не отрываться, потому что работы Пиросмани с той самой легкостью, с которой они написаны, вводят тебя в особое состояние, очищения от всего лишнего, от любых деталей, которые разрушают целостность.

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи