Четыре испытания Рождеством

Американские кинофабрики каждый год в обязательном порядка штампуют рождественские комедии с приключениями и/или семейными нелепостями. В этом году нам предлагабют насладиться похождениями семейной пары, навещающей безумную родню

Четыре испытания Рождеством

Москва. 18 декабря. INTERFAX.RU - Что может быть ужаснее праздника в одиночестве? Только праздник в кругу семьи. Риз Уизерспун и Винс Вон в рождественской комедии "Четыре рождества" стоически, но не слишком остроумно переживают черные моменты светлого дня

Молодая и успешная парочка Брэд и Кейт уже три года отрабатывают совместную схему побега от семейных торжеств в канун Рождества. На этот раз счастливцы собрались на Фиджи, но для всех пап и всех мам они срываются вакцинировать детей в Бирме. Стареющие предки, кажется, верят в эту легенду только лишь потому, что волонтерский пыл вспыхивает аккурат в сочельник. В остальное время парочка наслаждается собственным благополучием, воплощением эротических фантазий и школой танцев. Вот такой прелестный мир.

Но, слава богу, закон подлости и компенсации еще работает, и рейс на Фиджи задержит, кажется, совсем не мистический туман. Одетые во все пестрое и не по погоде Брэд и Кейт (Винс Вон и Риз Уизерспун соответственно) попадают в объектив съемочной группы местных новостей, и по несчастливому, но предсказуемому стечению тех же обстоятельств, выпуск увидят папы-мамы. И вот уже наступающее Рождество изрядно подпорчено очевидной перспективой посетить четыре дома, так как разведенные родители, это всем известные "дважды два четыре". Папаша номер один в исполнении Роберта Дювалла – обозленный и жесткий старик, проживающий под одним кровом с обезумевшими от стероидов рестлерами, братьями Брэда. И в этом жилище комедийного как-то совсем негусто, зато мы узнаем, что героя Винса Вона сначала звали Орландо, по названию города, в котором тот был зачат. А маленький племянник Орландо-совсем-не-Блума с криками и воплями, раздеваясь на ходу, выпрыгивает в окно. И все домашние знают, что это такая реакция, когда нервничаешь и не знаешь, что сказать. А что сказать, когда тебе дарят спутниковую тарелку, а тебе нечем за нее платить.

На подходе ко второму дому Кейт и Брэда встречает крупная статуя Иисуса, дочь не совсем в курсе, что сейчас мама одержима почти религиозной страстью к местному пастору. А Брэд и не ведает, что его миниатюрная, успешная и гиперсексуальная возлюбленная торчала летом в лагере для детей с ожирением и водила двусмысленную дружбу с подающей надежды лесбиянкой. Молниеносное срыгивание младенца в этом эпизоде не добавляет обстановке непринужденного веселья. В следующем семейном гнездышке напряжение от непоправимой ненормальности семей, с которыми не общаешься каждый день, немного спадает: мама Брэда, обычная такая фэн-шуйствующая мадам, сожительствует с его школьным другом.

Обольщаться насчет самого последнего посещения особо не стоит, рождественские комедии, они такие, в них кульминации сменяются непременным катарсисом, а ближе к концовке даже самые слепые прозревают. Так и с парочкой Кейт и Брэд, благодаря простой настольной игре в слова те осознают, что совсем не понимают друг друга, а на счет раз-два-три-четыре елочка зажигается, и они переходят на новый уровень отношений.

"Четыре рождества" хоть и сблизили этих двоих, но поверить в их перевоспитание было бы сложно, даже если на экране их обручил бы сам Санта. Их уютная индивидуалистская система ценностей слишком уж дорогой ценой далась. И одним, ой, то есть четырьмя, праздничными семейными вечерами вряд ли можно склеить годы обид, унижений и неудовлетворенности. В этом отношении новогодние комедии – вещь довольно опасная, можно над ними совсем не смеясь вдруг поверить в чудеса накануне Рождества.

Обозреватель Полина Грибовская

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи