В бой идут одни старики

Великолепный старый мизантроп с замашками расиста, Уолт Ковальски, он же Клинт Иствуд, выбирает между справедливостью и собственными убеждениями в ленте "Гран Торино",

Москва. 13 апреля. INTERFAX.RU - Главный герой новой картины американского классика Клинта Иствуда, Уолт Ковальски - старый мизантроп с замашками расиста, ветеран Корейской войны, имеющий в гараже неплохой арсенал огнестрельного оружия и раритетный "форд" "Гранд Торино" 1972 года. Он - убежденный атеист, уверенный, что знает о жизни и смерти гораздо больше приходских священников, отец двух взрослых сыновей, считающий их семьи примером крайней деградации великой американской нации. Было бы немного неожиданно, если бы Иствуд упустил возможность сыграть столь красочного персонажа и настолько подходящую ему роль и доверил ее кому-нибудь другому. К счастью, этого не произошло, и мы имеем удовольствие наблюдать в "Гран Торино" пример ярчайшей актерской игры, подкрепленной не менее уверенной режиссурой.

Режиссура Клинта Иствуда – предмет живого интереса зрителей на протяжении как минимум двух десятилетий. Причина этого, как ни странно, в четком следовании им правил, усвоенных еще на съемочных площадках Дона Сигела, Джона Стерджеса и Серджио Леоне, у которых он снимался в 1950-70-х годах. В руках Иствуда эти правила превратились в отличный скелет, который позволяет существовать его необычным персонажам и обстоятельствам, в которые они попадают.

Для Уолта Ковальски такими обстоятельствами стало вынужденное соседство с эмигрантами из Юго-Восточной Азии, которых он иначе, как "узкоглазыми" называть не может – слишком живо напоминают они ему войну. Но несколько случаев коммуникации со своими новыми соседями позволяют Уолту попробовать по-новому взглянуть на отношения с остальным миром, а чуть позже и радикально поменять их. Клинт Иствуд привычно и очень естественно играет роль человека, с одной стороны застрявшего в плену у старых предрассудков, которые в то же время позволяют ему трезво смотреть вокруг и видеть очевидные минусы современной государственной политики. Но то, что для него не более чем повод рассказать расистский анекдот друзьям в баре, неожиданно оборачивается настоящим адом для его соседей, тех, кого принято называть национальным меньшинством.

И когда перед ветераном встает выбор между справедливостью и собственными убеждениями и безопасностью, не сложно догадаться чему отдаст предпочтение старый Уолт. Потому что героя Клинта Иствуда, которого он играет вот уже 40 лет, мы знаем очень хорошо. Но, как оказалось, не настолько, чтобы угадать финал "Гран Торино". Иствуд умело нагнетает ожидание развязки, монтируя исповедь в церкви с исповедью перед юным азиатом, и подчеркивает момент истины одинаковой решеткой в церкви и домашнем подвале. Развязка обещает стать кровавой, но это никого удивить не может. И Иствуд прекрасно понимает это.

При первом знакомстве с Ковальски на ум приходит еще один герой режиссера – Билл Манни из его же "Непрощенного" (1992), и по ходу фильма сходство персонажей все нарастает. Они одинаково разочарованы в настоящем и так же готовы пойти против своих правил, ради случайных людей, ставших неожиданно самыми близкими во всем мире. Но Клинт Иствуд не настолько прост, чтобы просто скопировать своего же героя. Разница между ними и есть главная идея "Гран Торино", которую Иствуд приберег для самого конца.

Обозреватель Артем Ушан

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции