Отчуждение и гений Стивена Патрика Моррисси

Один из легендарных европейских музыкантов, бывший солист группы The Smiths, дал в Москве один концерт. Один, но такой, который забыть будет очень сложно

Отчуждение и гений Стивена Патрика Моррисси
Фото: Reuters

Москва. 2 июля. INTERFAX.RU – Бывают такие концерты, в которые сложно поверить. Даже когда ты стоишь перед сценой и точно знаешь, что все – уже ничто не отменят, концерт точно состоится и осталось подождать всего пару минут, все равно уверовать в происходящее получается с трудом. Просто потому что Москва, она же Третий Рим, слишком часто оказывается на самом деле музыкальной окраиной. До нас доезжают либо мега-звезды, либо нераскрученные команды. Между тем музыканты, которые являются знаковыми для европейской культуры, тщательно прокладывают свои маршруты, избегая России. Но вдруг они появляются на сценах наших клубов - как, например, в прошлом лидер The Smiths, а ныне просто Стивен Патрик Моррисси, великий и ужасный, первый раз приехавший в нашу страну в год своего 50-летия.

В клубе Б1 Максимум аншлага не было. Это вполне объяснимо – текущая музыкальная неделя получилась слишком насыщенной. Кто-то еще переводил дух после Faith No More, кто-то отправился смотреть на вечную французскую Лолиту Милен Фармер. А кому-то просто, очевидно, имя Моррисси на афишах ни о чем не говорило. Однако отсутствие толкотни и давки дало уникальную возможность – посмотреть на то, что же такое целевая аудитория этого музыканта в России. Впечатление осталось более чем приятное, потому что редко увидишь на концерте такое количество людей, которые пришли слушать музыку, а не наслаждаться слэмом, болтовней с друзьями, едой или стоянием у бара. Публика от 25-ти лет и больше, обилие англичан, которые знали наизусть все песни, полное отсутствие инди-молодежи, которая ходит на все концерты, но счастливым образом так и не узнала, очевидно, группу The Smtihs и ее лидера.

Разогревать Моррисси вышла английская группа Doll and the Kicks, два гитариста, ударник и девочка-солистка, похожая одновременно на всех поп-рок див современности. Правда, только похожая. Несмотря на то, что она старательно пела и даже пыталась танцевать, пластика оставляла впечатление целлулоидности и наводила на раздумья, что слово doll в названии группы более чем оправдано. Манера исполнения песен, так же как и внешность, была вторична. Но они старались и совершенно не заслужили хамского броска стаканом, на который решился кто-то из публики. Пожалуй, это и еще бросок полного стакана с пивом во время выступления самого Моррисси еще раз показало, что в семье не без урода. Даже на самом хорошем концерте в толпе обязательно найдется человек, для которого самовыражение – это демонстрация полного отсутствия воспитания. Но зато есть потом о чем написать в "уютных дневничках".

Надо отдать должное, Doll and The Kicks удержали лицо и не потерялись, помахали руками, ушли со сцены, освободив ее для Моррисси и его оркестра. Назвать иначе музыкантов, сопровождающих певца, язык не повернется, перед публикой появились три гитариста, ударник и клавишник, практически все мультиинструменталисты. Такого количество инструментов сцена Б1 не видела уже давно – электрические и акустические гитары, бубен, аккордеон, гонг, контрабас, кларнет, труба, клавиши. И сам Моррисси, человек без возраста, выбившаяся из-за пояса рубашка, фирменный поворот головы, нарочито небрежная манера держаться. И голос, над которым время точно оказалось не властно.

Моррисси удивительно держит себя перед публикой, он не фамильярничает и не братается, он как будто бы чуть отчужден, даже тогда, когда исполняет свои самые известные хиты (а на этом концерте он пел песни не только с нового альбома, но и из своего старого и самого известного репертуара - Life Is A Pigsty, This Charming Man, Ask), когда взрывается зал. Он просто стоит в столбе света, чуть отвернувшись от публики, потом поворачивается лицом к ней, потом взрываются духовые. Моррисси и его музыканты создают свою вселенную, вселенную насыщенного звука, которую невозможно испортить никакими дефектами звукопередачи, вселенную, где только инструменты и захватывающий голос певца.

Он снимает с себя рубашку, бросает ее в зал, уходит за кулисы, возвращается в новой, как-то устало и чуть кокетливо спрашивает: "Вам еще не надоело?" В ответ на рев зала вздергивает бровь, говорит "Странно" и поет. А зал вскидывает руки, танцует и подпевает. Моррисси не буйствует на сцене, он просто есть, вот он, вот его голос. И First of the Gang to Die – бисовка из одной единственной песни. Это судьба – дожидаться тех, кого ты так любил в свои 16 лет, чуть позже, чем хотелось бы, но нельзя не сказать спасибо то ли высшим силам, то ли промоутерским компаниям, которые все-таки привозят нам наших кумиров.

Лето, холодное и серое московское лето, продолжается. Впереди еще один концерт музыканта, в отношении которого принято говорить "культовый" – 16 июля в том же Б1 Максимум будет выступать Ник Кейв.

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи