Порядок хаоса

Процент слушателей Ника Кейва строго делится на две категории: те, кто любит его "плохие" песни, и те, кто любит "хорошие". При этом сложно в одном зале объединить и тех, и других. Но на вчерашнем концерте Кейву удалось примирить всех

Москва. 17 июля. INTERFAX.RU – Процент слушателей Ника Кейва строго делится на две категории: те, кто любит его "плохие" песни, и те, кто любит "хорошие". При этом сложно в одном зале объединить в общую массу и тех, и других: поклонников его хитового дуэта с Кайли Миноуг "Where the Wild Roses Grow" и молодых людей с внешностью офисных работников и душой поколения постпанка.

Кейв уже был в Москве с двумя концертами в 1998 и 2004 году. Оба раза он четко делил свою аудиторию. Первый концерт на Горбушке был громкий и сумбурный, второй спокойный и тихий. Вчера же все, кто пришел в Б1 (а народу, вопреки пессимистическим прогнозам по нераскупленным билетам, за день до концерта было битком), не знали, чего конкретно ждать. Все только понимали: будут сюрпризы. Первым и заведомо известным стало само воссоединение Кейва с The Bad Seeds. По большому счету он и не расставался с ними, но склонный к саморефлексии Кейв в последние годы то оставался один и выпускал сольные треки, то громко заявлял о запуске проекта Grinderman, то вообще уходил в тишину. И молчание. За последние несколько лет так и не создал по-настоящему популярной композиции. Поэтому наличие на афише The Bad Seeds вселяло большую радость и огромную надежду на исполнение хитов. И хитов было предостаточно. Их было много. Очень. А за это можно все простить, даже почти часовое опоздание и утомительное ожидание.

Как только раздались первые аккорды "Tupelo", а потом один за другим "Red Right Hand" и "Deanna", все поняли: на сегодня Кейв снимет свою проповедническую сутану и будет тем старым добрым конца 80-х Кейвом, которого так любил главный герой соловьевской "Ассы". Странное дело, Сергей Соловьев в те времена, открыл не только отечественную андеграудную музыку массам, но и чуть ли первым вскользь упомянул о Нике Кейве, о котором тогда знали в Советском союзе единицы.

Весь концерт Кейв неутомимо прыгал, бегал, кричал, пел, шутил, и не покидало почему-то ощущение, что находишься не в начале XXI века со всем своим багажом музыкальных экспериментов, а в начале 60-х или на крайний случай 70-х на площадке, разрываемой звездами величины Мика Джаггера или Джима Моррисона. Конечно, Кейва с ними никто не ставит рядом. Есть грани эпохальности, на которые коренной австралиец, а ныне гражданин мира не претендует. Да и задачи он ставит перед собой другие и опирается совсем на другой опыт. Но вчера он создал атмосферу полной оторванности, раздрайва и отрыва, свойственной совсем другому поколению. Не без участия своей группы, конечно, уникальной в том смысле, что весь хаос звуков, несущихся со сцены, был максимально гармоничным и цельным, рассчитанным до мельчайшего оттенка. Они вообще славятся тем, что являются одной из самых репетирующих групп, доводящих максимум звуковой палитры, состоящей, в том числе, из визгов, писков, ора и дикого крика, до педантично упорядоченного музыкального "беспорядка".

Этот хаос царил и в толпе, которая одну за одной подхватывала последние, не очень известные песни, и хиты, которые в новой обработке было довольно сложно узнать с первых нот, но уже через несколько секунд все взрывалось, и начиналось хоровое пение. А Кейв шутил и строил страшные гримасы на самом краю сцены: сейчас мы, мол, споем такую песню, которую ни разу не исполняли на концертах, вы сейчас обалдеете. И после таинственной паузы объявлял "The Weeping Song", их безусловную визитную карточку, такую же, как сигарета в зубах солиста. Без последней, впрочем, он обошелся в этот раз. Без "Weeping Song" нет. Ему бы этого не простили. Пожалуй, все немного обиделись из-за отсутствия "Let Love In", которую толпа жаждала и во весь голос просила. Николас Эдвард Кейв долго прислушивался к не очень хорошему английскому с увеличенным в десятки раз акцентом и только развел руками и вытер пот со лба – за два часа невозможно перепеть весь свой репертуар 90-х годов. В любом случае, будем надеяться, что все "into your arms", ну то есть в руках Ника Кейва, и скоро он снова к нам приедет, тихий или громкий, с усами или без, и допоет все то, что просто физически не успел. Очень уж хочется!

Обозреватель Клара Саева

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции