Интервью

Российская система контроля над поставками вооружения – одна из наиболее строгих

Замдиректора департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Александр Дейнеко рассказал "Интерфаксу" об итогах второй Конференции по обзору выполнения Программы действий ООН по борьбе с незаконной торговлей легким и стрелковым оружием

Российская система контроля над поставками вооружения – одна из наиболее строгих
Фото: ИТАР-ТАСС

Москва. 8 октября. INTERFAX.RU - Заместитель директора Департамента по вопросам безопасности и разоружения МИД РФ Александр Дейнеко рассказал специальному корреспонденту "Интерфакса" Андрею Барановскому об итогах завершившейся в сентябре в Нью-Йорке второй Конференции по обзору выполнения Программы действий ООН по борьбе с незаконной торговлей легким и стрелковым оружием, о том, что не устроило Москву в проекте Международного договора о торговле оружием, а также о мерах, предлагаемых Россией для укрепления борьбы с незаконным оборотом оружия.

- В Нью-Йорке состоялась вторая Конференция по обзору выполнения Программы действий ООН по борьбе с незаконной торговлей легким и стрелковым оружием (ЛСО), принятой более 10 лет назад. Как в Москве оценивают ее итоги? Удалось ли за прошедшие годы продвинуться вперед в решении этой проблемы?

- Недавно в Нью-Йорке завершилась вторая Конференция по обзору выполнения Программы действий ООН по предотвращению, противодействию и искоренению незаконной торговли легким и стрелковым вооружением (ЛСО). Это – значимое событие в жизни международного общества. В ходе мероприятия государства-члены ООН обменялись мнениями и информацией о том, что было сделано на национальном, региональном, глобальном уровнях в плане выполнения задач, поставленных в Программе, наметили пути дальнейшей работы. Какие бы мнения не высказывались по ходу дискуссии, все члены мирового сообщества едины в главном - в признании актуальности Программы и необходимости ее дальнейшего выполнения всеми государствами в полном объеме.

Исходим из того, что Конференция стала успехом. Главный итог в том, что важные документы, нацеливающие международное сообщество на дальнейшие совместные усилия по борьбе с незаконной торговлей ЛСО, были приняты консенсусом. Мы рассматриваем это как подтверждение того факта, что международное сообщество способно сообща находить решение весьма сложных международных проблем.

Я здесь добавлю еще личное впечатление, которое связано с Международным договором о торговле оружием (МДТО). Ни сам договор, ни его проект на июльской конференции по МДТО консенсусом принять не удалось. Вместо этого был утвержден краткий фактологический доклад Генассамблее ООН. Проект договора приложен к отчету конференции как документ ее председателя, составленный под его ответственность в личном качестве.

- Не могли бы Вы вкратце охарактеризовать итоговые документы, принятые на Конференции по ЛСО?

Итоговый документ можно разделить на четыре части. Во-первых, это Декларация, которая была принята участниками Конференции.

Второй документ – это дальнейшие шаги по выполнению Программы. Данный документ отражает тот минимальный баланс интересов, по которым участники Конференции смогли придти к компромиссу. Мы рассматриваем этот документ как неплохую основу для дальнейшей совместной работы.

Естественно, нас в нем также не все устраивает. Мы, например, хотели бы, чтобы больше внимания было уделено конкретным шагам по предотвращению незаконной торговли.

Третий документ – это план действий, то есть, какие мероприятия будут проводиться в период между этой и следующей конференцией.

И последнее, есть еще один документ. Это – отдельный документ, но он принят в рамках процесса выполнения Программы. Кратко он называется Международный документ по отслеживанию (полное название: Международный документ, позволяющий государствам своевременно и надежно выявлять и отслеживать незаконные стрелковое оружие и легкие вооружения). Одна из частей итогового документа как раз посвящена тому, как лучше нам вместе выполнять и этот документ.

- На Ваш взгляд, этой Программы и проводимых в рамках ее выполнения конференций достаточно для борьбы с незаконной торговлей ЛСО, или же нужны какие-то дополнительные механизмы?

- Программа носит всеобъемлющий характер и охватывает все основные аспекты противодействия незаконной торговле оружием. По своему характеру она является необходимым, но, по мнению многих государств, уже недостаточным условием эффективного противодействия незаконной торговле ЛСО.

А по мнению России?

- По мнению России также. Есть весьма важные аспекты, которые следовало бы конкретизировать или усовершенствовать, но мы не ведем речь о вскрытии самого текста Программы. Это – очень деликатный момент, поскольку принятие Программы далось нелегко, и она отражает весьма хрупкий баланс интересов. Исходим из того, что дополнения, уточнения, развитие положений может оформляться приложениями или протоколами к ней.

В конкретном плане Россия предлагает комплекс шагов, которые существенно повысили бы эффективность совместных действий международного сообщества. Ключевой момент - укрепление контроля государств за оборотом ЛСО, прежде всего там, где существуют повышенные риски его утечки на "черные рынки". Например, договориться о полном запрете на передачу ЛСО негосударственным субъектам. Негосударственными субъектами в нашем понимании являются, прежде всего, террористы, экстремисты и так далее, то есть те, кто использует оружие в преступных целях. С аналогичных позиций выступают страны Движения неприсоединения, африканские государства. Но, казалось бы, при всей очевидности такого предложения, его удалось продвинуть лишь частично.

Кстати, та же самая проблема возникла и в контексте МДТО. Когда мы дали для включения в текст конкретную формулировку о том, что обычные вооружения должны поставляться только государствам или уполномоченным ими структурам, никто не возражал. Возражений и быть не может. Но предложение принято не было.

- Что еще не устроило Россию в проекте Договора о торговле оружием?

Основная содержательная часть в нем посвящена вопросу оценки рисков последующего применения оружия, то есть сфере, которая не имеет прямого отношения к предмету договора - торговле вооружениями.

Он никак не затрагивает и другую проблему, чтобы оружие в те же самые плохие руки не попадало по другим каналам, через лазейки в легальной торговле и через нелегальную торговлю. Там есть ссылка на необходимость создания систем по контролю над оружием, но их элементы не прописаны. Имею в виду контроль за реэкспортом оружия, в том числе произведенным по иностранной лицензии, за целевым его использованием, брокерской деятельностью и т.п. Буквально несколько простых и понятных правил, не требующих значительного ресурсного обеспечения. Но их введение повысило бы эффективность наших совместных усилий по предотвращению попадания оружия в незаконный оборот.

- Какова дальнейшая судьба этого проекта Договора о торговле оружием?

- Вопрос вносится на рассмотрение 67-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, и на ней он будет решаться. Есть несколько вариантов развития событий. Генассамблея может принять решение об открытии проекта председателя в качестве официального проекта договора для подписания. Может и продлить переговоры. Это – два основных варианта. Пока полной ясности нет, поэтому угадать сложно.

- Насколько велики масштабы незаконного оборота ЛСО? Какова цена вопроса?

- Здесь нет и не может быть однозначных цифр. По большей части речь идет об оценках и предположениях. За их точность мы ручаться не можем. Моё личное убеждение - незаконная торговля в денежном выражении не подлежит никакой достоверной статистике. Точная цифра это – количество изъятого оружия.

Как ни странно, в том, что касается легальной торговли, ситуация тоже не так проста. Ведь рынок вооружений в общем, и рынок ЛСО в частности, это в большинстве своем абстракция. Не существует рынка как такового в его классическом понимании как, например, рынок нефти. Есть двустороннее сотрудничество, и здесь есть достаточная точность, потому что Вы знаете сколько, кому и когда Вы поставили, сколько у кого Вы купили.

- Но никто не знает, что делает другая страна.

- Совершенно верно. Это не включая реэкспорт и другие аспекты, например, так называемые "серые схемы", когда оружие идет через многих посредников или многие страны и в результате может всплыть где угодно.

- Удалось ли России добиться сокращения нелицензионного производства и сбыта российского ЛСО, в частности, автоматов Калашникова? Каковы масштабы этого производства и размеры ущерба, наносимого России?

- Проблема безлицензионного производства, это вопрос не новый и достаточно сложный. Я могу сказать только одно, что мы ведем в течение длительного времени двусторонние переговоры с теми странами, которые имеют лицензии, действие которых закончилось.

Но когда речь идет о технологическом сотрудничестве с новыми партнерами прежний опыт учитывается. А технологическое сотрудничество – это будущее, в том числе и в области производства оружия, потому что мир все больше подходит к кооперации в этой области.

Стоит также отметить, что ЛСО – оружие очень живучее по сравнению с более сложными системами вооружений. Мы сталкиваемся с примерами, когда передается оружие, поставленное в 50-х, 60-х годах прошлого века, которое было произведено в СССР. СССР уже давно нет, а оружие все еще "ходит".

- То есть, сколько лет может жить, например, тот же автомат Калашникова, столько же лет Россия может отслеживать его перемещения на легальном рынке?

- Не могу привести конкретные сроки. Но, во всяком случае, то, что уже было поставлено Россией, контролируется вполне надежно. Есть специальные механизмы по контролю за особо чувствительными видами ЛСО, прежде всего ПЗРК, в силу их особой привлекательности для террористов, за противотанковыми средствами. Там существуют дополнительные страховочные сетки, чтобы предотвратить их утечку. В целом, эта система в комплексе функционирует достаточно эффективно.

Тем более это только один из элементов контроля. Есть и другие, которые в комплексе и составляют нашу систему ВТС. Это носит характер межгосударственной системы отношений. То есть поставки идут или от министерства к министерству, или между уполномоченными ими субъектами – организациями и фирмами, которые находятся под непосредственным контролем Минобороны, МВД или других силовых структур. Здесь должны быть государственные гарантии.

Есть области, где существуют повышенные риски утечки оружия в незаконный оборот, например, реэкспорт. То есть, нужно, чтобы без разрешения производителя и его первоначального экспортера его оружие больше никуда не передавалось.

Вот, в Программу действий мы вносим такое же предложение, которое эффективно работает у нас. В самой Программе закреплен уведомительный принцип. То есть, можно и чужое оружие перепродать, достаточно только сообщить об этом.

- Все-таки, что касается самой России, что мы делаем, чтобы поставляемое нами оружие, например в тот же Афганистан, не попадало в третьи руки?

- Афганистану оказывается военно-техническое содействие, причем контроль за поставками оружия в этом случае такой же жесткий, как и за экспортом. К слову, речь идет не о крупных партиях по сравнению с тем, какое количество ЛСО было перекачано в Ирак и Афганистан из других стран. Это в десятки раз больше.

Поскольку российская система контроля над поставками вооружения одна из наиболее строгих, мы активно пропагандируем нашу практику. Если бы у всех была госмонополия на "оружейную" деятельность, то, поверьте мне, проблем с незаконной торговлей не только ЛСО, но и другими вооружениями было бы гораздо меньше.

- Кроме госмонополии какие у России есть еще механизмы?

- О некоторых я Вам уже рассказал – межгосударственный характер отношений в области ВТС, контроль за реэкспортом. Есть еще принцип единого госпосредника, которого проще и легче контролировать. А когда есть сотни, тысячи брокеров, разумеется, гораздо сложнее. Вот почему мы выступаем за ограничение количества брокеров и их строгую подотчетность государству, под юрисдикцией которого они находятся.

Есть еще вопросы целевого использования. То есть, когда оружие поставляется для нужд государственных структур, которые действуют в соответствии с конституционным строем своей страны. В России в целом контролируются любые передачи боевого оружия со стороны соответствующих государственных органов.

- Какие меры воздействия есть у России на тех импортеров ее оружия, которые не соблюдают порядок его использования?

- У России есть целый набор средств воздействия, вплоть до полного прекращения ВТС с той или иной страной. В качестве примера я могу привести Грузию. После агрессии 2008 года был издан Указ Президента Российской Федерации о запрещении поставок, причем не только вооружений, но и всего, что с ним связано. Не так давно действие пунктов этого указа было продлено. Указ обязателен для всех, причем не только для госструктур, но и для частных предприятий, которые производят изделия так называемого двойного применения.

Кроме этого, может быть приостановка ВТС, может быть отдельное решение по конкретным видам вооружений и так далее.

- Какими принципами Россия руководствуется, поставляя ЛСО в страны с нестабильной обстановкой?

- Во-первых, Россия соблюдает международные обязательства, прежде всего, резолюции СБ ООН о введении ограничений или запретов в отношении отдельных стран. Во-вторых, есть наш внутренний механизм оценки рисков, который реализуется в ходе межведомственного согласования. МИД России участвует в этой работе.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Интервью

Фотогалереи

Лучшие фото недели10 фото

Лучшие фото недели

Профессия: психиатр в космической медицине9 фото

Профессия: психиатр в космической медицине

"Черная пятница"7 фото

"Черная пятница"

Парад Macy’s в честь Дня благодарения в Нью-Йорке8 фото

Парад Macy's в честь Дня благодарения в Нью-Йорке

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский11 фото

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский

Шоу Victoria’s Secret9 фото

Шоу Victoria’s Secret

Платиновая свадьба Елизаветы II и принца Филиппа12 фото

Платиновая свадьба Елизаветы II и принца Филиппа

Лучшие фото недели11 фото

Лучшие фото недели

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания6 фото

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания

Ушел из жизни Михаил Задорнов9 фото

Ушел из жизни Михаил Задорнов

Обрушение жилого дома в Ижевске8 фото

Обрушение жилого дома в Ижевске

Марш на Красной площади в честь парада 1941 года9 фото

Марш на Красной площади в честь парада 1941 года

Прощание с Дмитрием Марьяновым6 фото

Прощание с Дмитрием Марьяновым

Пожар на строительном рынке в Подмосковье6 фото

Пожар на строительном рынке в Подмосковье

"Игромир - 2017"14 фото

"Игромир - 2017"

Emmy - 20179 фото

Emmy - 2017

Парк "Зарядье" в Москве6 фото

Парк "Зарядье" в Москве

Гости Венецианского кинофестиваля13 фото

Гости Венецианского кинофестиваля

MTV Video Music Awards8 фото

MTV Video Music Awards

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис10 фото

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes10 фото

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes

Тонкости сумо8 фото

Тонкости сумо

МАКС-201718 фото

МАКС-2017

Церемония закрытия Кубка конфедераций-20177 фото

Церемония закрытия Кубка конфедераций-2017

Финал Кубка конфедераций-201711 фото

Финал Кубка конфедераций-2017

Профессия: автогонщик10 фото

Профессия: автогонщик

Болельщики Кубка конфедераций-20179 фото

Болельщики Кубка конфедераций-2017

Церемония открытия Кубка конфедераций9 фото

Церемония открытия Кубка конфедераций

Первый полет МС-217 фото

Первый полет МС-21

Шанхайский автосалон8 фото

Шанхайский автосалон

Презентация новинок Apple8 фото

Презентация новинок Apple

Недвижимость
Последние новости