Интервью

CEO Polymetal: мы открыли для России интересный рынок в Китае, но он ограничен по времени

Виталий Несис рассказал о перспективах развития золотодобывающей отрасли

CEO Polymetal: мы открыли для России интересный рынок в Китае, но он ограничен по времени
Виталий Несис
Фото: пресс-служба

Москва. 13 апреля. INTERFAX.RU - Polymetal не только один из крупнейших российских производителей драгметаллов, но теперь и главный их "амбассадор" на Лондонской фондовой бирже. О том, как строятся отношения Polymetal с инвесторами, а также о перспективах развития золотодобывающей отрасли и самой компании в интервью "Интерфаксу" рассказал глава Polymetal Виталий Несис.

Рынок и финансы

- Мировые золотодобытчики в целом сейчас чувствуют себя достаточно комфортно: цена подросла, средние издержки снизились. Для российских компаний это было более ярко выражено, но не потеряли ли мы пока свое преимущество по издержкам?

- В России падение себестоимости было больше, чем в среднем по миру, в первую очередь из-за существенного ослабления рубля. Поэтому отечественная золотодобыча в 2015-2016 годах чувствовала себя очень хорошо, и по итогам прошлого года средняя себестоимость в России была ниже, чем практически в любом другом регионе земного шара. Так что конкурентное преимущество сохранилось. Однако, что с ним будет в этом году, не совсем понятно. Потому что рубль существенно укрепился, есть определенные инфляционные тенденции, тенденция ухудшения качества сырьевой базы. Поэтому, думаю, в отсутствие роста цен мы будем наблюдать эрозию прибыльности в отрасли.

- То есть вы не прогнозируете рост цен?

- У меня нет точки зрения по поводу цены, и понятно, что в золотодобывающей отрасли она определяется факторами спроса, а не предложения.

- Вы никогда не рассматриваете возможность хеджа?

- Совет директоров ежегодно рассматривает и обновляет политику хеджирования. За последние 10 лет изменений в ней не было, не будет и в обозримом будущем. Я считаю, что большинство сделок по хеджированию на российском рынке обусловлены требованиями банков при масштабных сделках по финансированию. Понятно, что с точки зрения кредиторов хеджирование - это повышение стабильности доходной части компании, и поэтому банки в нем заинтересованы. Но у нас уровень долговой нагрузки очень комфортный, никаких сложностей с долговым финансированием мы поэтому не испытываем, соответственно, нет и давления со стороны банков по хеджированию.

- А для самой компании разве это не возможность снизить риски, когда она, например, начинает проект?

- Несомненно, если компания небольшая, если у нее только один проект, это весьма разумный метод управления рисками. Но для компании, такой как Polymetal - большой, устойчивой, с множественными активами, особого смысла в хеджировании не вижу. Во-первых, любая хеджевая операция имеет себестоимость. Во-вторых, есть определенные налоговые последствия по российскому законодательству: в случае, если хедж сыграет против компании, все равно налоги необходимо платить по рыночной цене, а не по цене хеджевой сделки.

- Как Polymetal финансирует новые проекты?

- У нас нет концепции финансирования именно новых проектов. Есть концепция баланса компании и потребности в привлечении новых ресурсов. Принимаем решения, исходя из глобальной ситуации со структурой капитала. Опять-таки это положительный эффект масштаба.

- Потребность в финансировании в 2017 году связана с рефинансированием кредита Сбербанка на $400 млн?

- Логика следующая: в 2017 году мы сгенерируем определенный свободный денежный поток от основной деятельности после капитальных затрат, планируем все эти деньги направить на дивиденды. Соответственно, новые кредиты нужны для рефинансирования старых. Собственно, кредитов, которые необходимо рефинансировать в этом году, у нас не более $100 млн. Вот этот объем обязательно надо привлечь, чтобы погасить существующую задолженность. Никаких проблем с этим не будет. Рефинансировать кредит Сбербанка в этом году необязательно, потому что он заканчивается в ноябре следующего. Однако с учетом позитивной конъюнктуры рассматриваем возможность сделать это раньше. Рефинансирование Сбербанка потребует тщательной работы, поскольку сумма большая, но надеемся получить хорошие условия.

- Рефинансировать, скорее всего, будет сам Сбербанк или разные варианты рассматриваются?

- Разные варианты.

- В целом проблем с привлечением средств сейчас нет?

- Проблем нет, и ставки достаточно низкие. Когда рассматриваем варианты рефинансирования, основной упор делаем, прежде всего, на долгосрочность, потому что это и стабильность, и то, на что обращают внимание инвесторы в наши акции. Поэтому конкуренция между различными финансовыми институтами идет не только по процентной ставке, но и по длительности кредита.

- Например, "Полюс" сейчас активно наращивает долю заимствований с фиксированной ставкой...

- И мы хотели бы. У нас сейчас практически 100% с плавающей ставкой, но оптимально 50/50. Это одна из задач.

- Я знаю отношение компании к публичному долгу, но в последнее время даже консервативные заемщики обращаются к облигациям...

- У нас нет никакого особого отношения к еврооблигациям, только трезвый расчет: есть процентная ставка и длительность банковского финансирования, есть процентная ставка и длительность публичных долговых инструментов. Вот они между собой и конкурируют. Причем при прочих равных предпочтение отдаем банкам, потому что публичные долговые инструменты имеют более высокие издержки выпуска и обращения, и плюс они обычно накладывают некоторые стратегические ограничения, то есть гибкость меньше. Одно дело - договориться с несколькими банками при большой сделке, другое - убедить держателей облигаций смягчить или отменить какой-то ковенант. Но если со временем рынок публичных долговых инструментов станет более привлекательным, чем рынок банковского финансирования, в первую очередь, если будут доступны длительные сроки, допустим, 10 лет, мы на него посмотрим.

- А рублевые облигации в принципе не интересны?

- Есть золотое правило, что активы и пассивы должны быть в одной валюте. Поскольку мы долларовая компания, цены на наши продукты в долларах, соответственно, и пассивы должны быть в них.

Упорные руды и M&A

- Polymetal был пионером по поставкам концентрата в Китай. Сейчас все новые компании подключаются, в 2016 году "Полюс" начал поставки, "Высочайший" (GV Gold) и Highland Gold изучают такую возможность.

- Да, мы открыли этот интересный рынок для россиян, работаем на нем с 2011 года. И это реально изменило отношение к некоторым сложным активам, например, Кызылу, Нежданинскому.

Но не стоит расслабляться - у китайского рынка есть ограничение по времени. Потому что Китай уже вступил на стратегический путь ужесточения экологических стандартов. Сейчас фронт проходит в основном по углю и железной руде, и борьба за экологию уже привела к росту цен на эти товары на мировом рынке. Рано или поздно они доберутся и до мышьяковистых золотых концентратов, поэтому мы очень активно думаем, как на этот потенциальный вызов ответить.

Но пока все отлично, каждый год условия продажи концентратов в Китай улучшаются.

- Какая доля вашего концентрата уходит в Китай?

- В этом году с Майского уйдет, скорее всего, весь.

- Вы говорили, что, в принципе, Амурский ГМК можно полностью загрузить покупным концентратом.

- Что сейчас и происходит. Мы осуществляем так называемый своп - собственный концентрат с Майского отправляем в Китай, а высвободившуюся мощность заполняем покупным материалом.

- Это получается дешевле?

- Экономически выгоднее. Майский концентрат можно перерабатывать и в Китае, и в Амурске, но разница в эффективности небольшая. Покупной концентрат тоже и там, и там, но по нему автоклав показывает большую эффективность.

- Сколько у вас поставщиков концентрата?

- Пока только два.

- Какие еще опции по переработке упорного концентрата?

- Сейчас у нас на Амурским ГМК идет так называемая Фаза III. Расшиваем узкие места на существующем производстве, что позволит перерабатывать 50% концентрата с Кызыла. Но смотрим и дальше - на Фазу IV - это отдельная цепочка с новым автоклавом. Речь пока лишь о предпроектной проработке. Мы вообще до запуска Кызыла в промышленную эксплуатацию воздерживаемся от каких-либо окончательных инвестиционных решений по капиталоемким проектам.

- И по Нежданинскому тоже?

- По плану в III квартале следующего года практически синхронно будут введены в эксплуатацию Кызыл и Фаза III в Амурске, высвободятся финансовые и человеческие ресурсы, и мы будем в состоянии начать два новых проекта. Понятно, что в очереди Нежданинское занимает первое место. По второму проекту есть варианты, и один из них - это второй автоклав.

- Вы уже познакомились с Иваном Кулаковым - новым мажоритарием Нежданинского?

- Я знаком с ним с 2004 года.

- Смена партнера для вас не стала глобальной неожиданностью?

- Не стала. Мы рассматриваем сделку между "Полюсом" и Иваном Евгеньевичем как равноценную замену партнера. Для нас ничего не изменилось, по-прежнему Polymetal управляет проектом, задает стратегию развития. А потом, я уверен, Кулаков понимает, какие могут быть опции далее: захотим ли мы выкупать вторые 50% и за какую цену - это будет ясно после получения окончательных результатов доразведки и технологических исследований.

- Polymetal часто использует интересную структуру сделок: выкуп маленькой доли с опционом, отложенные платежи...

- Не хотим сразу связывать большой объем капитала. Стратегия компании жестко заточена на существенные дивидендные выплаты, поэтому для нас важно по возможности отсрочивать инвестиции, приобретение активов и, с другой стороны, сохранять гибкость. Именно поэтому такая структура была в первоначальной сделке по Нежданинскому, именно поэтому мы не стали спешить, когда "Полюс" решил продать свою долю Кулакову.

- То есть у вас была возможность выкупить долю "Полюса"?

- Преимущественного права не было, но понятно, если бы мы предложили условия чуть лучше, могли бы выкупить. Но решили не спешить, потому что не в наших интересах акселерировать инвестиции - это раз. А во-вторых, все еще сохраняется некоторая неопределенность по размеру актива, по объему годового производства.

- А бывало такое, что зашли в проект и поняли, что не оправдывает надежд?

- Такие проекты обычно остаются вне публичного поля. Но, допустим, сейчас в Армении мы купили Капан и вполне успешно его развиваем. А наш первый проект там - это как раз пример того, как зашли, посмотрели, инвестировали небольшие деньги, поняли, что не получилось, списали инвестицию и стали искать дальше.

- Часто Polymetal также оплачивает сделки собственными акциями, редкий пример для России.

- В России не так много компаний, которые могут это делать. Обычно нужна ликвидность, для многих покупателей (особенно, если это иностранцы) - не российские акции, а бумаги компании с полноценным зарубежным листингом. Поэтому многие, возможно, и хотели бы использовать свои акции, но не получается. А так, да, интересный инструмент. Во-первых, сокращение нагрузки на баланс. Во-вторых, использование акций часто помогает сблизить переговорные позиции, если продавец оптимистичен по поводу цен на золото и на серебро.

- Возвращаясь к Нежданинскому. В Якутии есть инициатива создать некий хаб по переработке упорных руд. Это жизнеспособная идея?

- Нет сырьевой базы. Есть одно действующее предприятие с упорными рудами - Дражное. Через четыре года будет Нежданинское. А больше упорного золота там пока нет. Для того, чтобы такой хаб имел смысл, необходим объем производства от 15 тонн золота. Но он пока не просматривается. Кючус в нераспределенном фонде, и даже если его распределят, от лицензии до производства довольно далеко.

- Какие вообще точки роста открыты для российских золотодобытчиков: упорные/неупорные хабы, крупные объекты, подземка - что из этого, по вашему мнению, скорее "выстрелит"?

- Я не совсем понимаю, как хаб для упорных руд может стимулировать рост производства. Рядовой недропользователь, если есть хороший объект, может производить концентрат и продавать его в Китай. Переход на подземку - это замечательно, но не везде возможно. И надо понимать, что это не источник роста, а некий инструмент торможения падения на отработанных месторождениях. Оттягивание конца. Крупные месторождения - понятно, Сухой Лог - это рост, большой рост. Но не быстро. Поэтому реальный в обозримом будущем двигатель роста - это хабы на простых рудах. Перерабатывающих мощностей в России построено с избытком, куда ни кинь - везде недозагрузка. Поэтому, естественно, огромен потенциал вовлечения небольших объектов в транспортной доступности от фабрик и продажи руды. Эта бизнес-модель приобретает все большее и большее значение для Polymetal.

- А насколько вообще нам нужно расти по объемам? Обгонять Австралию?

- Для отрасли, как для бизнеса, это не имеет никакого значения. Но вот с точки зрения оценки качества госрегулирования, неплохой показатель. Вот Австралия, которая намного меньше по территории, и где сырьевая база уже в значительной степени съедена (мало чего осталось, люди работают в основном на крошках со стола и черствых корках с застолий 50-летней давности). И все равно мы не можем их перегнать. Если посмотреть, сколько времени занимает у нас и у них залицензировать, поставить на баланс, согласовать и построить, понятно, почему Австралия держится впереди.

- А Казахстан, Армения?

- С точки зрения госрегулирования Армения, конечно, не Австралия, но несколько лучше, чем Россия. Казахстан пока сильно проигрывает на этапе лицензирования под геологоразведку, но существенно опережает на последующих стадиях, прежде всего, в защите запасов.

- Принимая решение о покупке активов в Армении, в частности, вы учитывали фактор регулирования отрасли?

- Для этого мы и сделали первую небольшую инвестицию. Посмотрели, как в стране работает отрасль, что из себя представляют система регулирования, рабочая сила, поставщики, подрядчики, местные сообщества. И страна нам понравилась. Было решено сделать уже более значительную инвестицию.

- Есть еще какие-то страны, куда хотели бы попробовать зайти посмотреть?

- Грузия. Она очень интересна с геологической точки зрения и с точки зрения географической близости. Ничего не могу сказать про бизнес-климат, его необходимо изучать. Была интересна в свое время Украина.

- То есть, в принципе, можно ожидать каких-то движений в Грузии?

- Они не исключены. Мы очень осторожные, консервативные, поэтому спешить не будем.

- А в целом аппетит к сделкам M&A насколько вы сейчас удовлетворили?

- Удовлетворили. Есть Нежданинское, где до конца года мы должны определиться, что именно мы хотим. Есть Прогноз, где опять-таки до конца года в значительной степени станет ясно, подтверждаются ли данные разведки предшественников. Если эти два проекта будут двигаться в позитивном направлении, пока больше ничего не нужно, и мы сконцентрируемся на органическом развитии - это геологоразведка вокруг действующих активов, потенциально Фаза IV в Амурске. И мы вернулись в раннюю, поисковую стадию геологоразведки. В Карелии это платиноиды. Хотим в этом году продолжить нашу уральскую программу - золотополиметаллические месторождения. И у нас есть небольшая инвестиция в алмазы в Архангельской области. Обратите внимание, все проекты - в достаточно освоенных регионах. Это неслучайно, это отражение того, что поисковая стадия намного дешевле в местностях, где проще доступ и где были проведены достаточно большие исторические объемы поисковых работ.

Отношения с инвесторами

- Сейчас прокатилась целая волна делистингов, не только в золотодобыче. Насколько это усложняет вам как публичной компании работу с инвесторами?

- Это, естественно, вызывает у инвесторов вопросы: "А вы не собираетесь? Чем вызван это тренд?". Определенная озабоченность, настороженность присутствует. Но в случае с Polymetal этот фактор материального воздействия на конкретные решения инвесторов не имеет.

- А какие еще вопросы инвесторы задают, самые частые и самые злободневные?

- В основном инвесторов волнует не Россия. Их волнует, что происходит с компанией: себестоимость, проекты роста, результаты геологоразведки, восполнение минерально-сырьевой базы на действующих месторождениях. Кто-то, конечно, спрашивает про Россию, но больше всего интересует курс рубль/доллар и инфляция. То есть в Европе, Великобритании инвесторы уже успокоились относительно геополитических аспектов. А вот в США российские компании в природных ресурсах по большей части остаются не инвестируемыми.

- Есть сейчас какие-то индексы, в которые хотелось бы войти?

- MSCI Emerging Markets. Старые правила MSCI требовали, чтобы первичная юрисдикция компоненты индекса была в стране, которую он покрывает. Соответственно, мы этому требованию не отвечали (российская компания, но юрисдикция Джерси). Несколько лет назад начался процесс их пересмотра. И для большинства рынков ввели правило преимущественного нахождения физических активов. Но для России все замерло из-за геополитики. Именно поэтому целый ряд видных российских компаний, ликвидные, большие и известные среди инвесторов, включая Polymetal, все еще не в MSCI.

- А FTSE 100?

- FTSE 100 - это, конечно, большой приз с точки зрения корпоративного престижа и репутации на рынке, но с точки зрения реального интереса инвесторов он не так важен. FTSE 250 вполне хватает для доступа к инвесторам и ликвидности. Так называемые генералистские британские фонды в основном привязаны не к FTSE 100, а к FTSE All-Share. Соответственно, мы в бенчмарке присутствуем. Есть, конечно, специфические FTSE 100 фонды, но их немного. Фонды, которые имеют в качестве бенчмарка MSCI, по объемам многократно больше, чем те, которые сориентированы на FTSE 100. Это несопоставимые вещи.

С другой стороны, фонды, ориентирующиеся на FTSE All-Share, где-то в три раза больше MSCI Emerging Markets (MSCI EM). И наш вес в FTSE All-Share, конечно, серьезнее, чем потенциальный вес в MSCI EM, потому что там все подряд: Китай, Бразилия, масса стран. Но объем денег в фондах MSCI EM очень большой.

- Принимая решение об изменении дивидендной политики, вы ориентировались, прежде всего, на какие-то сигналы со стороны инвесторов?

- Это результат обратной связи с инвесторами. Посыл был вполне недвусмысленный: "Очень хорошо, что платите дивиденды, но, пожалуйста, сделайте их более предсказуемыми. Чтобы было проще понимать: вот финансовая отчетность - вот дивиденды". Инвесторы любят предсказуемость, а у нас есть и регулярные, и спецдивиденды. Основной тезис инвесторов был: "Сделайте долю переменного дивиденда меньше".

Кроме того, мы изменили гибкий потолок (по отношению чистого долга к EBITDA - ИФ) на жесткий. И вновь: "Сделайте для себя меньше степеней свободы. Чтобы было понятно, есть четкие правила, и вы по ним действуете".

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Интервью
Ольга Васильева: произносить слово "реформа" я бы поостереглась<span class="green">Ольга Васильева:</span>  произносить слово "реформа" я бы поостереглась
Интервью министра образования спецкорру "Интерфакса" накануне Всероссийского родительского собранияПодробнее
Зампред правления ГПБ: банки в ожидании снижения ставок нашли способ гарантировать себе маржу<span class="green">Зампред правления ГПБ:</span>  банки в ожидании снижения ставок нашли способ гарантировать себе маржу
Олег Ваксман рассказал о тенденции перехода банков от процентных доходов к комиссионнымПодробнее
Сергей Донской: при покупке EDC для американской Schlumberger должны быть ограничения<span class="green">Сергей Донской:</span>  при покупке EDC для американской Schlumberger должны быть ограничения
Глава Минприроды рассказал о состоянии озера Байкал, введении экологических квот для городских предприятий и планах по выдаче новых нефтегазовых участков на Камчатке и ТаймыреПодробнее
Глава CIB Райффайзенбанка: кредитование должно уйти с лидирующих позиций в продуктовой линейке банка<span class="green">Глава CIB Райффайзенбанка:</span>  кредитование должно уйти с лидирующих позиций в продуктовой линейке банка
Никита Патрахин рассказал о новых сервисах и о том, как банк будет развивать кредитованиеПодробнее

Фотогалереи

Фотохроника 18 августа6 фото

Фотохроника 18 августа

Лучшие фото недели10 фото

Лучшие фото недели

Утро после теракта в Барселоне7 фото

Утро после теракта в Барселоне

Фотохроника 17 августа5 фото

Фотохроника 17 августа

Теракт в Барселоне9 фото

Теракт в Барселоне

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис10 фото

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис

Ушла из жизни Вера Глаголева10 фото

Ушла из жизни Вера Глаголева

Red Bull Flugtag - 201715 фото

Red Bull Flugtag - 2017

Фотохроника 10 августа7 фото

Фотохроника 10 августа

Фотохроника 9 августа7 фото

Фотохроника 9 августа

Паводок в Приморье6 фото

Паводок в Приморье

Фотохроника 4 августа8 фото

Фотохроника 4 августа

Празднование Дня ВДВ8 фото

Празднование Дня ВДВ

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes10 фото

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes

Пикник "Афиши"15 фото

Пикник "Афиши"

Профессия: капитан10 фото

Профессия: капитан

Фестиваль "Архстояние-2017"9 фото

Фестиваль "Архстояние-2017"

Тонкости сумо8 фото

Тонкости сумо

МАКС-201718 фото

МАКС-2017

Прощание с Антоном Носиком6 фото

Прощание с Антоном Носиком

Пожар в ТЦ "РИО" в Москве5 фото

Пожар в ТЦ "РИО" в Москве

Перед лицом реновации9 фото

Перед лицом реновации

Церемония закрытия Кубка конфедераций-20177 фото

Церемония закрытия Кубка конфедераций-2017

Финал Кубка конфедераций-201711 фото

Финал Кубка конфедераций-2017

Профессия: автогонщик10 фото

Профессия: автогонщик

Болельщики Кубка конфедераций-20179 фото

Болельщики Кубка конфедераций-2017

"Ночь русского балета" в московском метро6 фото

"Ночь русского балета" в московском метро

Открытие Московского международного кинофестиваля8 фото

Открытие Московского международного кинофестиваля

Церемония открытия Кубка конфедераций9 фото

Церемония открытия Кубка конфедераций

Первый полет МС-217 фото

Первый полет МС-21

Шанхайский автосалон8 фото

Шанхайский автосалон

Презентация новинок Apple8 фото

Презентация новинок Apple

Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции