Интервью

Глава НРД: Право иностранных депозитариев открывать счета напрямую даст дополнительный комфорт рынку

Эдди Астанин прокомментировал идею либерализации доступа глобальных банков к открытию счетов в "Национальном расчетном депозитарии"

Глава НРД: Право иностранных депозитариев открывать счета напрямую даст дополнительный комфорт рынку
Глава НРД Эдди Астанин
Фото предоставлено пресс-службой

Москва. 13 июля. INTERFAX.RU - "Национальный расчетный депозитарий" (НРД), выполняющий функции центрального депозитария в России, считает, что пришло время либерализовать доступ глобальных банков к открытию счетов в НРД напрямую, это позволит привлечь на рынок новых иностранных инвесторов и снизит риски при размещении суверенных евробондов, рассказал в интервью "Интерфаксу" председатель правления НРД Эдди Астанин. Он также ответил на критику в адрес НРД в вопросе установления тарифов для пользователей и рассказал о планах развития бизнеса.

Прямой доступ глобальных банков к НРД

- Минфин считает, что РФ должна предоставить глобальным банкам, оказывающим кастодиальные услуги нерезидентам, право открывать счета иностранного номинального держателя в НРД. Как вы считаете, сделает ли такая опция российский рынок более привлекательным для иностранных инвесторов?

- Да, это важная для иностранных инвесторов тема. Сейчас глобальный банк должен открывать счет в НРД через российскую "дочку" или другого участника и брать риск на нее, вместо того, чтобы открыть счет напрямую в центральном депозитарии. Буквально месяц назад у нас было очередное заседание международного инвестиционного комитета при НРД, куда входят представители европейских и американских офисов крупнейших мировых финансовых институтов, оперирующих в России - BNY Mellon (Brussels), Raiffeisen Bank (Vienna), Citibank, JP Morgan, Credit Suisse, SEB, Societe Generale и другие. Они говорят, что невозможность открыть счет иностранного номинального держателя напрямую в НРД - это регуляторная дискриминация, создающая восприятие, что рынок несправедлив к иностранцам. По их мнению, такое регулирование ущемляет интересы и права иностранных инвесторов, что девальвирует ценность рынка в их глазах.

Если разрешить иностранным депозитариям открывать счета в НРД напрямую, это не значит, что они все сразу бросятся делать это. Но это важная опция, которая создает дополнительный комфорт для участников. Хранение активов на счетах в центральном депозитарии для конечного клиента представляется более безрисковым, нежели хранение их на счетах локального профучастника. Некоторые крупные банки указывают на то, что есть группа сверхконсервативных инвесторов, которая придет в Россию только при условии открытии счетов напрямую в центральном депозитарии. При этом естественно, что управлять этими активами будет локальный агент международного института, как правило - дочерний банк, который гораздо лучше понимает специфику местного рынка. Так везде происходит. Так что никакого риска для московских офисов иностранных банков я не вижу. Такая модель более прозрачна, справедлива и будет стимулировать проведение операций крупными иностранными инвесторами с российскими активами на локальном рынке.

Конечно, мы можем работать и в существующих условиях, но замечу, что изначально нынешняя система вводилась как переходная, когда право открывать счета в центральном депозитарии РФ было дано только иностранным центральным депозитариям и участникам российского рынка.

- Может быть, пришло время переходить на следующий этап?

- Мы считаем, что пришло. Мы эту модель (право открывать счета иностранного номини в ЦД для всех участников) поддерживаем. Наши коллеги, российские кастодианы, пока не поддерживают. У них есть свои аргументы в защиту своей позиции, и мы ее уважаем. Но, еще раз повторю, в нашем понимании, поскольку модель опциональная, и как правило, на локальных рынках используются агентские модели, российские кастодианы не потеряют бизнес. Так работают в России сейчас Euroclear и Clearstream.

НРД в этом вопросе нейтрален, так как хранятся ли бумаги на счету Ситибанк (Москва) или на счету Citibank London в центральном депозитарии, не имеет никакого влияния на доходы, мы здесь не отражаем ничьи интересы. Но если посмотреть с точки зрения восприятия инфраструктуры рынка как справедливой, что дает дополнительную возможность привлекать капитал, то тогда надо давать возможность открывать счета в ЦД всем. В этом смысле мы рассчитываем на долгосрочный рост рынка и потому заинтересованы в этом.

- Глобальные банки уже обращались и в Минфин, поскольку в основных направлениях долговой политики на 2017-2019 годы эта тема обозначена.

- И мы с Минфином эту тему обсуждали, и банки общаются с ними напрямую без нас. Все помнят ситуацию, которая сложилась в мае прошлого года при размещении суверенных евробондов и паузой со стороны международных депозитариев на осмысление геополитических рисков. Обсуждаемая модель либерализации доступа к рынку, как мы полагаем, создаст условия для минимизации таких рисков.

- Где гарантии, что глобальные банки тоже не возьмут паузу "на осмысление геополитических рисков"?

- Гарантий нет. Все по-разному оценивают геополитику, это обсуждается на международных площадках. Но, к примеру, последний выпуск российских евробондов на 60% выкупили американские инвесторы и инвесторы из Великобритании.

- Что нужно изменить, чтобы дать возможность глобальным кастодианам открывать счета в НРД?

- Необходимо внести изменения закон о центральном депозитарии.

С точки зрения технологий, если брать агентскую модель, когда агентом является локальный банк, то ничего не надо делать, она так и будет работать - есть счет, есть агент, управляющий этим счетом. Если брать модель, когда иностранный участник открывает счет номинального держателя в НРД и сам им управляет, то нам потребуется дополнительная доработка клиентских каналов, введение отчетов на английском языке, создание англоязычного интерфейса. Иностранцы утверждают, что на развивающихся рынках они работают через агентов. К примеру, в Италии, на развитом рынке, но имеющем достаточно сложное налоговое законодательство, они работают через агентов - им так проще. А в Германии, напротив, работают напрямую без агентов.

Какую модель работы использовать - это выбор самого владельца счета. Но глобальные банки утверждают, что в России будет агентская модель - управлять счетами продолжат дочерние структуры.

Тарифы

- Некоторые участники рынка обвиняют НРД, как монополиста на рынке расчетной инфраструктуры, в завышении тарифов. В частности, речь идет о повышении с 2016 года тарифов за длительное хранение активов на счетах НРД. Можете прояснить вашу позицию?

- До 2016 года у нас разделы длительного хранения были бесплатными. Они появились еще до создания центрального депозитария. Была идея создать аналог регистраторским услугам - бесплатно хранить активы на счетах в расчетном депозитарии, чтобы можно было ими торговать на бирже.

Когда появился центральный депозитарий и начался период перевода активов со счетов в регистраторах в ЦД, мы сказали, что год мы с этими тарифами ничего делать не будем, льготный период. Но нас стали спрашивать другие клиенты - почему вы создаете тарифный арбитраж, я храню свои активы на счете в центральном депозитарии и плачу комиссии, а есть разделы, по которым плата не взимается, но с них тоже торгуют. Они нам говорили, что это неправильно, что это риски, ведь ЦД не может просто хранить актив, он обязан этот актив обслуживать, проводить корпоративные действия и расчеты по бумагам, например. И если НРД за эти сервисы по каким-то счетам берет деньги, а по другим - нет, здесь системный дисбаланс. Все это стало поводом задуматься - не убрать ли эти счета длительного хранения вообще и не сделать ли для всех более справедливую однородную модель?

В течение двух лет мы обсуждали эту тему с участниками рынка и договорились, что мы убираем счета разделов длительного хранения, но взамен мы снижаем тарифы по хранению акций и облигаций. При этом мы считаем, что те участники, которым не нужен сервис центрального депозитария, которые просто хотят хранить свой актив и не нести никаких расходов по этому хранению, смогут выводить свои активы из ЦД в реестры.

В итоге принятых решений для НРД изменение тарифов было нейтральным, мы не заработали дополнительного дохода. Эту модель мы начали обсуждать с рынком в 2014 году, ввели ее с 2016 года. Дополнительно еще ввели льготный период на 1 год для владельцев разделов, где хранятся активы под депозитарные расписки. Тариф имел ограничение (cap) - сумма платежа не превышала 1 млн рублей.

Получилось, что в целом тарифная нагрузка снизилась. Например, эффективная ставка тарифов по акциям снизилась от 40% до 70% для разных участников рынка, по облигациям - на 15%, по евробондам - на 30%. Сокращение нагрузки затронуло все группы депонентов НРД. Замечу, что тарифная нагрузка все пять лет существования центрального депозитария в России последовательно снижается. В 2012 году при объеме активов на хранении в 10,9 трлн рублей НРД получал 1,2 млрд рублей дохода от платы за хранение. По итогам 2016 года объем активов на хранении достиг рекордного уровня в 36,4 трлн рублей, доходы от хранения активов составили 2,5 млрд рублей, существенно отставая от роста активов. Это прямое следствие существующей у нас регрессивной шкалы, когда ставка тарифа снижается с ростом объема на хранении (эффект масштаба).

При этом "входной билет" для использования сервисов НРД остается предельно низким. Предоставление возможности использовать инфраструктуру центрального депозитария даже небольшим компаниям - принципиальная позиция НРД. Если в DTCC, центральном депозитарии США, минимальная стоимость обслуживания активов составляет $4 тыс. в месяц, то в НРД этот тариф остается на уровне 3 тыс. рублей.

Я считаю большим достижением российской инфраструктуры вовлеченность рынка в развитие центрального депозитария, включая детальное обсуждение тарифных вопросов. Сегодняшняя модель была выработана не внезапно, во-первых, мы общались с рынком 2 года. Во-вторых, мы обсуждали этот вопрос на комитетах пользователей. У нас есть комитет по расчетно-депозитарной деятельности и тарифам, есть комитет пользователей услуг центрального депозитария, формирование которого прописано в законе и в предписании ФАС, он состоит из участников рынка, которые формируют более 55% доходов НРД. В комитете 25 человек - это представители крупных участников торгов, регистраторов, а также биржи и клиринговых структур, они обсуждали этот вопрос и проголосовали "за". После этого вопрос был вынесен на наблюдательный совет. Комитет может проголосовать против изменения тарифов, тогда его может утвердить наблюдательный совет двумя третями голосов, но за нашу пятилетнюю практику такого ни разу не было.

Замечу, что в наблюдательный совет также входят представители рынка - руководители российских и зарубежных финансовых институтов, причем члены комитета пользователей и члены наблюдательного совета - это разные люди. Вся информация о составе комитетов прозрачна и представлена на сайте НРД. Представьте, если бы другие естественные монополисты, например, предоставляющие вам в дом тепло или воду, должны были согласовывать тарифы таким вот образом, отстаивая их перед разными группами конечных потребителей.

Наша тарифная модель прошла все инстанции, была принята комитетом пользователей услуг ЦД, одобрена наблюдательным советом, согласована Банком России и начала работать с 1 января 2016 года. А осенью возник вопрос о влиянии тарифов на мелких участников. Но никто почему-то не вспоминает две вещи. Во-первых, сколько выиграли небольшие участники от создания ЦД. Напомню, что раньше регистраторы за расчеты между счетами у себя брали проценты от сделки, участники платили колоссальные суммы комиссий. Когда все эти бумаги перешли в центральный депозитарий, комиссия снизилась до 400 рублей вне зависимости от объема сделки. И этого снижения затрат - а это большие деньги - никто сейчас не учитывает. А самое главное то, что у участников, не ведущих активных операций, есть возможность не работать с ЦД, если им действительно не нужно держать активы в НРД.

- Участники могут вывести бумаги со счетов длительного хранения НРД?

- Да. Если это их бумаги, они могут вывести их в реестр и хранить там. В марте этого года, в период начала активных корпоративных действий, к нам обратились брокеры и сказали, что хотят вывести часть бумаг с разделов длительного хранения в реестры. У нас за вывод введена плата, но мы дали брокерам маркетинговый период на 3 месяца, чтобы они могли вывести бумаги бесплатно. Из 3 трлн рублей активов, хранившихся в разделах длительного хранения, в реестр ушли активы на 1,5 трлн рублей. Это, на наш взгляд, полностью снимает вопрос с повестки дня.

Кстати, на днях появилась информация о проекте указания Банка России "О максимальной плате, взимаемой держателем реестра владельцев ценных бумаг с зарегистрированных лиц...", которое призвано заменить действующий с 2012 года аналогичный приказ Федеральной службы по финансовым рынкам. В большинстве случаев максимальные тарифы, которые регистраторы могут устанавливать для своих операций, подняты в полтора раза.

- Первый зампред ЦБ Сергей Швецов высказал мнение, что НРД - это монополия, поэтому регрессивная шкала тарифов не верная, она подходит исключительно для коммерческих структур. Вы согласны?

- Я уже ранее говорил, что регрессивная шкала дает возможность снижения стоимости пост-трейдинга для рынка при росте объемов. Так называемый эффект масштаба. Сейчас всего 5-10% участников рынка формируют 80% доходов НРД. Предположим, что все платят одинаковый процент или фиксированный тариф. Доходы НРД резко снизятся. Тогда возникают вопросы к финансовой устойчивости центрального депозитария, к его технологическому развитию, к развитию системно значимого репозитария и национально значимой платежной системы, центра корпоративной информации и т.д. Надо ответить на вопрос: откуда брать финансирование на развитие этих направлений?

Я не знаю в мире модель центрального депозитария, которая имеет плоскую тарифную модель, где все платят фиксированную небольшую сумму и при этом инфраструктура активно развивается. Чудес не бывает. Кто-то должен финансировать развитие рынка. Сейчас это развитие финансируют крупные участники - те, кто дают основной доход. Например, мы провели реформу корпоративных действий, которая дает большой эффект для эмитентов, конечных инвесторов, регулятора, - все работает в электронном виде, снижаются издержки, повышается защита прав и интересов акционеров. Эта реформа нам стоила сотни миллионов рублей, она финансировалась из общих инфраструктурных денег. Если бы мы брали деньги с участников, которые совершают одну сделку в год с пакетом ценных бумаг в несколько штук, мы бы вообще ничего не создали.

Кто будет платить за информационную безопасность? Это проекты, которые не приносят доходов, но если их не делать, то завтра в результате кибератаки ЦД потеряет активы, 36 трлн рублей, или хотя бы часть. Мы видели, как в центральном депозитарии Украины после вируса Petya три дня "стояла" система. Как в центральном банке Бангладеш за один вечер вывели $1 млрд. Мы хотим такое?

Если мы хотим супернадежный центральный депозитарий - операционно- и финансово устойчивый, с широкой продуктовой линейкой, с развитой системой управления рисками в соответствии с международными стандартами и с принципами CPMI-IOSCO, которому доверяют инвесторы, то за это надо платить, в это надо инвестировать. В нынешней модели - понятно, за это платят крупные участники, у которых большие доходы на рынке, часть из которых они направляют фактически на развитие инфраструктуры. Если мелкий участник хочет получать технологичные, качественные услуги центрального депозитария, то он тоже должен понимать, что за хороший сервис нужно платить. Если ему этот сервис не нужен, для него он дорог, он может пойти в реестр или на обслуживание к одному из крупных участников, которые закупают услуги ЦД "оптом". Так будет дешевле.

- Каким образом, по-вашему, надо менять состав комитета пользователей, и надо ли его вообще менять?

- Это связано с предыдущим вопросом. Здесь есть развилка. Первый вариант - мы можем двигаться в сторону оптового центрального депозитария, где клиентами являются те компании, которые могут позволить себе платить за услуги финансового супермаркета. Остальные участники становятся клиентами не центрального депозитария, а его клиентов, то есть уходят на уровень ниже. Примерно так, как мы работаем со SWIFT в роли сервис-бюро. Для небольших участников дорого подключаться к нему напрямую, а НРД дает shared connection, то есть возможность подключиться группе участников, каждый из которых платит небольшую сумму. То же самое возможно и для мелких участников-инвесторов, когда они становятся клиентами большого профучастника, платя приемлемые тарифы и работая на рынке.

Вторая опция - это сделать центральный депозитарий одного уровня для всех, каждый будет платить какую-то комиссию. Я не знаю, какая должна быть шкала - регрессивная, или cost+, или какие-нибудь еще модели, мы это не считали, но такой вариант возможен, особенно с развитием технологий прямого доступа. Здесь проявится эффект масштаба, так как речь будет идти не о 3,5 тыс. счетов, как сейчас, а о десятках миллионов счетов. Тогда за счет большого количества клиентов появится источник финансирования.

С точки зрения социальной справедливости, наверное, лучше плоская модель, когда каждый участник платит определенную сумму вне зависимости от его масштабов. Но эта модель не дает возможности финансировать развитие инфраструктуры - все равно кто-то должен субсидировать это. К тому же НРД - это член группы публичного акционерного общества, где есть интересы акционеров, которые хотят получать доход на акции, дивиденды, это тоже должно учитываться. Мы открыты для обсуждений разных моделей.

- Какой ответ вы дадите Федеральной антимонопольной службе, которая в этом году будет изучать тарифообразование НРД?

- Во-первых, наша модель устроена в строгом соответствии с предписанием ФАС. Это для нас принципиальная позиция, мы не можем себе позволить нарушать законодательство или предписание регулятора. Во-вторых, мы сейчас находимся в диалоге с рынком: поскольку тарифная модель не является догмой, мы можем искать какие-то новые варианты оптимизации. Мы уже ведем диалог с рынком на эту тему, чтобы найти баланс. Например, мы услышали просьбы спецдепов, которые хранят активы НПФов с отозванными лицензиями. Мы подготовили проект решения и планируем его вынести на наблюдательный совет в ближайшее время.

- Может, проще снизить тарифы для мелких клиентов?

- Понимаете, сегодня говорят: нам дорого платить 100 рублей, рынок плохой, забыв, что раньше платили процент от сделки, завтра скажут, что 90 рублей - тоже дорого. Но здесь вот что еще важно. Если моя модель на рынке не конкурентная или я не могу свой бизнес развивать, то это должно решаться не только за счет инфраструктуры, но и за счет изменения бизнес-модели. Мы подсчитали, что если инвестор купит ценных бумаг на рынке на сумму 500 тыс. рублей, то получит доход примерно 50 тыс. рублей в год. Так вот, в этом случае за услуги хранения в НРД он заплатит 60 рублей. Чуть дороже поездки в метро. Это исключительно вопрос восприятия - платили 10 рублей, стали платить 12, в этом проблема. Хорошо, давайте смотреть, что можно скорректировать и где брать деньги на развитие и надежность.

- В какой перспективе вы рассчитываете найти ответы на вопросы о тарифной модели?

- С осени прошлого года переговоры с участниками ведутся, когда был круглый стол с Центробанком. Мы пообещали, мы это делаем, какие-то варианты мы, наверное, предложим уже в этом году.

- Угроза со стороны ФАС, что если НРД не договорится с рынком, то антимонопольное ведомство не исключает возможности воспользоваться своими полномочиями по регулированию тарифов монополий, ускорит поиски приемлемой модели?

- Мы считаем, что многоступенчатая прозрачная система согласования тарифов участниками рынка, которые в итоге все равно одобряет Банк России, эффективнее, чем решение одного, пусть действующего на благо рынка, регулятора. И мы с уважением относимся к позиции ФАС.

Управление обеспечением

- Для группы "Московская биржа" , в которую входит НРД, в этом году главный проект - это введение единого пула обеспечения, биржа сейчас выстраивает процессы, чтобы в начале следующего года полноценно реализовать этот проект. Какова роль НРД в этом проекте, какую подготовку вы ведете?

- Это правильный для рынка проект. Он направлен на оптимизацию использования обеспечения участников при операциях на разных рынках и на снижение их издержек. Сервис НРД не изменится в связи со вводом единого пула обеспечения. Основные изменения коснутся биржи и НКЦ, клиринга и риск-менеджмента. Мы для НКЦ поставляем обеспечение, но сам механизм, алгоритм управления им, покрывающий риски НКЦ, определяет центральный контрагент. То есть этот проект не имеет прямого влияния на НРД, но в целом для группы он будет полезным, поскольку поможет снизить издержки участников торгов и увеличить их активность.

- НРД реализовал возможность замены обеспечения. Насколько этот проект сейчас востребован участниками рынка?

- Эта технология использовалась очень активно Центральным банком в период дефицита ликвидности в 2013-2015 годах в операциях репо. В марте 2016 года ЦБ объявил, что сворачивает операции репо из-за профицита ликвидности. Сейчас операции Центрального банка с использованием этой технологии носят эпизодический характер, когда ЦБ дает ликвидность по фиксированной ставке в случае необходимости. Но активные операции репо с управлением обеспечением через НРД проводит Федеральное казначейство. С прошлого года оборот по этим операциям вырос вдвое, компенсировав для нас сокращение программы ЦБ. Этот механизм сейчас очень востребован.

Вслед за Федеральным казначейством технологией интересуются другие так называемые глобальные кредиторы. Мы в рамках группы "Московская биржа" ведем переговоры с несколькими из них, уточняем технические особенности этого сервиса. Тут и внебюджетные фонды, и субъекты федерации, для которых инструменты репо - это реальная возможность существенно повысить эффективность управления временно свободными средствами, и казначейства крупных корпоратов.

- В какие моменты участники меняют обеспечение, как часто это происходит?

- Сервис по замене обеспечения востребован, например, когда предстоит выплата купона по какой-то бумаге, либо участникам нужна бумага для поставки по факту сделки - они ее и заменяют на другую. Особенно это востребовано на недельных операциях репо.

- Будет ли предусмотрена возможность замены обеспечения в рамках единого пула обеспечения?

- Такие модели активно развиваются на мировом рынке, похожий сервис, к примеру, есть на Deutsche Boerse. Мы сейчас находимся в переговорах с НКЦ, биржей и участниками, хотим понять - насколько им это будет интересно. Технологически создать-то мы это можем, вопрос в том, чтобы это было востребовано. Мое личное мнение, что эта модель имеет хорошие перспективы в рамках группы.

- Участники рынка выражают интерес к возможности замены обеспечения в рамках единого пула?

- Участники - разные. Есть группы, которым это интересно - это средние и мелкие участники. Есть группы, для которых это менее актуально - в основном это крупные компании, потому что у них нет проблем с ликвидностью.

Для таких участников более остро стоят вопросы управления ликвидностью между различными секторами рынка, между биржевым и внебиржевым рынками. Сегодня управление остатками на OTC и биржевом рынках - это существенные издержки участников. Мы вместе с НКЦ разработали алгоритм системы управления обеспечением, который позволит по заказу клиента автоматически подобрать с любых его счетов деньги или бумаги для поставки на нужный счет его контрагента. Например, он скажет, что ему нужно обеспечение на 100 млн рублей, мы подберем из тех его активов, которые лежат в рамках группы на разных счетах, их много - в НКЦ, в НРД, клиринговые, торговые, валютные, рублевые счета. Это будет происходить так же, как мы сейчас подбираем обеспечение в сделках репо.

Это востребованный сервис на нашем рынке. Движение активов между счетами в каждый момент времени требует мониторинга со стороны участника. На западных рынках ведется один счет для бумаг и денег, он является отражением активов, которыми владеет участник. Нам наши иностранные клиенты говорят, что аллокация активов на разных счетах утяжеляет процесс торговли на российском рынке.

- Может, объединить все счета, такая возможность рассматривается?

- Объединение всех счетов в единый счет - это правильная концепция, но это потребует колоссальных изменений в регулировании и технологиях. Мы обсуждали этот вопрос с Центральным банком, в принципе, все понимают, что это правильная модель. Вопрос в том, какие издержки рынок должен заплатить для того, чтобы перейти на нее. Это достаточно дорогое удовольствие. Поэтому на нашей стороне мы можем технологически оптимизировать управление счетами, что является light версией единого счета.

Планы

- НРД предоставляет услугу электронного голосования - и для юрлиц, и для физлиц. Обобщая тот опыт, который вы получили на прошедших собраниях акционеров, скажите, что нужно изменить, чтобы этот сервис стал более популярным у инвесторов?

- Корпоративные действия - это достаточно консервативная часть инфраструктурного бизнеса. Здесь все меняется не быстро. Для введения электронного голосования эмитентам нужно вносить изменения в уставы. Требуется время, чтобы преодолеть силу инерции, но потом все перейдут на электронное голосование. Даже сейчас, мы увидели на собрании акционеров Сбербанка , 30% акционеров голосовали в электронном виде. Как только информация распространится по рынку, по всей цепочке - от эмитента к финальному инвестору, это все заработает. Мы считаем, что это скорее вопрос времени, нежели какого-то изменения самой технологии.

- Как изменится роль учетной инфраструктуры в корпоративных действиях в ближайшее время?

- Я полагаю, что со временем вся учетная инфраструктура будет двигаться к технологичности, все будет по максимуму стандартизировано - общие стандарты, общие каналы взаимодействия. Для нас сегодня предельно важно создание удобной инфраструктуры сбора и распространения информации в рамках корпоративных действий. Основные изменения регулирования на этот счет уже вступили в силу. Сейчас на повестке дня две технологические задачи. Первая - создание единого окна раскрытия информации эмитентами. Они должны передавать большие объемы данных по разным каналам. Что-то в учетную систему, что-то для широкого круга пользователей через систему информационных агентств. Мы хотим унифицировать этот процесс, создав удобные сервисы единого окна в партнерстве с уполномоченными агентствами, чтобы информация по единому каналу шла и для целей раскрытия и для осуществления корпоративных действий через учетную систему.

Вторая задача - создание единого data warehouse - источника качественной информации для всего рынка на базе нашего Центра корпоративной информации. К сожалению, на рынке остается проблема множественности источников, которые участники вынуждены сверять, есть проблема лага при распространении информации через агентства и через учетные институты. Эти вещи должны быть упорядочены. Нам нужен единый источник непротиворечивых данных, которые без задержек поступают потребителям информации. Мы также работаем с информационными агентствами по этому направлению.

В целом я уверен, что модель инфраструктуры будет меняться в сторону ритейловой, когда физическое лицо сможет напрямую получать информацию о своих активах, платить налоги, покупать полисы и пенсионный план на одной платформе. В бизнесе регистраторов, я полагаю, мы увидим консолидацию. Но при этом сохранится вся цепочка кооперации - эмитент, регистратор, центральный депозитарий, клиент центрального депозитария. Я надеюсь, что произойдет либерализация доступа иностранных инвесторов к счетам НРД. Есть перспектива появления электронных активов - права на недвижимость в виде электронной записи, полис ОСАГО, ваш пенсионный план.

- Каков самый главный проект НРД, над которым вы будете работать в ближайший год?

- За прошедшие годы мы сделали много нововведений, сервисов, продуктов. НРД сейчас это не только ЦД, но и репозитарий, платежная система, ценовой центр и центр корпоративной информации. Поэтому в 2018 году мы сосредоточимся на повышении операционной надежности всех наших платформ. Нам и наблюдательный совет об этом говорит: все должно работать как часы.

- Какие инвестиции в IT предполагает ваш бизнес-план?

- Примерно 12% бюджета. Это значимые суммы.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Интервью

Фотогалереи

Фотохроника 14 декабря6 фото

Фотохроника 14 декабря

Comedy Wildlife Photo Awards 201713 фото

Comedy Wildlife Photo Awards 2017

Фотохроника 13 декабря7 фото

Фотохроника 13 декабря

Фотохроника 12 декабря6 фото

Фотохроника 12 декабря

Фотохроника 11 декабря6 фото

Фотохроника 11 декабря

Визит Владимира Путина в Сирию6 фото

Визит Владимира Путина в Сирию

Прощание с Леонидом Броневым6 фото

Прощание с Леонидом Броневым

Ушел из жизни Леонид Броневой6 фото

Ушел из жизни Леонид Броневой

Самые высокооплачиваемые музыканты в мире10 фото

Самые высокооплачиваемые музыканты в мире

Кто хочет стать президентом8 фото

Кто хочет стать президентом

Жеребьевка ЧМ-20189 фото

Жеребьевка ЧМ-2018

Презентация олимпийской формы сборной России7 фото

Презентация олимпийской формы сборной России

Второй запуск с космодрома "Восточный"6 фото

Второй запуск с космодрома "Восточный"

Прощание с Дмитрием Хворостовским8 фото

Прощание с Дмитрием Хворостовским

Профессия: психиатр в космической медицине9 фото

Профессия: психиатр в космической медицине

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский11 фото

Ушел из жизни Дмитрий Хворостовский

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания6 фото

Алексей Улюкаев в суде. Год после задержания

Прощание с Дмитрием Марьяновым6 фото

Прощание с Дмитрием Марьяновым

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис10 фото

Forbes назвал самых высокооплачиваемых актрис

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes10 фото

Рейтинг российских музыкантов по версии Forbes

Тонкости сумо8 фото

Тонкости сумо

МАКС-201718 фото

МАКС-2017

Церемония закрытия Кубка конфедераций-20177 фото

Церемония закрытия Кубка конфедераций-2017

Финал Кубка конфедераций-201711 фото

Финал Кубка конфедераций-2017

Профессия: автогонщик10 фото

Профессия: автогонщик

Первый полет МС-217 фото

Первый полет МС-21

Шанхайский автосалон8 фото

Шанхайский автосалон

Презентация новинок Apple8 фото

Презентация новинок Apple

Недвижимость
Последние новости