Из Ливии с любовью

На Мальту прибыло украинское судно, эвакуирующее из Ливии еще остававшихся там иностранцев, а также некоторых ливийцев. Корреспондент "Интерфакса" встретил судно в порту Валетты и побеседовал с теми, кто оставил Ливию. Как выяснилось, уезжать хотели не все

Из Ливии с любовью
Фото: Серафима Скибюк/interfax.ru

Валетта. 6 апреля. INTERFAX.RU - О том, что в порт Валетты прибудет украинский корабль "Констянтин Ольшанский" с эвакуированными из Ливии мирными гражданами в количестве 192 человек, известно было местной прессе заранее - у причала выстроилась ровная шеренга корреспондентов и операторов с легкими камерами. Судно пришвартовывалось около часа дня по местному времени, чуть меньше решался вопрос с визой для тех, кто покидает "Ольшанского", чтобы осесть на Мальте или двинуться дальше - в Америку или Европу, но по воздуху. Визы печатали прямо на корабле: у лестницы на борту за столом сидел сотрудник посольства и разворачивал вручаемые ему паспорта. С лестницы сходили один за другим граждане Англии, Франции, Ливии. Матросы выносили с трапа огромные и маленькие чемоданы, детские коляски, инвалидные кресла, корзины с котами. В спешке спускались один за другим ливийские граждане, собирались группами и покидали порт. С корабля на толпу стоящих на берегу смотрел оператор украинского телевидения. На судне остались только украинцы и трое россиян.

Оставляя родину

Ясмин стояла у причала в окружении нескольких родственников.

- Как прошла эвакуация?

- Все было в порядке, спокойно.

- Вы ливийка?

- Наполовину ливийка, наполовину англичанка. В Ливии была вся наша жизнь.

- Почему же Вы уехали?

- У меня еще шесть родственников в Великобритании, в том числе дедушка, который болеет, а потому мне просто надо было уехать по семейным обстоятельствам. Вот и все. Если бы не было семейных хлопот, я бы из Ливии не уехала. Никакой особой нужды, никакой опасности.

За другим собеседником, по виду тоже напоминающим ливийца, пришлось бежать через всю пристань. Он спустился с корабля одним из последних, когда все журналисты с камерами уже покинули порт. Мой собеседник толкал вперед коляску с ребенком, позади и впереди него шли еще люди – по-видимому, родственники. Рядом шел посол Ирландии.

- Расскажите, как проходила ваша эвакуация из Ливии, пожалуйста.

- Я не хочу проблем и светиться, если вы будете показывать меня по телевизору – у меня семья, дети, я не могу их подставлять.

- Просто опишите, пожалуйста, что это такое, эвакуация из охваченной волнениями страны.

- Это каждый день показывают в новостях. Обычные горожане умирают каждый день везде. Бомбардировка в Ливии убивает мирных жителей.

- Так, значит, была необходимость в эвакуации из-за реальной опасности или вы покинули страну по другой причине?

- Никакой "другой причины". Я бы никуда не поехал, я хотел остаться дома, в своей стране. Но они бомбят каждый день, гибнут простые люди, и мы покидаем наши дома. Я не понимаю, как правительство может спокойно смотреть на то, как всюду умирают люди в моей стране.

- Каков процесс – Вы подаете документы в посольство, ожидаете своей очереди?

- Нет. Я наполовину ирландец, у меня два паспорта – ливийский и ирландский. У нас были большие проблемы с тем, чтобы попасть на корабль, так как правительство отказывало всем, у кого ливийский паспорт. Гражданам Ливии не разрешено покидать страну.

- Как же вам удалось избежать всех трудностей?

- С божьей помощью, иншалла.

- Путешествие на корабле прошло нормально?

- Да, все было очень хорошо. Украинская команда и правительство были к нам очень внимательны и добры.

Возвращение на родину

Среди граждан разных стран на борту украинского судна были и россияне, Сергей Петляков и его жена Людмила, врачи из Новороссийска, работавшие в Ливии. Они также согласились побеседовать с нашим корреспондентом. Первым на вопросы ответил Сергей, а затем слово взяла его жена. Рассказы получились чуть разные. Впрочем, как обычно, как мужчина и женщина рассказывают об одном и том же.

- Как прошла эвакуация, как дорога?

- В десять часов утра мы вышли из дома, вскоре были в морском порту. Посидели, подождали, пока регистрации, в три часа уже были на борту корабля. Тяжелые вещи нам помогали нести матросы, украинские моряки. Все разгрузили, быстренько всех зарегистрировали, визы поставили.

- Вы на свои деньги плывете обратно, к себе в Новороссийск?

- Нет, бесплатно. Это спасательная операция. Я слышал, что это указ президента Украины, гуманитарная миссия. Это точно так же, как наш самолет МЧС неделю назад из Триполи летел. Там тоже летели болгары, турки, украинцы, наших человек семьдесят и еще человек тридцать других национальностей. Все помогают друг другу чисто по-братски, безвозмездно.

- Как по Вашему мнению, россиян в Ливии много осталось?

- Человек 50, может быть сто во всей Ливии наберется. Украинцев больше. Они работают, оперируют. Там очень много госпиталей – ожоговый, кардиологический, центр пластической хирургии, почечный. К слову, медицина оснащена по европейским меркам. У нас не каждый областной центр так оснащен, как у них в Триполи. А специалисты все были приглашенные. Медсестры, в основном, украинские, филиппинские, русские. Врачи, опять же – русские, украинцы (единицы – итальянцы, французы, греки). Никаких проблем на этой почве не было.

- Сейчас, получается, Ливия рискует остаться без врачей?

- Да, по крайней мере, многие клиники. У них там есть НАФТА-клиника (как они говорят) – это русско-украинско-ливийская клиника с преобладающим украинским капиталом. И там работало очень много украинских врачей. Сейчас они все уехали. Финансирование шло через Великобританию. С введением блокады финансирование прекратилось, врачам платить нечем. И все – клиника закрылась. Кто-то где-то устроился в других клиниках, но в основном все уехали. А это же тысяча была врачей.

- Сергей Анатольевич, а что вы делали в Ливии?

- Мы работали в русско-ливийско-украинском глазном центре. Это уже моя вторая поездка. Больше трех лет, получается. Хорошо работали, пока блокада не началась. Нам-то это было все "до лампочки", но закрыли банковские переводы. А нам надо посылать деньги на родину, где ребенок учится, где надо за квартиру заплатить. У клиники тоже все валютные операции прекратились, и они не могли нам зарплату платить. Основная причина в этом. Как только блокаду снимут, финансовые вопросы решат, мы вернемся.

- Вас вызывали туда по каким-то особым случаям? Как Вы вообще там впервые оказались?

- Я работал в Микрохирургии глаза, и так получилось, что туда приехал один из владельцев этой клиники, посмотрел, как у нас этот бизнес идет. В результате он решил организовать свой центр. Не такой, как наши крупные центры, значительно скромнее, но вполне прилично. Делали все очень хорошо, все операции. Я как глазной хирург делал операции на сетчатке, диабетикам. Там много диабета, в Ливии – по шесть, по восемь операций в день бывало. И плюс еще хирурги детские были наши глазные, которые оперировали катаракту, глаукому. Мы были востребованы, и никто нас оттуда не прогонял.

- Каково ваше мнение по поводу происходящего в международной политике в связи с ситуацией в Ливии?

- Но вот эта вот Америка, Франция затеяли эту никчемушную, на мой взгляд, активность, и ничего они не добились, кроме того, что людям стало хуже.

- Как это технически произошло, что вам удалось уехать оттуда?

- Я получил вызов, наш консул, посол, работники консульства каждый день со мной связывался. Вы представляете, люди четыре месяца общаются, встречаются – мы уже подружились, уже знаем друг друга. Они беспокоились, как мы там, что там, звонили чуть ли не каждый день. А потом в конце концов – один самолет, второй самолет, третий самолет… Мы все говорили "Нет, ребята, подождите, сейчас все утрясется". Ситуация не улучшилась, последний корабль Украина прислала, ну вот мы и решили, что надо ехать. Лучше мы два месяца дома переждем, пока все утрясется.

- Было страшно? Что вы видели своими глазами?

- Было в Триполи один раз – видели бомбардировку километрах в пятидесяти от нас. Ночью были вспышки, когда четыре "томагавка" запустили. Видно было дым, земля дрожала, стены дрожали. И все. И, поскольку мы же глазные врачи, к нам поступил всего- один раненый, которому случайно пуля попала в область глаза. Хирурги его посмотрели, помощь оказали, все сделали. Я лично ни одного раненого не видел. Те, которые на востоке, в Тагруке, там да – раненых десятками и сотнями. Они рассказывают, что сутками из операционной не вылезали. У нас, слава богу, в Триполи, ничего такого не было.

- То есть, по улицам ходить безопасно?

- Абсолютно. Единственное, деньги нельзя было поменять. Золото все пропало. Началась инфляция. Буквально за неделю курс динара упал в 5-7 раз, а получать зарплату с динаров – в пять-шесть раз меньше. Это для нас неприемлемо было. А получать зарплату в долларах мы не можем, потому что у них блокада. Вот и все.

- Паника была на улице?

- Вообще нет. Мы жили в пригороде на вилле, и основная трасса местного значения – рядом с балконом. И все спокойно. Единственное, что заметили – на этой самой главной трассе появились военные, которые следили, чтобы в столицу не проникли какие-нибудь бандиты. Ну и пока перебоев с бензином не началось, народ катался днем и ночью. В начале Каддафи уронил цены в два раза. Если они были и так в пять-шесть раз ниже, чем у нас, потом стали вообще в двадцать раз дешевле. Дешевле воды.

- По вашим ощущениям, ливийцы как относятся к Каддафи?

- Ливийцы были рады и счастливы – Каддафи им деньги платил, 500 динаров пособия. Мало того, что там каждый гражданин по $2 тыс. в год получает, просто как доля рационального богатства, каждому гражданину, так тут еще по 500 динаров каждый месяц. В Триполи все были довольны и счастливы – они и сейчас там довольны и счастливы. Они не хотят никакой революции, никакой демократии. Я вас уверяю, это абсолютно пустая затея. Они даже не понимают, что это плохо. Им было хорошо, а сейчас стало плохо, и они, естественно, ничего этого не хотят, они боятся. Они четырнадцать лет жили в блокаде, и знают, что это такое. Сейчас опять начинается блокада, это никому не нравится – чем скорее кончится вмешательство, тем лучше.

- Людмила, Ваш муж сказал, что не было страшно.

- Мужчинам было не страшно – они мужчины. Первый месяц мы, действительно, не боялись. Когда вмешалась "коалиция", все изменилось: там бомбят, тут бомбят. Выходим на балкон, смотрим – за городом взрывы. Мы жили как раз на побережье, там расположены установки ПВО, и мы видели, как из самолетов бомбят. Неприятно. Мне, например, страшно было. Все время в ожидании. Услышал самолет и думаешь – будут бомбить или не будут? Погода, вроде, нелетная, ну и слава богу. Эти два дня перед переездом нас не бомбили как раз из-за облаков. Слышно было, что самолеты гудели, но не сбрасывали снаряды. А вообще, каждый вечер, начинается вечерняя молитва – начинают бомбить.

- Были ли предупреждения со стороны военного руководства?

- Какие предупреждения! Все установки ПВО разбомбили. Показывали по их каналу, может быть, их и предупреждали, но это по-арабски, а мы-то не знаем.

- А российское посольство вас не уведомляло?

- Они же так же, как и мы, в неведении были. Мы им звоним – "А вот там бомбили!" Предупреждали, чтобы не выходили лишний раз вечером, был комендантский час.

- Были директивы на случай внезапной оккупации?

- Нет, для этого, слава богу, не дошло. Все время, что мы жили в Триполи, все было хорошо: мы и в город ездили, и магазины работали. Первое время, когда это только началось, люди еще не понимали, что и как, не работали только банки. Потом и они заработали. Единственная проблема возникла с хлебом, так как пекарни работают ночью, а люди боятся ходить. Но и тут ничего страшного. Подождал в очереди и купил. Единственное, потом с бензином началась проблема. И с газом. Бензин всегда там стоил копейки – бутыль воды стоила дороже за литр, чем бензин: 20 рублей, если переводить валюту. А потом заправки боялись брать сразу большое количество бензина, потому что могли разбомбить. Приезжаешь – и там очередь. Некоторые заправки закрылись, некоторые перестраховывались и не брали. Все ливийцы боялись, сидели дома, переживали.

- А что делала оппозиция?

- Мы оппозиционеров в глаза не видели. Не знаем, кто они такие. Но мы считаем, что Ливия жила неплохо и при старом режиме. Не бедствовали и жили намного лучше, чем многие в России. Они, к слову, почти все учатся за границей, в Европе. Ливийцы очень доброжелательные, очень образованные, очень воспитанные.

Репортаж подготовила Серафима Скибюк

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В России
Кремль открестился от размещения политической рекламы в фейсбукеКремль открестился от размещения политической рекламы в фейсбуке
Ранее фейсбук пообещал передать конгрессу данные о закупках рекламы из России в рамках дела о вмешательстве в выборыПодробнее
СК проверит законность изъятия приемных детей у удалившей грудь жительницы УралаСК проверит законность изъятия приемных детей у удалившей грудь жительницы Урала
По словам самой женщины, органы опеки заподозрили ее в желании сменить полПодробнее
За две недели звонков о минировании в РФ эвакуировали четверть миллиона человекЗа две недели звонков о минировании в РФ эвакуировали четверть миллиона человек
Только в Москве за прошедшие сутки эвакуировали людей из офиса "Яндекса", храма Василия Блаженного, семи музеев, двух парков и семи ТЦПодробнее
Катастрофу самолета flydubai в Ростове-на-Дону поможет раскрыть производитель дисплеевКатастрофу самолета flydubai в Ростове-на-Дону поможет раскрыть производитель дисплеев
Как пишет "Ъ", потеря пилотом Boeing ориентировки в пространстве могла быть связана с современной системой индикации параметров на стеклеПодробнее
Задержанный за поджог автомобиля адвоката режиссера "Матильды" признал винуЗадержанный за поджог автомобиля адвоката режиссера "Матильды" признал вину
Суд заключил его под стражу до 11 ноябряПодробнее
Офис "Яндекса" эвакуирован вскоре после визита ПутинаОфис "Яндекса" эвакуирован вскоре после визита Путина
В штаб-квартире компании сработала пожарная сигнализация, по данным источника "Интерфакса", поступил звонок о якобы заложенной бомбеПодробнее
Специалисты "Яндекса" пообещали окружить Путина машинным разумомСпециалисты "Яндекса" пообещали окружить Путина машинным разумом
Президент поговорил в офисе компании с голосовым помощником "Алисой" и осмотрел беспилотный автомобильПодробнее
Полиция опровергла освобождение лидера "Христианского государства"Полиция опровергла освобождение лидера "Христианского государства"
Ранее источник в правоохранительных органах сообщил "Интерфаксу", что Калинин опрошен по делу о поджоге, после чего отпущен на свободуПодробнее
Лидер "Христианского государства" отпущен после допросаЛидер "Христианского государства" отпущен после допроса
Его брату и еще двум фигурантам дела предъявили обвинение в умышленном уничтожении имуществаПодробнее
В окружении Шанцева назвали преждевременными сообщения о его отставкеВ окружении Шанцева назвали преждевременными сообщения о его отставке
Нижегородский губернатор полон сил и желания работать, утверждают в областиПодробнее
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции