Спустя 30 лет после Чернобыля белорусы боятся уже не радиации, а лишения привычного образа жизни

"Интерфакс" поговорил с главой белорусского Гидромета и представителями Департамента МЧС по ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС

Спустя 30 лет после Чернобыля белорусы боятся уже не радиации, а лишения привычного образа жизни
Пропускной пункт в деревне Тулговичи в Белоруссии, расположенной в 30 км от Чернобыльской АЭС
Фото: ТАСС, Виктор Драчев

Москва. 25 апреля. INTERFAX.RU - После катастрофы на Чернобыльской АЭС более 70% радионуклидов осело на территории Белоруссии, 66% от общей территории страны оказались загрязненными цезием-137, спустя 30 лет площадь загрязнения составляет 17-18%.

В преддверии 30-летия катастрофы на ЧАЭС "Интерфакс" пообщался с главой белорусского Гидромета Марией Герменчук, главным специалистом управления реабилитации пострадавших территорий Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС МЧС Белоруссии Екатериной Шмелевой и первым заместителем начальника этого же департамента Анатолием Загорским.

30 лет назад на загрязненных радиацией территориях Белоруссии проживало 2,2 млн человек, сейчас - 1,112 млн человек, а всего население страны составляет 9,4 млн человек.

Так с чем же связано это уменьшение? Загрязнение земель стало меньше? Разъехались? Отчасти, да. Но в большей степени из-за снижения перечня населенных пунктов, находящихся на территории радиоактивного загрязнения. Этот перечень пересматривается в Белоруссии раз в пять лет.

Шмелева: В начале этого года в стране был объявлен очередной перечень населенных пунктов, расположенных на территории радиоактивного загрязнения. В новом списке 2193 населенных пункта, в которых проживает 1 миллион 112 тысяч человек. В новом перечне из зоны радиоактивного загрязнения выведено 203 населенных пункта, в основном это связано с тем, что произошло естественное снижение радиационного фона. Кроме того, многие населенные пункты перестают существовать. Ну и, отчасти, происходит перевод из более жестких зон радиоактивного загрязнения в менее жесткие. Всего в республике выделяется пять различных зон.

"Ожидается, что к 2046 году площадь загрязненных территорий уменьшится до 10% территории страны. Но это все равно много, потому что радиации подверглись наиболее развитые сельскохозяйственные территории республики", - сообщила глава Гидромета Мария Герменчук. 30 лет назад Белоруссия получила мощный удар не только экологический, но и экономический: "Из-за радиоактивного загрязнения в стране ограничено использование местных топливных ресурсов, материалов, сырья. При этом выведено из пользования 22 месторождения полезных ископаемых. В зоне загрязнения оказались 132 месторождения минерально-целевых ресурсов. Потери древесных ресурсов за весь период после аварии превысили 2 млн кубометров".

Загорский: На территориях, где ранее проводилось так называемое отселение после катастрофы, сегодня живет 1800 человек. Из них 68 проживает на территориях с контрольно-пропускным режимом. Делают они это по собственному желанию, хотя им неоднократно предлагалось жилье в незагрязненной местности. Но они приняли решение остаться там, где и жили до сих пор. Это их право, поскольку у нас в зоне последующего отселения, то есть после принудительного, где жить было запрещено, не было эвакуации, эта принудительная эвакуация была только из 30-километровой зоны, а здесь же шло добровольное отселение людей.

Загорский: Конечно, в Белоруссии, как и везде, за прошедшие годы сформировалось стойкое понимание, что радиоактивное загрязнение окружающей среды реально и опасно как для здоровья, так и для экономической деятельности. Поэтому в стране принята уже шестая государственная программа по преодолению последствий Чернобыльской катастрофы. Цель новой программы, рассчитанной на 2016-2020 годы, - дальнейшее снижение риска неблагоприятных последствий для здоровья граждан, пострадавших от катастрофы.

Эта программа предусматривает поддержание на достигнутом уровне защитных мероприятий, осуществление радиационного мониторинга и контроля радиоактивного загрязнения объектов окружающей среды и продукции. Предполагается также оказать содействие восстановлению и устойчивому социально-экономическому развитию регионов, естественно, при безусловном выполнении требований радиационной безопасности. Объем финансирования этой программы составляет в белорусских рублях 26,3 трлн, или около 1,3 млрд долларов США по текущему курсу.

Преодоление последствий Чернобыльской катастрофы осуществляется и в рамках Союзного государства Белоруссии и России. Генеральный секретарь Союзного государства Григорий Рапота во время рабочей поездки по Гомельской области в апреле 2016 года сообщил, что на союзные программы потрачено около 4 млрд российских рублей. Программа реализовывалась последние три года. В этом году предстоит определить ее продолжение, но сейчас трудно говорить о каких-то конкретных направлениях. Он подчеркнул, что тема ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС долгосрочная и требует дальнейшей работы.

Иван Шамянок в своем доме в деревне Тулговичи Хойникского района, расположенной в 30 км от Чернобыльской АЭС
Иван Шамянок в своем доме в деревне Тулговичи Хойникского района, расположенной в 30 км от Чернобыльской АЭС
Фото: ТАСС, Виктор Драчев

Влияние психологического фактора

Профессор Михаил Решетников в своей книге "Психология войны: от локальной до ядерной" исследовал состояние поведения и деятельность людей в различных жизненных ситуациях - как, после военных действий, так и после катастроф, произошедших в мирное время. В частности, он рассматривал, как влияет психологический фактор на территориях, подвергшихся радиационным поражениям, в том числе и на территориях "чернобыльского следа" в Белоруссии. Профессор пришел к выводу, что даже там, где радиационные поражения были весьма незначительны, "психологический фактор оказывал и оказывает чрезвычайно негативное воздействие на психическое состояние всех категорий населения - от малолетних, до пожилых".

Согласно разным оценкам, более чем у 1,5 тысяч жителей Белоруссии, в том числе тех, кто были детьми на момент взрыва на ЧАЭС, обнаружены патологии щитовидной железы, в том числе онкологические. По выводам Всемирной организации здравоохранения, всплеск рака щитовидной железы у детей и подростков — последствия загрязнения окружающей среды радиоактивным йодом-131 и самое серьезное последствие аварии в Чернобыле.
Согласно официальным данным, рост заболеваемости раком щитовидной железы начал фиксироваться в Белоруссии с 1990 года. По сравнению с доаварийным периодом количество подобных случаев возросло среди детей в 33,6 раза, среди взрослых, в зависимости от возрастных групп, - в 2,5-7 раз. Наибольшее число случаев рака щитовидной железы выявляется среди жителей Гомельской и Брестской областей.

В результате исследований профессор выделил в качестве специфического фактора особый психотравмирующий фактор - такой, как "состояние неопределенности в ситуации отсутствия адекватной информации".

Именно на этот фактор и обратила внимание руководитель Гидромета Мария Герменчук.

Герменчук: В белорусском обществе сформировалось стойкое понимание, что радиоактивное загрязнение окружающей среды опасно и для здоровья, и для ведения экономической деятельности. Но у нас люди боятся не только радиации как таковой - мы уже привыкли жить в этих условиях - люди боятся изменения своей жизни, изменения своего социального уклада, привычек, на которые может повлиять радиоактивное загрязнение. Они боятся неизвестности, и эта боязнь оправдывается хотя бы уже тем, что на современном этапе количество реальных источников радиационной опасности увеличивается. Речь идет не только о непосредственных катастрофах на Земле, но все больше обращает на себя внимание загрязнение всей биосферы вследствие проводившихся испытаний ядерного оружия в атмосфере. Конечно, люди помнят и Чернобыльскую катастрофу. А когда произошла трагедия в Японии на АЭС "Фукусима", люди интересовались, какое влияние она оказала на состояние окружающей среды. Кроме того, вдоль границ Белоруссии на расстоянии менее ста километров расположены четыре атомных электростанции. Психологически все это не может не влиять на людей. И нельзя не принимать во внимание также обеспокоенность, не только граждан Белоруссии, в связи с планами строительства Белорусской АЭС. Для того, чтобы снизить это тревожное состояние, да и самим быть готовым ко всему, мы нуждаемся в своевременном, оперативном, достоверном и, самое главное, всеобъемлющем мониторинге окружающей среды. В любое время, при любых обстоятельствах при возникновении опасной для обеспечения радиационной безопасности ситуации мы должны располагать своевременной и достоверной информацией.

Эпилог

Ничто не проходит бесследно. Это ясно. Но ясно также, что, кроме непосредственной угрозы населению от взрыва и от загрязнений территории, немаловажное значение имеют различные формы нервно-психических расстройств, обусловленных состоянием хронической тревоги. Люди проводят субъективные оценки риска для своего здоровья. Иногда оправданные опасения, иногда просто из-за нервного расстройства. Поэтому, конечно, необходима не только борьба с непосредственной угрозой радиоактивного поражения, но и соответствующая серьезная разъяснительная работа и достоверная информация о состоянии почвы, окружающей среды и т.д. Это как раз то, о чем говорит Мария Герменчук. Будем надеяться, что на цели мониторинга окружающей среды в программе по преодолению последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС будут выделены необходимые средства.

Вячеслав Терехов

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В мире
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи