"Мечеть" Парижской Богоматери

"Интерфакс" знакомит с различными подходами к проблеме мигрантов в Европе

"Мечеть" Парижской Богоматери
Импровизированный лагерь беженцев из Кале возле канала Сен-Мартен в Париже
Фото: Reuters

Москва. 31 октября. INTERFAX.RU - Проблема мигрантов в Европе за последнее время все чаще и чаще становится объектом исследований и обсуждений ученых и политологов европейских стран, включая и Россию.

Этой теме в конце сентября в рамках 85-летия Саратовского государственного юридического института была посвящена такая встреча, в которой участвовали представители научных и политических кругов России, Германии, Франции и Италии. В числе организаторов был Российско-германский юридический институт. На основе двухдневных выступлений участников этого "круглого стола", в числе которых был и корреспондент "Интерфакса" Вячеслав Терехов, а также с использованием ряда его интервью, которые позднее были взяты у участников этой встречи для расширения важных тем, затрагивавшихся в Саратове, стало возможным познакомить общественность с различными подходами к миграционной проблеме, будоражащей сегодня европейские страны.

Корр.: Сегодня каждый седьмой житель планеты является, по данным ООН, иммигрантом. Более 60 миллионов человек вынуждены "бродить по белу свету" в поисках убежища или работы. Вопрос беженцев в ООН обсуждался. Но проблема вынужденных переселенцев особенно остро встала лишь после того, как немногим более миллиона человек в экстренном порядке рванули из стран Азии и Северной Африки в Европу.

Но так ли это движение было неожиданным и спонтанным? Количество беженцев действительно было неожиданным, но проблема возникла отнюдь не спонтанно.

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Германия готова принять в своей стране мигрантов, которые бегут от войн и голода.

Жест, безусловно, красивый, но, с точки зрения возможностей его осуществления - непродуманный. В первую очередь это касается правовой стороны.

Красиво, но непродуманно

Наплыв мигрантов в Европу

Примечательно в этом смысле выступление в рамках "круглого стола" доктора юридических наук, директора Института восточно-европейского права Кильского университета имени Христиана Альбрехта Александра Трунка.

Трунк: В Германии основная проблема по приему мигрантов - правовая. У нас есть положение о предоставлении убежища, но оно не конкретизировано. Поэтому сразу же возникли процедурные вопросы: где, как и на каких условиях размещать прибывших мигрантов? Более того, нет вообще разработанного законодательства в целом о миграции, а, соответственно, у них и нет правового положения для нахождения в стране. Но так как законодательство все-таки предусматривает предоставление убежища, то приезжающие регистрируются, как ищущие его.

Еще недавно 2% прибывших регистрировались как ищущие убежище. А сейчас 60% приезжих обращаются за убежищем, но беда в том, что даже если соответствующие органы им отказывают в этом, то при отсутствии правового положения нет и процедуры их выдворения. Не решена также проблема с выдачей виз для длительного пребывания. К тому же, помимо федеральных законов, есть еще земельные. По их законам именно земельные власти должны для иммигрантов строить дома. Естественно, это вызывает большие споры и недовольства у населения. Не ясна и проблема с налогами и с развитием социальной системы в целом.

Корр.: Если Германия оказалась не подготовлена в правовой области к принятию мигрантов, то нельзя ли было остановить этот поток на границе, пока идет разработка правовых положений?

Ответ на этот вопрос дал представитель пограничной службы ФРГ в России Юрген Кёлер.

Кёлер: В августе этого года границу пересекало в день до 1000 мигрантов, а сентября по декабрь эта цифра увеличилась в 10 раз. Для регистрации прибывающих дополнительно приняли на работу несколько тысяч полицейских, но все равно удалось зарегистрировать только 10% мигрантов. К тому же оказалось сложным определить, каким путем они попали в Германию, из какой страны и вообще какой стране они принадлежат.

Корр.: Когда стало ясно, что Германия не в состоянии справиться с этой проблемой, чиновники Евросоюза выдвинули лозунг "Разделение ответственности", то есть ответственность за прием мигрантов ложится на все страны Евросоюза. К чему это привело, видно на примере Франции. Об этом красноречиво рассказали бывший заместитель министра внутренних дел Франции, доктор экономических наук Иван Бло и депутат Национального собрания Николя Дьюик.

Новый виток классовой борьбы?!

Иван Бло: В истории Франции было несколько волн миграции, но в основном это была рабочая сила, которую ждала экономика страны. Нахлынувшая последняя волна эмиграции не является французским выбором: она для нас вынужденная и стала большой нагрузкой на социальную систему здравоохранения. Она увеличила преступность в стране. 75% французов считают сегодня, что во Франции слишком много эмигрантов, речь при этом идет прежде всего о выходцах из мусульманских стран. В стране же нет политической воли изменить эту ситуацию. Сегодня массовая эмиграция не только противоречит демократическим принципам, но, что особо беспокоит, она раскалывает политический "истеблишмент" и приводит к своего рода новой классовой борьбе.

Корр.: Классовая борьба. Эти два слова уже более полувека вообще исчезли из лексикона во всех странах. Поэтому я решил уточнить у Ивана Бло, что он имеет в виду.

Бло: Дело в том, что олигархия и элита не очень обеспокоены наплывом мигрантов. В экономических кругах, в кругах предпринимателей считается, что эти люди просто взаимозаменяемое население. Французское население стареет, и нужна молодая рабочая сила. Но в кругах простого населения миграция расценивается как вторжение в страну по вине элиты чуждых Франции мигрантов, из-за чего страдают малоимущие слои общества. Вот вам и классовые противоречия.

Классовая борьба или борьба за самобытность христианства?

Корр.: Еще жестче проанализировал положение в стране Николя Дьюик.

Дьюик: Сегодня во Франции бытует ощущение, что нас захватывают другие народы, прибывающие к нам. Мы сейчас из-за опасности мусульманского фундаментализма наблюдаем настоящее столкновение христианской религии с мусульманским миром. И поэтому можно вполне обоснованно сказать, что речь идет о сохранении самобытности христианского мира.

Если дети мусульман, приезжающие к нам в страну, поступают в нашу школу, но не говорят на нашем языке и не принимают нашу культуру, то как при этом поступать? Фактически существует опасность утраты ценностей всех цивилизаций.

Поймал пиратов? - Плати штраф

Корр.: Но правовые казусы исходят не только от юридической системы самой Франции, но и от самого Европейского суда. Бло в интервью сказал, что незаконных мигрантов и даже преступников нельзя расселить, не говоря уже о том, чтобы их депортировать?!

Казалось бы, Европейский суд должен стоять на страже законов страны, как часто этот же суд наказывает Россию за неисполнение (не будем спорить, обоснованное ли это решение или нет) своих же законов в отношении российских граждан! Но практика Европейского суда порой доходит до анекдотических случаев. Об одном таком "анекдоте" рассказал Бло: французские ВМС захватили однажды сомалийских пиратов на месте преступления. Задержанных перевезли во Францию, но на это потребовалось несколько дней, затем французский суд представил их Страсбургскому суду. Решение его было совершенно неожиданным: исходя из своего положения, суд заявил, что мы должны были представить пиратов в течение 48 часов после поимки. Они не засчитали время, которое необходимо было затратить на их арест и депортацию. И Страсбургский суд осудил Францию за нарушение этого положения, заявив, что Франция не соблюдает права человека и обязал Францию выплатить штраф этим пиратам!!!

Утопия XXI века: право города для всех

Корр.: Совершенно другая трактовка решения проблем миграции прозвучала от Марко Риччери. Он возглавляет в Италии Европейский институт политических, экономических и социальных исследований. Он тоже поставил вопрос, надо ли открывать или закрывать европейским странам границы для прибытия мигрантов. Правда, при этом не смог не попенять чиновникам Евросоюза.

Риччери: Председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер в своем ежегодном докладе ни разу не использовал слово "миграция".

Корр.: Вы думаете, это случайно?

Риччери: Нет, конечно. Евросоюз оказался не готовым к появлению этой проблемы. ЕС вообще не готов понять подлинные причины волны мигрантов. По нашему мнению, суть причины в том, что мы находимся перед лицом структурных изменений в странах, откуда бегут люди и беженцы неоднородные: есть те, кто бежит от войны, а есть те, кто, как, например, из Африки, бежит из-за изменения климата, который приводит в упадок сельское хозяйство. И европейские страны по-разному на них реагируют, потому что в них проходят демографические изменения: население стареет. Естественно, там, где стареет трудовое активное население, экономика для своего развития нуждается в его пополнении.

Когда проходят такие изменения, естественно, напрашивается вывод о том, что нельзя закрывать границы.

Открытая система предусматривает поиск новых методов управления. В первую очередь речь касается положения "право города для всех". Это означает, что если человек живет в городе, он должен получить все, что положено. Итальянское правительство в связи с этим выдвинуло ряд предложений. Мы предлагаем выработать документ, где будет подчеркнуто, что города являются мультикультурными городами. В связи с этим необходимо дописать Хартию основных прав положением - "право города для всех". Это положение предусматривает, что все национальности в городе одинаковые, и права для всех равные. Именно это будет способствовать обогащению общей ситуации на континенте.

Корр.: Положение красивое, но, по-моему, неосуществимо. Это такая же утопия, как "Город Солнца" Томмазо Кампанеллы или мечта о построении коммунизма, то есть общества всеобщего равенства и благоденствия.

Это предложение прокомментировал позже французский депутат Национального собрания Николя Дьюик одной фразой: "Мой итальянский друг! Я не завидую тогда Риму". Дело в том, что все прибывшие мигранты сталкиваются с одинаковыми проблемами, но по-разному стремятся их решить.

Этой теме посвятила свое выступление кандидат социологических наук; специалист Европейской Конфедерации психоаналитической психотерапии, практикующий психоаналитик Людмила Полянова.

Зовите психологов!

Полянова: У всех вновь прибывающих происходят культурные изменения: языковые, религиозные, образовательные. Меняются устои, затрагивая межличностные и межгрупповые отношения. В процессе вхождения в основное общество каждый человек стоит перед выбором трех направлений: ассимиляции, то есть отказа от своей культурной идентичности и традиций, и переход в более крупное сообщество. Второе - интеграция, сохранение некоторое культурной целостности группы (реакция на перемены или даже некоторые сопротивления переменам). При этом присутствует стремление стать неотъемлемой частью большого сообщества, но при сохранении культурной идентичности происходит процесс присоединения к доминирующему обществу. И третье - это сегрегация или сепарация, то есть политика принудительного отделения. Этот вариант осуществляется в том случае, если нет значимых отношений с большим обществом, что позволяет сохранять этническую идентичность и традицию. Когда образец поведения навязывается доминирующей группой, тогда возникает сегрегация, которая позволяет держать людей из другой группы "на своем месте". С другой стороны, сохранение традиционного стиля жизни вне полного участия в жизни большого общества может быть желанным, так как позволяет вести дело к независимому существованию, как это в случае с сепаратистскими движениями. И, наконец, маргинализация - это коллективное и индивидуальное замешательство и стресс, которые выливаются в выступления против большого общества. Этот стресс ведет к потере идентичности, появлению чувства отчуждения. В конечном итоге, у людей теряется психологический культурный контакт и со своей традиционной культурой и с культурой большого общества.

Только развитие уровня эмоционального интеллекта поможет решить вопросы миграции для обеих сторон: доминирующей и недоминирующей групп. Одним из условий этого является способность "читать" свои эмоции и эмоции других людей, быть чувствительным к ним и управлять эмоциями как своими, так и других лиц. Главная задача при этом - способность наладить удовлетворяющие межличностные отношения друг с другом и уметь поддерживать их, иначе говоря, прежде всего с двух сторон необходимо самосознание и самоконтроль. Для достижения этого обязательно участие психологов, причем активное участие в решении миграционных проблем. Именно это поможет уйти от конфликтов между мигрантами и населением страны, в которую вливаются беженцы.

Запад не смог сгладить культурно-языковые различия и предупредить социальное расслоение

Корр.: Выступление представителей политических и научных кругов Франции, Германии и Италии свидетельствует о неготовности руководителей ЕС и самих европейских стран решить проблему миграции. Свое мнение на эту тему высказал Андрей Иванов, эксперт института лингвоцивилизационных и миграционных процессов фонда "Русский мир".

Иванов: Многие европейские лидеры и зарубежные эксперты признают несостоятельными действующие теории и практики регулирования миграционных процессов и интеграции мигрантов. Это произошло потому, что не смогли сгладить культурно-языковые различия и предупредить социальное расслоение между натурализованными мигрантами и коренными гражданами.

Анализируя современную ситуацию с беженцами, мы видим, что большинство из них не просят поддержки, а требуют и угрожают, не считаясь с интересами и правами коренного населения. Происходит трансформация понятия "беженец" вопреки действующим международным правовым актам, где дается однозначное определение этого понятия. Поэтому в первую очередь на экспертном уровне было бы правильно подумать о выработке новых концептуальных подходов к этим вопросам и с учетом практики дать точное определение понятия "внешняя миграция". Предоставление гражданства мигрантам и беженцам невозможно рассматривать без учета лингвоциливизационных аспектов. Будет ли гражданин частью цивилизации, к которой относится страна его пребывания? Что для этого нужно сделать? Полагаю, что мигранту нужно не только уметь говорить на языке страны пребывания, знать коренную культуру, но и стать ее частью, не отказываясь при этом полностью от ценностей извне.

Россия на втором месте в мире по числу мигрантов

Корр.: Естественно, что при обсуждении миграционных вопросов в Евросоюзе, у участников "круглого стола" не мог не возникнуть вопрос, есть ли проблема с миграцией в России, и если ли есть, как она решается? На этот вопрос ответил начальник департамента МИДа РФ Анатолий Викторов.

Викторов: Россия по оценкам ООН занимает второе место в мире по числу прибывающих к нам людей, причем по разным направлениям, с разными целями. В основном, конечно, это трудовые мигранты. Их ежегодно прибывает в нашу страну до 12 млн человек. И России не избежала проблема экстренного, причем в массовом порядке, прибытия мигрантов. В основном это беженцы с юго-восточной Украины. В общей сложности мы смогли принять и обусловить 1,1 млн человек. Так что мы тоже имеем определенный опыт. И, исходя из него, понимаем, что нельзя допустить размывания института убежища. Мы четко понимаем, что есть различия между беженцами. Это и те, кто вынужден бежать со своих мест из-за боевых действий - это юго-восток Украины, есть экономические мигранты, как официальные, так и нелегальные, которые пользуются сложившейся ситуацией. Понимая это, соответствующие службы России смогли наладить надлежащий контроль за миграционными потоками и жестко пресекать криминальные действия со стороны мигрантов.

Корр.: Ясно, что подобные дискуссии проводятся для обмена опытом, чтобы, используя его, страны, принимающие миграционные потоки, могли разработать свои системы решения этой проблемы. Разные мигранты прибывают с разными целями и по-разному ведут себя. В этом отношении очень показательны воспоминания исполнительного президента ассоциации "Франко-российский диалог" Александра Трубецкого. Сам он потомок эмигрантов, как говорят, эмиграции первой волны, то есть после революции 1917 года. Поэтому у него есть достаточный опыт и собственный, и собственных родителей, друзей, знакомых и так далее.

"Мечеть" Парижской Богоматери

Александр Трубецкой: После революции 1917 года Россию покинуло около 4 млн человек. Подавляющее большинство из них потеряли все, все, кроме любви к родине и чувства собственного достоинства. Это то, что отличает нынешнюю миграцию в Европе от прежней. Эмигранты 20-30-х годов не требовали, как нынешние, помощи, а лишь благодарили за то, что их просто приняли, даже если жили в очень тяжелых условиях. Они организовывали русские школы, но там преподавали и по программе принимающей стороны. Создавали церкви, но всегда там молились "за многострадальную Россию и за принимающую страну". Это очень важный момент, это то, чем отличаются люди той иммиграции от нынешней. Никто не рассчитывал жить на иждивении принимающей стороны.

Европейский Союз не имеет четкой политики по отношению к нелегальным иммигрантам.

Таким образом, совершенно ясно, что Запад не ощущает опасности, и главное - не видит наступления резкой цивилизационной мутации нашего мира. Это в свою очередь вызывает страх раствориться в мусульманском мире у себя в стране. Вот почему, к сожалению, во Франции сейчас все чаще можно услышать ужасную фразу: "Мечеть Парижской Богоматери".

Эпилог

В этой фразе - боязнь за будущее Европы. В какой степени она оправдана, сказать сложно. Сейчас не только для общественности, но и для руководителей европейских стран становится ясно: приглашение прибыть в Европу легло на неподготовленную "почву" как в общественном сознании, так и в правовой системе. Трагедия многих народов использована в политических сферах. Это тоже ясно. А мне также ясно еще и то, что в основе этого "приглашения" лежит извращенное понятие "интернационализма". Казалось бы, это понятие уже почило в бозе. Ан нет!

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
В мире
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи