Быков не будет обращаться в полицию связи со своим отравлением

Быков не будет обращаться в полицию связи со своим отравлением
Писатель Дмитрий Быков
Фото: Светлана Холявчук, Интерпресс/ТАСС

Москва. 26 апреля. INTERFAX.RU - Писатель и журналист Дмитрий Быков не будет обращаться в полицию в связи со своим отравлением, в результате которого он был госпитализирован в Уфе в тяжелом состоянии.

"Ровно то, что я знаю, я и сказал. Я съел что-то не то, что запустило неправильную реакцию. А кто мне в этом помог или это был мой личный выбор, я сказать не могу, это будут исследовать врачи", - сказал Быков "Интерфаксу" в пятницу.

"Никуда я не буду обращаться", - добавил он в ответ на вопрос, будет ли обращаться в правоохранительные органы для выяснения обстоятельств.

"Я думаю, что если бы меня хотели отравить, то меня бы отравили. И уж во всяком случае, не стали бы отправлять самолетом в Бурденко", - сказал писатель.

Ранее в эфире программы "Один", записанной им в госпитале имени Бурденко в четверг вечером, писатель сообщил, что его госпитализация 16 апреля в Уфе в тяжелом состоянии была связана с отравлением, однако он не знает, чем именно и как он отравился.

"Я точно совершенно знаю, что причина моего отравления, а это было отравление, она не установлена. Мне мой врач, реаниматор, который мною занимался, сразу сказал: "Мы можем поставить вас на ноги, но причину пока найти не можем, это более долгое дело", - сказал Быков в пятницу в эфире радиостанции "Эхо Москвы" в передаче "Один", записанной писателем в больнице.

Он подчеркнул, что вопреки комментариям "хорошо осведомленных людей", у него нет ни диабета, потому что он делает все, чтобы не заболеть, ни гипертонии. "И, кроме того, не было у меня никаких ни алкогольных, ни наркотических излишеств, которые стали подозревать сразу наиболее простые сердца", - добавил Быков.

"Я не знаю, чем я отравился, не знаю, из-за чего у меня случился этот скачок и не понимаю, почему я фактически в самолете на Уфу потерял сознание", - сказал он.

Он лишь напомнил, что в Уфе его госпитализировали, ввели в искусственную медикаментозную кому, отправили в Москву, и уже здесь он примерно на четвертый день пришел в себя, после чего, по его словам, на второй день встал на ноги.

По словам писателя, у него "пока более-менее еще замедленная речь".

"Но прелесть в том, что меня всегда ругали за ее ускоренность, поэтому сейчас, мне кажется, мы наконец достигли идеального темпа", - сказал Быков.

Писатель отметил и "потрясающую своевременную помощь врачей в Уфе и тех, кто организовал транспортировку в Москву и специалистов, которые уже занимались мной в Москве". "И конечно, я ужасно благодарен всем, кто организовал спасение, всем, кто организовал самолет. (...) Непосредственно моим спасением занимались Дмитрий Муратов и Юрий Шевчук - им я колоссально благодарен, я им, можно сказать, обязан жизнью", - рассказал Быков.

В ходе программы он отвечал на вопросы слушателей, пришедших заранее, в том числе относительно последних политических, общественных и литературных событий, а также прочитал лекцию.

16 апреля Быков почувствовал себя плохо на борту самолета, выполнявшего рейс Екатеринбург - Уфа. В Уфу он летел на встречу с читателями. После посадки самолета в Уфе Быков был госпитализирован в стабильно тяжелом состоянии.

18 апреля консилиум врачей с участием специалистов из госпиталя им. Бурденко, прилетевших в Уфу, приняли решение о перевозке Быкова в Москву для продолжения лечения. 21 апреля стало известно, что писатель пришел в сознание.

23 апреля главный редактор "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов сообщил "Интерфаксу", что врачи разрешили Быкову записать двухчасовую программу для передачи "Один".

Подписка
Хочу получать новости:
Введите код с картинки:
Обновить код
(function(w, n) { w[n] = w[n] || []; w[n].push([{ ownerId: 173858, containerId: 'adfox_151179074300466320', params: { p1: 'byuef', p2: 'emwl', puid1: '', puid2: '', puid3: '' } }, ['tablet', 'phone'], { tabletWidth: 1023, phoneWidth: 639, isAutoReloads: false }]); })(window, 'adfoxAsyncParamsAdaptive');