Итальянская эстрада не нуждается в переводе

В Москве выступил неподражаемый, и это без преувеличения, исполнитель Майк Паттон. Проект Mondo Cane в этот вечер надо было услышать своими ушами

Москва. 4 августа. INTERFAX.RU – В последний вечер июля, но, кажется, далеко не самый последний жаркий день этого лета сценариев выходного дня в городе было предостаточно. Те, кто, несмотря на всевозможные варианты, сделали свой выбор в пользу концерта на площадке Arena Moscow, точно не прогадали.

Mondo Cane – особенный проект, если, конечно, можно себе позволить такое определение в отношении творчества Паттона. Альбом из одиннадцати композиций вышел в этом году, и все песни, исполнены Паттоном на итальянском и записаны с оркестром из 65 человек. Для концертного исполнения Mondo Cane Паттон чаще всего собирает местных музыкантов, предварительно репетирует с ними, а затем выходит к преисполненной ожиданием публике. Так случилось и в России. К тому же, изначально было заявлено, что вместе с Майком и другими музыкантами на сцене появится Эдуард Хиль, но что-то случилось, Хиль заболел и на сцену не вышел. Сам Майк Паттон , как показалось, был действительно расстроен, песню "Scalinatella", которая звучит не совсем на итальянском, а скорее на неаполитанском наречии, он посвятил именно Хилю. Зная истинно паттоновскую одержимость экспериментами, можно только предполагать, во что бы вылилось совместное выступление с мистером Трололо. А на неопределенно замычавшую толпу в зале Паттон даже прикрикнул: "Он заболел, чуваки, но ему 72 года, так что и не говорите ничего! Есть здесь кто-нибудь, кому 72 года?! Сомневаюсь! Так что заткнитесь и похлопайте Эдуарду Хилю!"

Про роман с Италией и итальянской эстрадой Майк Паттон рассказал в одном из интервью. Дело очевидное, "шерше ля фамм", Паттон был женат на итальянской художнице, и ему не хотелось чувствовать себя чужаком в этой прекрасной стране, так что как любой талантливый человек, Майк Паттон обнаружил в себе талант и к итальянскому языку. Альбом Mondo Cane не содержит ни одной сочиненной им песни, все это, так называемые "ковры" (от англ. "covers"). Итальянскую поп-музыку 60-70х музыкант прекрасно знает и любит, относится к этому наследию Паттон очень трепетно, поэтому, как он сам признается, сильно что-то менять и корежить в песнях он не стал. К тому же, ему удалось разузнать о не самой популярной стороне творчества Эннио Морриконе. Широко известный композитор работал не только над драматическими саундтреками, Морриконе охотно брался за оркестровку эстрадных, "легких" композиций. В одном из своих любимых фильмов - "Danger Diabolik" Паттон как раз и откопал малоизвестную вещь Морриконе "Deep Deep Down", которая для многих поклонников Mondo Cane стала заглавной вещью с альбома.

Концерт в Arena Moscow задержали на час с небольшим, что при общей жаре и условии, что в этот день вы побывали на пикнике, могло сыграть не в пользу общего комфортного самочувствия. Но особого негатива, кажется, публика не испытывала. Arena была наполнена людьми ко времени, а появление Паттона на сцене сгладило все климатические неудачи завершающегося дня. Он вышел - импозантный и роковой, набриолиненный, в белом костюме на шелковой рубашке и лакированных туфлях, носить такое, согласитесь, может далеко не каждый. В общем, зал завизжал, Паттону разогрев, как водится, не нужен. Остальное, вместе с техническими неполадками, которые немного подточили настрой самого исполнителя, смело можно назвать, если не итальянской мафией, то итальянской магией уж точно. И целого альбома Mondo Cane такому концерту было мало.

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости