Четверо смелых

"Четыре льва" Криса Морриса - один из самых странных и смешных фильмов на тему терроризма и иммигрантов. Зябко от этих шуточек…

Москва. 31 января. INTERFAX.RU – Когда мир охвачен террором, и страшно даже на улицу выйти, то появляются все новые попытки противостоять ужасу. Материала достаточно, а разработка может быть какой угодно. Возможно, тема терроризма для ближайших десятилетий станет тем же самым, чем была тема фашизма. Каждый уважающий себя художник выскажется на эту тему, Голливуд и Болливуд будут тратить десятки миллионов на пустые блокбастеры о терроризме, появятся звания вроде "ветерана теракта" или что-нибудь подобное. Массовому сознанию нужен некий цельный грозный символ, который можно использовать в своих целях как угодно. Фашизм отошел в далекое прошлое, делать фильм о нем уже неинтересно. Угроза смерти в любой момент будничной жизни, война, которая происходит незаметно прямо у тебя под боком, - это гораздо эффектнее и страшнее. К этому можно апеллировать более прямо, потому что если фашизм еще где-то победили хотя бы на государственном уровне, то от теракта не застрахован никто.

У нас уже есть несколько ярких высказываний на эту тему. Взять даже альманах "11 сентября", а в нем – новеллу Шона Пена, в котором падение башен-близнецов стало для одинокого старика единственной возможностью увидеть свет в своем окне. С этого парадокса начинаются попытки нестандартного подхода к терроризму. Был, например, фильм, где смертник должен взорвать рынок, но во время подготовки к самоубийству он влюблялся в дочь одного из торговцев, а сказать о бомбе никому не мог. То есть, вроде сопливая мелодрама о первой любви, а вроде и фильм о терроризме, потому что к парню бомба привязана и может рвануть в любой момент. Терроризм стал основой для драматургических экспериментов, и это тоже одна из попыток справиться со страхом.

"Четыре льва" представляет из себя "черную" комедию о нескольких приезжих пакистанцах, решивших "поиграть в джихад" в центре Лондона. Все взрываются, так неудобно сидеть в стороне, надо тоже достать пояс шахида и попасть в такой привлекательный мусульманский рай, который у неграмотных юношей больше похож на диснеевский мультик или на компьютерную игру.

Несколько лет назад у Жана Беккера вышел фильм "Страшные сады" о двух пожилых мужчинах, решивших поиграть в Сопротивление и взорвать склад фашистских боеприпасов. Как мы помним, остаток фильма они провели в яме и многое узнали как о себе и последствиях своего поступка, так и о тех, с кем они сражаются. Комедия постепенно перерастала в трагедию, потому что от игры в героизм мы переходили к героизму подлинному, строгому, не вызывающему хохота. Крис Моррис ни в один момент своего фильма не допустит, чтобы мы серьезно отнеслись к незадачливым шахидам. Наоборот, вся подготовка к взрывам превращается в фарс, в котором много разговорных шуток и гэгов, в том числе уже известных широкому зрителю. Например, когда два героя пытаются сбить из ручной ракетницы самолет, то держат ее задом наперед и стреляют в сторону союзников. Это, конечно, цитата из "Жизни как чудо" Кустурицы, а та сцена, в свою очередь, ссылалась на "Апокалипсис сегодня": что делать, мы живем в эпоху бесконечных заимствований и пародий! Задача "Четырех львов" состоит в преодолении ужаса, поэтому необходимо было выставить всех террористов в лице лондонских гастарбайтеров полными идиотами, которые даже взорваться как следует не могут, а только бесконечно препираются друг с другом и призывают "прислушаться к своему сердцу".

Публика хохочет, но публике и жутко. Одно дело – религиозный экстремизм, где возможна полемика с вождями или их устранение, где есть организация, которую можно "накрыть", есть финансирование, которое обрезается. Другое – отморозки, которые все равно взорвутся, потому что где-то слышали, что так положено. У нас подобную картину нарисовал Егор Кончаловский в "Антикиллере": в строгий, знакомый мир воров в законе врывается банда нового поколения, которое плевать хотело на блатные традиции и предпочитает палить во все, что движется. Смешно было смотреть на героя Сухорукова, но ужас от этой иррациональности быстро перекрывал естественные смешки над абсурдистским юмором. В "Четырех львах" смех тоже носит нездоровый характер, и сложно сказать, насколько силен здесь терапевтический эффект. Скорее, подсознание доработает образы из фильма в новых монстров, которые усилят страх перед молодыми дикарями. Особенно жуткая сцена в фильме такая: отец рассказывает сыну сказку про Симбу и Скара, переделанную в рассказ о джихаде Симбы, а потом вместе с женой и сыном они вместе радостно смеются над тем, какой славный подвиг задумал глава семьи и какая почетная награда его ждет. Выключить звук – и перед нами обычная сценка из счастливого буржуазного быта, включить – и волосы дыбом встают.

Обозреватель Сергей Сычев

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости