Каньонное время - 127 часов

Виртуозная экранизация реальной истории, случившейся с одним экстремалом в ущелье где-то в штате Юта, уже в ближайшее воскресенье может получить "Оскар"

Каньонное время - 127 часов

Москва. 22 февраля. INTERFAX.RU - Человек по имени Арон Ральстон, (неутомимый актер Джеймс Франко за полтора часа полностью реабилитируется в "намозоленных" глазах тех, кто почти принудительно знакомился с его обширным творческим потенциалом, задействованным во многочисленных проектах последних нескольких лет) отправившись однажды на прогулку в ущелье, не посчитал нужным рассказать о своих планах хоть кому-нибудь, ну, например, той же маме или сестре, сообщения которых на автоответчике он молча проигнорировал. Выскочил из дому навстречу занимательному опыту на природе. Сказать, что Арон свое получил сполна, не повернется язык даже у самых зловредных блюстителей правил ОБЖ.. В расщелине, с рукой, придавленной огромным булыжником, Арон просидел чуть больше пяти суток. И кино Дэнни Бойла вовсе не о реактивной работе американских служб спасения, как вы понимаете. Ральстон все это время цедил оставшиеся запасы воды и приноравливался заменить ее собственной мочой, пилил тупым китайским ножиком роковой камень, зажавший предплечье, собственно, само предплечье он тоже пилил, замерзал, бредил и пытался согреться пятнадцатью минутами солнца в сутки, что проникали в его западню. И все это записывал на камеру, взять которую с собой он не забыл.

"Пятидневку" Арона легко перевести в разумеющуюся метафору ежедневной внутренней борьбы каждого из нас, с самим собой, с обстоятельствами, непредвиденными или же вполне закономерными, вытекающими одно из другого и кажущимися настолько очевидными, насколько неизбежными. Тут на помощь режиссеру опять приходит индийский кудесник музыкального оформления А. Р. Рахман, отметившийся в предпоследнем фильме Бойла "Миллионер из трущоб", "Lovely Day" Билла Уизерса никогда еще не звучал так убедительно.

Но любой взгляд доброхота со стороны предложит вам как минимум три варианта спасительного сценария, как правило, их все можно отнести к условной категории "что бы случилось, если бы не случилось". Так что превентивные меры оставим на совести религиозных фанатиков и тех, кто никогда не выходит из дома. Это не метод Дэнни Бойла. Бойлу интересно нечто другое, и "расфасовывает" он это нечто по заранее приготовленным контейнерам. Вот сюда откладывает "решимость" и "волю", сюда – "отчаяние" и "безысходность", справа у нас "человечье", слева – "сверхчеловечье". Ему же ничего не стоит и в какой-то момент сгрести все в одну кучу, перемешать и раствориться где-нибудь в лазоревых безутешных небесах, ну, примерно, как нам кажется иногда всемогущий боженька с нами поступает.

И тут включается в игру какая-то индивидуальная интуитивная схема, существующая не только на единственном толчковом вопросе вовлеченности в происходящее. Бойл не спрашивает "а вы ноктюрн сыграть смогли бы..?". Его ответ от безымянного собирательного зрителя ну никак не интересует, так не могут кролик или лягушка интересовать ученого, потому что в лаборатории Бойла разговаривать с животными не принято. И мы видим уникальный эксперимент, рожденный на основе "адаптированного сценария". В этой номинации "127 часов", кстати говоря, тоже участвует. Только вот кто и что адаптирует так сразу и не очень понятно: то ли Бойл – жизнь, то ли жизнь Бойла, то ли это просто история "кролика" Арона, герметичный жизненный опыт которого вряд ли когда-нибудь покинет "пробирку" одной отдельно взятой личности. А, значит, вряд ли может быть полезен остальной колонии кроликов и лягушек, с разной скоростью стремящихся в свою личную, персональную расщелину.

Обозреватель Полина Грибовская

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи