Латышский отец русской попсы привез в Москву джаз

В Москве после длительного перерыва состоятся концерты всемирно известного композитора и пианиста Раймонда Паулса

Москва. 26 Февраля. INTERFAX.RU - Двадцать шестого и двадцать седьмого февраля в Москве после длительного перерыва состоятся концерты всемирно известного латвийского композитора и пианиста Раймонда Паулса. В этот раз маэстро прибыл в Москву не как автор самых знаменитых песенных шлягеров XX в., а как один из лучших современных джазовых пианистов и как пропагандист культового для народов Прибалтики искусства хорового исполнительства.

Восемь лет спустя

Маэстро приехал не один: вместе с ним в Москву прибыли знаменитый латвийский камерный хор Kamer (дирижер - Марис Сирмайс) и не менее знаменитые 29-летний певец и тромбонист Интарс Бусулис (его называют "ярчайшим открытием последних лет" в джазовой музыке Латвии), известнейший рижский джазмен Марис Бриежкалис, ударник и контрабасист Тойво Унт (один из ведущих джазменов Эстонии, организатор престижных международных джазовых фестивалей и конкурсов и, что тоже немаловажно, личный друг Паулса).

В программе нынешних московских концертов - хоровая музыка балтийских композиторов, аранжированные маэстро произведения классической и популярной музыки, а также джазовые композиции. Предлагаемая московской публике программа имеет официальное название: "Раймонд Паулс и звезды мирового джаза".

Паулса не было в Москве, во всяком случае, на московской сцене - более восьми лет, а потому известие о предстоящих концертах привело столичную публику в состояние ажиотажа. С одной стороны, ту ее часть, что больше всех на свете любит Аллу Пугачеву (а у примадонны российской эстрады и сегодня поклонников не меньше, чем в годы ее легендарного сотрудничества с Паулсом), а также и ту, что любит именно музыку Паулса. Последние отдают себе отчет, что этот вроде бы неулыбчивый, застенчивый человек сыграл роль мощного локомотива не только в суперзвездной карьере "женщины, которая поет", не только вывел в первые ряды советской эстрады Валерия Леонтьева и Лайму Вайкуле. Он сделал для нашей эстрады, как однажды заметил один из критиков, "нечто подобное сотворенному с Россией Петром Великим, а именно привил нашим шоу-звездам чувство самодостаточности и вкуса, научил самоуважению и умению уважать других и, наконец, сделал нашу эстраду впервые известной за границами нашего тогдашнего советского государства".

Он сделал даже больше: научил наших шоу-звезд и шоуменов понимать, что такое песня, написанная на настоящие стихи (благо в содружество Паулс-Пугачева влился вскоре третий великолепный элемент - поэт Илья Резник). Нужно напомнить, что делал это все Раймонд Вольдемарович не как некто, пришедший нас учить из зарубежья, он ведь тогда - в условиях СССР - и зарубежным-то не был, а был своим, как те же Пугачева и Резник. И созданные этим триумвиратом песни или музыкальные мини-спектакли не просто имели сумасшедший успех у публики, но оказали беспрецедентное влияние на всю советскую поп-музыку. С середины 70-х и почти до конца 80-х гг. прошлого теперь уже века не было в стране человека, хоть чуть-чуть интересовавшегося современной музыкой, который бы не знал гениальных паулсовских мелодий пугачевского репертуара: "Маэстро", "Старинные часы", "Без меня", "Миллион алых роз", и далее уже из Вайкуле - "Вернисаж", и далее уже из Леонтьева - "Полюбите пианиста".

"Много дешевой халтуры"

Справедливости ради надо сказать, что первую известность принесли Паулсу песни и музыка, созданные еще в "допугачевский" период. Уставший от милых, но уж слишком примитивно-куплетных песенок советских "композиторов-классиков" советский слушатель не мог не оценить красоты свободно льющихся паулсовских мелодий ("Синий лен", "Листья желтые"), его особой целиком, забирающей человека в плен ритмики ("Подберу музыку", "Танец на барабане"). Вслед за хитами-песнями "в народ" пошли мелодии из огромного количества кинофильмов, музыку к которым написал Паулс. К этому всему прибавились вскоре мелодии из мюзиклов "Сестра Кэрри" и "Шерлок Холмс".

Да, эстрадные завсегдатаи, как и поклонники музыкальной классики, Паулса к началу его всенародного триумфа уже знали. А вот сам этот триумф, в буквальном смысле слова "всенародная известность", пришел с теми знаменитыми концертами "Раймонд Паулс и его друзья" (читайте - "Паулс - Пугачева" и далее по списку), которые полностью транслировались в прямом эфире союзных телеканалов, а потом повторялись неоднократно. Именно тогда вошло в моду, когда на подобных концертах какая-нибудь суперзвезда поворачивала свой микрофон в зал и публика, к примеру, Кремлевского дворца съездов или Концертной студии "Останкино", послушно и точно выпевала отнюдь не простенькие, но безумно красивые мелодии Раймонда Паулса. И для самого композитора это была, безусловно, "золотая" эпоха.

Такое беспредельно счастливое сотворчество, конечно же, не может длиться вечно, да и политические коллизии истории тому не способствовали. Нет, звездная карьера ни у кого из наших героев не оборвалась. У Раймонда Вольдемаровича она даже обогатилась восхождением по чиновничье-политической лестнице. Он был избран депутатом латвийского сейма, в течение пяти лет проработал министром культуры Латвии, баллотировался даже в родной республике в президенты. Он создал много новой прекрасной музыки. Его стараниями появилось на небосклоне современной культуры на общем пространстве бывшего СССР такое прекрасное явление, как знаменитые песенные фестивали молодых исполнителей в Юрмале.

Не надо забывать и о том, что Раймонд Паулс и его "соратники по золотой эпохе" оказали огромное влияние на развитие эстрадной музыки и в России, и в Латвии, да и далеко за ее пределами.

Времена, однако, меняются, одни влияния заменяются другими. И совсем не случайно в одном из недавних интервью, когда Паулса спросили, почему во время трансляции юрмальских фестивалей он всегда задумчивый и печальный, он ответил: "Наверное, случайно вы увидели меня, когда у меня было такое лицо. Но я не грустил. Наоборот, я с удовольствием слушаю молодых исполнителей. Грустным становлюсь, когда слушаю так называемых звезд. Почему? Да потому, что мне не нравится то, что происходит сегодня на эстраде - с фонограммами, как их используют. Я люблю живое исполнение. А сегодня рядом с талантливыми исполнителями на сцене очень много дешевой халтуры. У меня лично такая халтура не вызывает никаких других эмоций, кроме отрицательных. Думаю, что и публике это уже надоело".

- Это вы про латышскую или про нашу эстраду? - спросили его.

- Про обе. Везде все одинаково - ответил маэстро.

Обозреватель Нина Коваленко

/Интерфакс/

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи