Канны: как Триер нарывался на скандал

Изгнание из Канн за слова о Гитлере вряд ли сильно огорчило Ларса фон Триера – уж слишком очевидно тот шел к подобной скандальной разборке

Канны: как Триер нарывался на скандал
Фото: Reuters

Канны. 20 мая. INTERFAX.RU - Так уж повелось давно: приехал Триер – жди беды. То объявит, что Америку давно стереть с лица земли, то напугает до смерти своим "Антихристом", то теперь вот заговорился совсем – объявил себя нацистом, а евреев – колючкой в заднице. Фестивальный конклав, выслушав сначала извинения Триера, все же присудил ему статус персоны нон-грата. Тот вроде даже не сильно расстроился и убыл в северном направлении. Наконец-то к концу дождались битья посуды, а то нынешний фестиваль задержался в своем благостном человеколюбии.

Впрочем, если рассудить трезво, то никому от этого скандала хуже не стало. Организаторам любого фестиваля, даже такого респектабельного, как Каннский, всякий скандал на руку – взоры всего мира каждый год в мае обращены к Круазетт не только из-за повышенного содержания здесь художественной составляющей. Это, как-никак, одно из главных светских мировых событий, а если есть свет, рядом непременно должна быть и тьма. Тем более что осудить зарвавшегося датчанина – прекрасный способ заявить о своей политической и гуманистической благонадежности.

Втихаря радуются прокатчики – интерес к "Меланхолии" среди понимающих толк в кино зрителей (а другие на "Меланхолию и так бы не пошли) теперь возрастет. Аргентинцы, правда, уже купившие картину, по-детски погорячились и расторгли сделку. Остальные не спешат.

Что до самого виновника скандала, то он так откровенно на него нарывался, что наверняка расстроился бы, поступи руководство как-то иначе. На той злосчастной пресс-конференции Триер был взвинчен, нервозен, не к месту смеялся и возбужденно нес первостатейную околесицу – скажем, про грядущий порнофильм с участием Удо Кира. Ну и потом про Гитлера и евреев. Похоже, ему очень хотелось только двух вещей, на выбор: либо уехать с "Золотой пальмовой ветвью", либо отчаянно поскандалить. Вероятно, он хорошо понимал, что "пальма" ему не светит, значит, можно оттянуться на скандале.

Но, конечно, невероятно жаль, что фильмов Триера мы в Каннах больше не увидим – его можно любить или не любить, принимать или не принимать, но сумрачный юмор, оголтелая художественная смелость и волшебное умение выводить минутное страдание на космические высоты несут абсолютную художественную правду. В "Меланхолии", в самом начале фильма, есть сцена, в которой свадебный лимузин, везущий молодоженов, стопорится на узкой горной дороге, не может вписать в поворот. Этот лимузин красив и нелеп, как сам Триер.

Триер улетел, но Канны остались. Прибыл располневший и внешне остепенившийся Педро Альмодовар с фильмом "Кожа, в которой я живу", фильмом, в котором рассказывается история Пигмалиона от медицины, сильно поплатившемся за свои эксперименты. Тут, разумеется, и транссексуалы, и разлученные братья, и тайные дети. И, как это может быть только у Альмодовара, рассказы о самых невероятных извращениях из его уст несутся чистой песней о главенстве любви в мире. Приехавший с Альмодоваром Антонио Бандерас (наконец-то опять заговоривший с экрана по-испански), вообще не отличающийся степенностью, решил порезвиться от души и устроил маленькую клоунаду – взобрался на тумбу, у которой позировал фотографам, и стал принимать дурашливые позы. Выглядело глупо, но забавно.

Жюри досматривает последние фильмы, красавицы украшают собою последние премьеры… Самым ярким украшением последних дней стала Ева Херцигова в умопомрачительных шортиках, белом кружевном топе и красных туфлях. Журналисты строят последние прогнозы. Триер, разумеется, выбыл из числа фаворитов – Де Ниро не из тех президентов жюри, кто готов идти поперек каннских фестивальных властей. Всех устроит, если главную награду получит Терренс Малик за "Древо жизни" - для него это станет чем-то вроде почетной "пальмы" за верность выбранной 40 лет назад теме и героической попытке за два часа рассказать миру "о природе вещей". Церемония награждения пройдет в воскресенье вечером, но кому уйдут награды, станет примерно понятно в воскресенье днем. В Каннах принято приезжать на два, максимум – на три дня. Приехал, представил фильм – и уезжаешь. Если понадобится – вызовут. Поэтому последний торжественный проход по красной лестнице – на церемонию закрытия – обычно очерчивает круг лауреатов. Раз пришел – значит, вызвали. Раз вызвали – значит, что-то получишь.

А сегодня и завтра в Каннах – русские дни. Сегодня в "Особом взгляде" - "Охотник" Бакура Бакурадзе, завтра эту программу торжественно закрывает "Елена" Андрея Звягинцева – спокойная несуетливая констатация нашего, национального, родного конца света и наступления нового света, в котором свои правила диктует победивший хам.

Обозреватель Екатерина Барабаш

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи