"Этот вирус – фигня"

Содерберг привлек в "Заражение" маститых актеров, использовал все фирменные наработки собственного производства, а потом, тщательно вымыв руки "антибактериальным" мылом, показал зрителю увесистый кукиш

Москва. 19 октября. INTERFAX.RU – Хорошо, что Стивен Содерберг не бог, не врач, не твой родственник, а режиссер. Выдавший однажды "Секс, ложь и видео", годы спустя подаривший поклонникам бойкого жанра "друзей Оушена", снявший лирическое портфолио для ныне уже бывшей порноактрисы Саши Грей, Содерберг разразился нудной тирадой в адрес человечества и микроорганизмов, которые однажды вполне могли бы смешать все царства и подвиды, заплести в тугую косичку цепочку эволюции и закончить жизнь на земле "биг бада-бумом". Но, неудивительно, что самому режиссеру это вряд ли было бы интересно, апокалиптический исход сам по себе для художника-атеиста был бы странным союзником в выстраивании сюжета. Содерберг союзников и не ищет, ему они просто не нужны.

"Заражение" начинается и заканчивается тем, что у остальных стало бы жирной начинкой, густо размазанной по внутренней поверхности пирога без названия. Такое блюдо нам подают почти с тех пор, как вирусологию выделили в отдельную ветвь науки. Чего, как и почему знает каждый, кто хоть раз глянул современную рекламу. В головах у людей по воле вечно разомкнутого телевизионного ока кишит несметное число имен и названий понятий и явлений, от присутствия которых в сознании человека века, скажем, позапрошлого случилась бы нервная болезнь. Но мы охотно миримся и так же охотно боремся с миллиардными врагами, которых нам активно навязывают массовые медиа и прочие ускорители прогресса.

Содерберг не вдается в микробиологические подробности, "свой" вирус он тупо выводит из условно-загадочной встречи некоей гипотетической свиньи и такой же гипотетической летучей мыши. Ну, чем мы там все друг с другом связаны, не близкими же контактами третьей степени, а всего лишь экскрементами да регулярными рейсами из Гонконга в Миннеаполис.

Его герои, даже самые заслуженные из заслуженных, Гвинет Пэлтроу занимает минут 10 экранного времени, Кейт Уинслет принимала в съемках "Заражения" всего 10 дней, четко и безупречно выполняют свои статично-статистические роли. Мэтта Дэймона чуть побольше в кадре, но и то, потому что у него дочь выжила, и еще, кажется, потому что он играет честного парня, которому за посмертно признанную гулящей жену немножко воздается, - он устраивает выпускной бал для дочери во время бушующей чумы прямо в собственной гостиной. Марион Котийяр прекрасно себя чувствует, оказавшись в заложниках у целой деревни родственников и друзей своего гонконгского коллеги, Лоуренс Фишберн тоже не слишком напрягается, делая доброе, а в масштабах вечности, конечно же, довольно бессмысленное дело. Но Содерберга не интересуют ни человеческие чувства, ни сиюминутные мотивации, ни стихийные и массовые реакции, ни уж, тем более, законсервированность и закрытость многообразных представителей властей всех могущественных держав мира, потому что помноженные на всеобщую растерянность, эти факторы, по большому счету для автора "Заражения" ничего не значат. Соплям он не верит, но и не размазывает их, высунув язык под микроскопом. Для Стивена Содреберга эмоции вообще как те "святые дрова", которыми в смурные времена воинствующие толпы отогревали жилища "людей будущего", будущего, в котором, как тогда не слишком вникали, не будет места ни научному коммунизму, ни научному атеизму, а про научный анархизм будут снимать вот такое вот скучное кино про то, как летучая мышка неудачно покакала, и всех нас ждет нервный карантин.

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи
Конференции