Эдгару по…

Новая картина Фрэнсиса Копполы, снятая целиком на собственные деньги, после показа получила самые разные оценки среди критиков. Но разве мэтра неоднозначная реакция когда-нибудь останавливала?

Москва. 25 апреля. INTERFAX.RU - Фрэнсис Форд Коппола выпускает в мир уже третью свою картину, созданную не в рамках студийного бюджета. "Между", с подачи автора, включают в условную трилогию, начавшуюся фильмом "Молодость без молодости" и продолжившуюся "Тетро". Все это, конечно же, маленькие условности в большом мире Копполы. "The truth is out there" – это сейчас как раз про него. А про последний фильм, представленный в Москве самим режиссером сказать особо нечего.

Про историю создания имеется повсеместно распространенная самим автором подводка про то, что идею к картине он увидел проснувшись однажды в Стамбуле, что, мол, все образы в "Между" были взяты из воспоминаний о сне. Но это бог бы с ним. Главный же трюк заключается в том, что сказать о фильме совершенно нечего. Слоеный сюжет плетется через произведение своим кривым путем, делая короткие остановки на грустные макабрические шуточки, эпизоды, где зачем-то нужно надевать 3D очки, и невольно считать, сколько бутылок бурбона появляется и исчезает в руках актера Вэла Килмера. Ответ дается буквально в первые 15 минут - бурбон тут меряют не бутылками, а ящиками.

В общем-то, для описания эффекта "Между" приходится грубо повторяться, новый фильм Копполы – личное высказывание, напрочь отрицающее пространство интимности. К зрителю тут обращений настолько мало, что становится неудобно, грустно и тошно одновременно. Дорогой Фрэнсис Форд, послав куда подальше мэйджорно-студийные требования и ограничения, по тому же адресу высылает зрителю его же "письма-ожидания". Адресат выбыл, почтовая служба возвращает корреспонденцию.

И если сюжет и действие расходятся по углам не сразу, то визуальный ряд, прикрываясь триллер-готической эстетикой, потряхивать человека в кресле начинает буквально с первых минут. Трактовать "Между" просто нет никаких сил и возможностей, и это притом, что находящийся во всех смыслах "за гранью добра и зла" материал щедро снабжен всяким детализированным функционалом, который мог бы отвлечь придавленное внимание: тут и цитаты, литературные и кинематографические, и юмор, и пародия, кажется, даже немного сатиры, в эпизоде с часами и переводом времени зал, и правда, не сговариваясь, крякает. Но дружное "покрякиваниие" вряд ли заменит то, зачем интуитивно тянутся люди в зрительные залы. Ну да, есть очень правильно "жуткая" в любимой всеми поклонниками готических красот палитре Эль Фаннинг в роли главной девочки и главного призрака, есть "шкафоподобный" Вэл Килмер, одну улыбку которого, можно даже "без кота", запросто печатать на этикетках к бутылкам, от одного его взгляда хочется и зашвырнуть стакан со льдом о стену, и тягостно и вдумчиво надраться; есть еще абсолютно демонический Брюс Дерн, которому стетсоновская шляпа придает сходство с не внесенным ни в один каталог грибом. Но все это "нарастает" как будто само на себя. А авторский замысел остается где-то "между", потому что Коппола никому ничего не должен, это, в общем, и повторять-то особенно часто не надо. Пересматривать фильмографию, перечитывать главы из Питера Бискенда, ностальгировать по "золотому" прошлому никто пока не запрещает. Но "перекапывать" и "расчленять" сумеречную ленту все-таки как-то негуманно, потому что "Между" – надрывная и страшная картина, которую, пользуясь общепринятым выражением, очень бы хотелось "развидеть".

Обозреватель Полина Грибовская

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи