Вся жизнь - тюрьма

Ветераны итальянского кино Паоло и Витторио Тавиани в своей новой работе "Цезарь должен умереть" наглядно показали, что в этом виде искусства еще не все придумано, и развитие киноязыка, так же как и кинодраматургия, зависят лишь от воображения создателей

Вся жизнь - тюрьма

Москва. 23 августа. INTERFAX.RU - В римской тюрьме Ребиббия театральный режиссер Фабио Кавалли ставит с заключенными пьесу Шекспира "Юлий Цезарь". Новоиспеченные актеры, пытаясь понять свои роли и вжиться в них, проецируют текст шекспировской трагедии на свои собственные истории, добиваясь тем самым неожиданных результатов.

"Цезарь должен умереть" - это полудокументальный фильм ветеранов итальянского кинематографа братьев Тавиани, получивший на последнем Берлинском международном кинофестивале главный приз - "Золотого медведя" за лучший фильм. И пускай многие тогда были удивлены выбором жюри, которое возглавлял английский режиссер Майк Ли, невозможно было не признать, что восьмидесятилетние мастера сняли фильм куда более современный, чем их молодые коллеги по конкурсу, причисляемые к актуальным киноволнам.

Например, Тавиани решили, что тюремная театральная студия будет на ремонте и репетиции перенесут в общественные помещения, такие как двор тюрьмы, и в камеры заключенных. И вот мы уже видим абсолютно другие стороны трагедии Шекспира. Или, скажем, решение снимать в реальной тюрьме Ребиббия, где отбывают особенно длинные сроки, а ее обитателей задействовать в большинстве ролей. Это ведь придает картине абсолютно другое измерение и ее документальность воспринимается не только как необычный элемент атмосферы фильма, она добавляет классическому тексту новые грани, дает возможность по-другому взглянуть на вопросы, поднимаемые первоисточником.

Почти все роли в "Цезаре" сыграны непрофессионалами, многие из которых отбывают реальный срок в тюрьме. И именно эта находка делает работу Тавиани особенной. К примеру, все участники театральной лаборатории часто говорят на языке, который они используют в обычной тюремной жизни и часто это даже не итальянский язык, а диалекты областей, из которых заключенные родом. Ну или точнее не диалекты, а манера говорить и может быть особенные слова, присущие их региону. Международный зритель к сожалению не сможет уловить эту деталь даже если будет смотреть фильм с субтитрами. Но это отсутствие международности, универсальности все-таки нельзя назвать минусом картины, а, скорее, наоборот - братья Тавиани не сознательно использовали этот прием, это неотъемлемая часть документальности данного игрового произведения.

Еще один результат переплетения реальности и искусства - дальнейшая судьба некоторых участников этой драмы. Кто-то из них, после соприкосновения с театром и кино написал биографическую книгу, кто-то всерьез занялся актерской карьерой. Другими словами комбинация, которую нашли театральный режиссер Кавалли, уже ставивший в Ребиббии классические трагедии, и Паоло и Витторио Тавиани наглядно позволяет художественному произведению менять жизни людей. Жизни, которые как и сама картина в большинстве своем черно-белые. Но, если верить, что финал всегда может оказаться цветным, то так и произойдет.

Обозреватель Артем Ушан

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи