Кирилл Серебренников: "Нет большего зла, чем доброе кино"

Фильмом Кирилла Серебренникова "Измена" открывается 69-й Венецианский кинофестиваль. Новая лента -о том, как далеко может завести ревность. О том, что всякая измена – это ад, который всегда с тобой

Кирилл Серебренников: "Нет большего зла, чем доброе кино"
Кадр из фильма Кирилла Серебренникова "Измена"

Москва. 29 августа. INTERFAX.RU - Кирилл Серебренников приедет на остров Лидо, где проходит смотр, всего на полдня – представить фильм. Потом он вернется в Берлин, где ставит спектакль в "Комише опер". Новая лента Серебренникова – ровно о том, что мы видим в названии фильма. Главные роли в "Измене" сыграли зарубежные актеры – немка Франциска Петри и македонец Деян Лилич. Во второстепенных – Андрей Щенников, Альбина Джанабаева (солистка группы ВИАгра) и Гуна Зариня.

- Кирилл, сразу предваряю множественные претензии: в России не нашлось хороших актеров на главные роли?

- Я, честно сказать, не делю актеров на зарубежных и незарубежных – есть актер, который подходит на определенную роль, а есть актер, который не подходит. Вот и все. "Измена" ведь не специфически русская картина. В предыдущем моем фильме – "Юрьев день" - была как раз обратная история - я хотел снимать в главной роли Изабель Аджани. Дал ей сценарий, она прочитала. А потом говорит: "Кирилл, ну объясните, почему я, француженка должна играть женщину из России?" Я не сумел ей ничего объяснить и понял, что она права. Потом эту роль сыграла Ксения Раппопорт. Во французском кино вообще много див, выдающихся и великих актрис – Аджани, Жанна Моро, Изабель Юппер, Фанни Ардан и другие. В России сейчас таких нет.

- В фильме нет никаких указаний на то, в какой стране происходит действие. Мы догадываемся, что это Россия, но по каким-то совсем косвенным признакам. Зачем вам такая универсальность?

- Такая история могла произойти где угодно. Я бы сказал, она наднациональная. У нас и в работе с актерами не было проблем или противоречий.

- А разве процессу создания художественного произведения не мешает языковой барьер? Ведь актер и режиссер должны понимать друг друга с полуслова…

- Языкового барьера никакого не существовало – все ведь свободно говорят по-английски. Переводчик с немецкого, конечно, был, но к его услугам мы прибегали крайне редко. И, конечно, очень важное значение имел дубляж. В наше время найти актеров дубляжа с неузнаваемыми голосами практически невозможно, и то, что мы нашли Марину Салопченко, которая озвучила – точнее, даже сыграла заново героиню Франциски Петри, – это великое счастье. Она сделала громадную, потрясающую работу. Кстати, ее голос очень похож на голос Франциски Петри. Ну а Миша Трухин оказался гением просто озвучания. Хотя это не просто озвучание. Это мощная актерская работа и высокий профессионализм.

- Зато теперь ваш фильм может стать достойным ответом тем, кто утверждает, будто бы международные фестивали требуют от российского кино чернухи и берут только фильмы, где Россия выглядит непривлекательно. У вас-то вообще нет указания на страну.

- На Западе вообще не мыслят такими категориями, они и слова-то такого – "чернуха" - не знают. Если бы вы задали подобный вопрос кому-то в Европе, вас бы вообще не поняли. Вы о чем вообще, спросили бы там. Ну история. Ну да, вот такая - грустная,мрачная. Но мало ли таких историй вокруг нас и в искусстве. У нас же очень наивное, почти первобытное отношение к культуре. Как в древние времена люди верили, что, если на стене пещеры нарисован бизон, то это и есть бизон, так и у нас думают. Это наша, российская особенность. Считается почему-то, что если режиссер снимает что-то социально-критического направления, что-то не вполне веселое, то он подлец и русофоб. А если патриот, то он должен снимать исключительно лакировочное фальшивое кино. Это любят у нас называть добрым кино. Нет большего зла, чем доброе кино.

- Скажите, появление в каждом вашем фильме мерзкого персонажа в лице сотрудника правоохранительных органов – это что-то личное? В "Изображая жертву" он происносит длиннейший монолог из одних матерных слов, в "Юрьевом дне" такой герой – олицетворение российской нечистоплотности, в "Измене" - жуткая бесполая тетка в униформе…

- Да, вы считаете, что они у меня везде противные? в "Жертве" - он носитель культового текста, вы сами вспомнили про монолог...В "Юрьевом дне" Сергей Сосновский наделил своего героя многими привлекательными качествами...И в "Измене" - разве Гуна Зариня отвратительная? Если есть актриса, которая может сыграть все, так это Гуна. Помимо того, что она великолепная актриса, она вообще очень чуткий человек. Посмотрите, какую палитру чувств она являет за тот короткий отрезок, что ей дан в фильме, – от бесполого существа, которое вершит судьбы, до обиженной женщины.

- Да, сцена похорон "изменщиков" вообще из разряда черной комедии. Особенно вид главной героини, жены погибшего, которая приходит на похороны в прозрачной блузке, как на свидание. Мне даже показалось, что она сейчас со всей страстью бросится на покойника. Вы довольны тем, что вам фильм стоит первым в конкурсном расписании? Или лучше все же показаться в самом конце – свежее будут впечатления?

- Я в этом ничего не понимаю. Да и вообще – я ненавижу фестивали, это мука для меня – ехать, выходить на сцену, что-то говорить. Я считаю, сам факт того, что мы попали в Венецианский конкурс, - уже неплохо. Представляете, если нас отобрали из 270, кажется, фильмов, при этом конкурс в этом году – один из самых сильных за многие годы. А все остальное – игры, какие-то расклады. В начале, в конце – какая разница. На этих людей - на отборщиков - никак нельзя повлиять, никакими интригами, никакими уговорами. Там сейчас совершенно новые люди, их никто не знает. Они посмотрели кино. Им понравилось, они его взяли – вот и все.

Обозреватель Екатерина Барабаш

FacebookВ КонтактеTwitterGoogle PlusОдноклассникиWhatsAppViberTelegramE-Mail
Культура
Недвижимость
Последние новости
Главная
В России В мире Экономика Спорт Культура Москва
Все новости Все сюжеты Все фотогалереи